Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Гайанский литературный гигант сэр Уилсон Харрис оставил после себя «грамотное воображение»

Литературный стенд Тринидада и Тобаго на фестивале «Карифеста XI», состоявшейся в Суринаме, на котором горделиво выставлены работы гайанца Уилсона Харриса. Его «Карнавальная трилогия» — вторая справа. Фото Джорджии Поплевелл, CC BY-NC-SA 2.0.

[Ссылки ведут на англоязычные ресурсы, если не указано иное]

Сэр Уилсон Харрис [ру], писатель-новатор из Гайаныназывавший свои работы «квантовой фантастикой», скончался 8 марта 2018 года в своём доме в Англии в возрасте 96 лет.

Его пионерский голос вкупе с увлечённым умом и мастерским понимаем языка были широко признаны в английской литературе. Харрис начинал как землемер в Гайане. По работе он должен был путешествовать по всей стране с её потрясающим внутренним миром, где он вырос рядом с коренными народами, которые там жили. Знания, которыми они поделились с ним, и величественный фон тропических лесов Амазонки попадут на страницы многих его романов. Он объяснял: «Я хочу создать такое сообщество, которое бы обладало грамотным воображением, которое смогло бы устранить поляризацию и фанатизм, мучающие нас».

В середине 1940-х годов поэзия Харриса начала публиковаться — наряду с произведениями других выдающихся поэтов, таких как Мартин Картер — в «Kyk-Over-Al», одном из важнейших изданий региона послевоенной эпохи. Харрис вскоре распространил свои метафорические умения и на другие литературные жанры, начав писать эссе и романы.

Пожалуй, одно из самых известных произведений Харриса — «Гвианский квартет» — туда вошли «Дворец павлина» (1960), «Долгие странствия Удина» (1961), «Все доспехи» (1962) и «Потайная лестница» (1963) — знаковая постколониальная работа, которая экспериментирует с мифологией, временем и пространством.

Он также написал «Карнавальную трилогию», включившую в себя романы «Карнавал» (1985), «Бесконечное повторение» (1987), и «Четыре отмели реки пространства» (1990). Это своеобразная карнавальная переработка творения «Рая» Данте, гётевского «Фауста» и «Одиссеи» Гомера, что вполне соответствует мятежному началу карнавала, который имитировал колониальные традиции, давая им своё отражение.

В 1993 году Харрис опубликовал роман «Воскресение на холме горя», рассказывающий о надзоре, осуществляемом психиатрическими больницами за их пациентами, который автор умело сопоставляет с безумием реальной жизни. По пятам этого романа появился «Джонстаун» (1996), посвящённый массовому самоубийству и убийству [ру] последователей лидера культа Джима Джонса. Такие темы можно интерпретировать как пульсирующие эффекты колониализма — Харрис никогда не прекращал исследование современных структур, которые продолжали навязывать сходные типы контроля. Последним романом Харриса стал «Призрак памяти», который был опубликован в 2006 году.

Когда стало известно о его кончине, социальные сети разразились выражением признательности: библиофилы благодарили Харриса за путь в мир воображения.

Сегодня Карибы потеряли икону…

Покойся с миром, сэр Уилсон Харрис (24 марта 1921 года — 8 марта 2018 года). Невероятная потеря. Если вы не знакомы с его работами, пожалуйста, восполните этот пробел. Его эссе — особый восторг. Начните с них, а затем познакомьтесь с его романами.

Моя любимая книга — «Дворец павлина». Я до сих пор храню её в издании 1982 года, которое использовала для школьных экзаменов. Покойтесь с миром, Сэр

Многие отметили, что, несмотря на то, что его книги могут быть «трудными», они заслуживают внимания:

«Трудный» часто обозначает радикальный разрыв с синтаксисом и грамматикой ориентированного на рынок, неоколониального повествования.

Сэр Уилсон Харрис — сложный писатель, но как только вы его уловили, Эврика — гений! Покойся с миром

В Facebook Аннан Будрам назвал Харриса «гигантом», отметив:

[…] As a teenager I struggled to understand his writings because they were so nuanced, so layered, so connotative, so associative and so symbolic.

[…] В подростковом возрасте мне было очень сложно понять его произведения, ведь они имели столько нюансов, они были настолько многослойны, условны, ассоциативны и так символичны.

Одна пользовательница Facebook назвала Харриса «экстраординарным, неповторимым провидцем», барбадоска Аннали Дэвис отметила, что «Карибский бассейн и Великобритания потеряли одного из своих лучших писателей», а молодой гайанский писатель Рюэль Джонсон, хотя «никогда не верил в легенду работ Харриса», «неохотно признал, что легенда не была необоснованной».

Между тем, Херардо Мануэль Поланко поделился:

I will forever be indebted to Wilson Harris. I owe my academic career to him. He was the cornerstone, the foundation of my Graduate thesis. I used his ideas, essays, and novels in every other paragraph I wrote. The indigenous people of the Caribbean, the landscape, alternative modes of worship like Voodoo, and native myth were revived and given new meaning because of him. He changed the way Caribbean literature is written and read. Rest in power, Sir Harris, an entire region will forever mourn and celebrate you.

Я всегда буду в долгу перед Уилсоном Харрисом. Я обязан ему своей академической карьерой. Он был краеугольным камнем, основой моей дипломной работы. Я использовал его идеи, эссе и романы в каждом втором абзаце, который я написал. Благодаря ему возрождались и обретали новый смысл коренные народы Карибского бассейна, ландшафт, альтернативные способы культа, такие как вуду, и местные легенды. Он изменил способ написания и чтения карибской литературы. Отдыхай, сэр Харрис, весь регион будет вечно оплакивать и прославлять тебя.

Тем не менее, некоторые утверждали, что Харрис не был оценен по достоинству на Карибах. В 2014 году в Twitter началась дискуссия о том, кто должен стать лауреатом Нобелевской премии по литературе в том году, и один фанат предположил, что им должен стать «провидец» Харрис, особенно потому, что «ему уже много лет и нельзя получить Нобелевскую премию посмертно». Но несмотря на то, что Харрис стал обладателем многих наград за всю свою жизнь, в том числе дважды Гайанской литературной премии, а также в 2010 году получил звание рыцаря — Нобелевским лауреатом он не стал.

В публичном обсуждении в Facebook тринидадский писатель и библиотекарь Дебби Джейкоб размышляет:

He never received the recognition he deserved. I loved his work and his theory of fossil memories.

Он никогда не получал признания, которого он заслуживал. Я любил его работы и его теорию об окаменелых воспоминаниях.

Микелена Адамс добавила:

Way ahead of his time. He made my students quake but I insisted on including palace in my Caribbean Prose course

Он намного опережал своё время. Он заставлял моих учеников дрожать, но я настаивала на том, чтобы включать дворец [прим.переводчика: имеется ввиду роман Харриса «Дворец павлина»] в свой курс карибской прозы

Пользователь Facebook Фрэнк Энтони благодарен Харрису за «огромный вклад в гайанскую литературу», а Луи Чуде-Сокеи из Соединённых Штатов написал:

Very few thinkers have had an influence on me as great as his. He is one of the most innovative and radical writers and thinkers (in his style and in his approach to politics) of the last two centuries. The very idea that in all oppositions and differences we can find a ‘half blind groping’ towards new modes of community or being or art that can devour and reinvent those oppositions and differences…that's where everything I do started to make sense.

RIP, Sir Wilson. Thanks for the incredible and exhausting novels (though clearly all of them were mere iterations of one long densely poetic vision). […]

Очень немногие мыслители оказали на меня такое сильное влияние, как он. Он — один из самых инновационных и радикальных писателей и мыслителей (в своем стиле и в своем подходе к политике) последних двух столетий. Сама мысль о том, что во всех противоположностях и различиях мы можем найти «вслепую, на ощупь» новые способы объединения, или бытия, или искусства, которые могут поглощать и изобретать эти противоположности и различия,…вот где всё, что я делаю, стало иметь смысл.

Покойтесь с миром, сэр Уилсон. Спасибо за невероятные и исчерпывающие романы (хотя, очевидно, все они были просто итерациями одного длинного, невероятно поэтичного видения). […]

Харрис, однажды сказавший, что «только диалог с прошлым может произвести уникальность», оставил после себя немало работ, которые, без сомнения, передадутся в качестве наследия молодым писателям, часть из которых высказались в связи с его смертью.

По словам пользователя Facebook Субрай Акаш Сингха:

Saddened to hear of the passing of one of the greatest Caribbean writers who ever lived… ‘Palace of the Peacock’ changed my life because it changed my mind about what a novel could be. Harris has died, but his oeuvre will certainly live on forever.

Грустно слышать о кончине одного из величайших карибских писателей, которые когда-либо жили…«Дворец павлина» изменил мою жизнь, потому что изменил моё представление о романе. Харрис умер, но его творчество, несомненно, будет жить вечно.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо