Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Исламский ученый пытается связать Израиль и Индонезию с помощью иврита

Обложка иврито-индонезийского словаря. Предоставлено Сапри Сейлом, используется с разрешения.

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иное].

Может ли еврейский язык стать общей нитью, связывающей Израиль и Индонезию, самую крупную мусульманскую страну в мире? Один исламский учëный думает, что это возможно.

Мусульманский преподаватель Сапри Сейл, который изучал арабский в Университете аль-Азхар в Каире, Египт, захотел наладить взаимопонимание между индонезийцами и израильтянами с помощью преподавания иврита студентам, говорящим на индонезийском языке.

Индонезия и Израиль не имеют официальных дипломатических связей. Более того, Израиль часто представляется в негативном свете в индонезийских СМИ из-за его политики по отношению к Палестине. В ходе государственного визита в Австралию в 2017 году премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху был вынужден облететь индонезийское воздушное пространство. Так может ли что-то настолько простое, как язык, стать ключом к поиску общего?

Журналисты Global Voices поговорили с Сапри Сейлом о том, как он начал учить иврит, пока изучал арабский, о его вдохновении к преподаванию иврита в Индонезии и о трудностях, с которыми он столкнулся во время написания и публикации первого иврито-индонезийского словаря.

Сапри Сейл в кругу своих студентов в Джакарте. Фото предоставлено Сапри Сейлом, используется с разрешения.

Global Voices (GV): Для начала расскажите нам, как и почему вы начали изучать иврит?

Sapri Sale (SS): I want the world to know that not all Indonesians are (Muslim) militants. Our country is diverse. To me, Hebrew culture and language are no different to Arabic ones, and if Arabic can exist (in Indonesia) among Indonesian local languages and culture, then Hebrew has an equal right to exist in the country as well.

In 1989, I was an Arabic Literature student at Al Azhar University of Cairo. I was very much interested in Middle Eastern geopolitics; however, I became aware that in Egypt, Israel was portrayed negatively. At the time, the peace treaty between Israel and Egypt was already going on for about a decade. Yet, the media fuel anti-semitism sentiments among the general population. I refused to concur with hate and decided that to truly understand what was happening, I needed to learn Hebrew to know what Israel is all about without prejudice.

Ironically, despite the Egypt-Israel diplomatic relationship, trying to get my hands on Hebrew language books was not easy. Mind you, my sojourn took place during the pre-Internet era; I had no clue if there was an Israeli cultural center, and asking the Israeli Embassy was too daunting. With a bit of luck, I found some Hebrew books and started learning autodidactically.

After learning Hebrew for several years, I discovered an Israeli center in Cairo, and began to attend classes there in 1993. An Egyptian called Amer tutored me. Understandably, in the beginning, my presence was seen as odd, suspicious even, by the Israeli communities at the center: I look Asian and furthermore, I was a student at Al Azhar. There were 600 Indonesian students in Cairo, and I was the only one who developed an interest in Hebrew language and culture.

In 1996, I moved to Lebanon to pursue my career. Unfortunately, I had to stop learning Hebrew altogether, due to political reasons. In 1999, I found a new job with the Permanent Mission in New York. Over there, I'm free to rekindle my passion for learning Hebrew, and began to draft the Indonesian-Hebrew bilingual dictionary in 2006, after two decades of learning Hebrew.

Сапри Сейл (СС):  Я хочу, чтобы мир знал, что не все индонезийцы являются (исламскими) боевиками. У нас многоликая страна. На мой взгляд, еврейская культура и иврит ничем не отличаются от арабских, и если арабский может существовать (в Индонезии) среди местных индонезийских языков и местной культуры, тогда и иврит имеет такое же равное право существовать в этой стране.

В 1989 году я изучал арабскую литературу в Университете аль-Азхар в Каире. Я страстно увлекался геополитикой Ближнего Востока. Однако я обнаружил, что в Египте Израиль представляют в негативном свете. В то время мирный договор между Израилем и Египтом уже действовал на протяжении десятилетия. Но все же СМИ разжигали антисемитские настроения среди населения. Я не мог смириться с этой ненавистью и решил, что для понимания текущей ситуации я должен выучить иврит, чтобы узнать, что представляет из себя Израиль, без каких-либо предубеждений.

Как ни странно, несмотря на существование дипломатических отношений между Израилем и Египтом, не так-то просто было достать книги на еврейском языке. Заметьте, что во время моего пребывания в Египте еще не существовало интернета. Я понятия не имел, есть ли в стране израильский культурный центр, а спрашивать у израильского посольства было слишком страшно. Но удача мне немного улыбнулась, и я нашел несколько книг на иврите и начал изучать его самостоятельно.

После изучения иврита в течение нескольких лет я нашел израильский центр в Каире и начал посещать курсы в этом центре в 1993 году. Меня обучал египтянин по имени Амер. Ясно, что поначалу мое присутствие было странным и даже подозрительным для представителей израильского общества в центре. У меня азиатская внешность, кроме того, я был студентом Аль-Азхара. В Каире училось 600 индонезийских студентов, и только я проникся интересом к ивриту и к еврейской культуре.

В 1996 году я переехал в Ливан, чтобы продолжить свою карьеру. К сожалению, мне пришлось прекратить изучение иврита по политическим причинам. В 1999 я нашел работу в постоянном дипломатическом представительстве в Нью-Йорке. Там я смог возродить свою страсть к изучению иврита, и в 2006 году после двух десятилетий изучения иврита я начал делать первые наброски иврито-индонезийского двуязычного словаря.

GV: Расскажите нам о словаре. Какие трудности возникли в процессе публикации результата вашего упорного труда? 

SS: It's a 450-page bilingual dictionary of modern Hebrew and Indonesian. It's a reference for Indonesians who want to learn Hebrew and for Hebrew speakers who want to learn Indonesian. This is the answer to my calling to bridge Indonesia and Israel, linguistically and culturally.

There were many challenges, as you can imagine. The Indonesian and Hebrew languages are worlds apart. I often stumbled in finding word pairings. This is where my Arabic knowledge came in handy, as Arabic and Hebrew are similar. Arabic became my reference in translating Hebrew words into Indonesian.

In 2016, once I finished writing, I had to deal with rejections. Popular publishers aren't so keen on anything Israeli, so naturally, my dictionary was dismissed as irrelevant, unmarketable, and politically incorrect. One day, I discovered an indie publisher in Yogyakarta, who was willing to do the job, once I personally funded the print run. But I encountered another roadblock while registering the ISBN. Normally, ISBNs are assigned in less than a month; I had to wait three months to obtain the ISBN for my dictionary.

СС: Это двуязычный словарь современного еврейского и индонезийского языков на 450 страниц. Это своего рода справочник для индонезийцев, которые хотят выучить иврит, и для носителей иврита, желающих выучить индонезийский. Это решение, в котором отражается моё призвание навести мост между Индонезией и Израилем, как в лингвистическом, так и в культурном плане.

Как вы уже поняли, я столкнулся с множеством проблем. Индонезийский и еврейский языки – совершенно разные миры. Я часто ломал голову, пытаясь найти соответствующее слово. Как раз здесь мне пригодилось знание арабского, поскольку арабский и иврит похожи. Я ссылался на арабский в переводе еврейских слов на индонезийский.

В 2016 году, когда я закончил работу, мне пришлось столкнуться с чередой отказов. Известные издатели не так-то заинтересованы в публикации чего-то израильского, поэтому естественно, что мой словарь посчитали неуместным, не имеющим спроса и политически некорректным. Однажды я нашел независимого издателя в Джокьякарте, который согласился выполнить работу, если я буду сам финансировать тираж. Но на моем пути появилась еще одна помеха во время регистрации международного стандартного книжного номера [ру].Обычно его присваивают меньше, чем за месяц. А мне пришлось ждать три месяца, чтобы получить номер для моего словаря.

GV: Израиль остается болезненной темой. Вы когда-либо оказывались в неприятной ситуации, будучи мусульманским учителем иврита и автором книг на еврейском? 

SS: I don't care about being mocked or bullied. Due to my choices and my work, cynics have nicknamed me ‘Sapri the Jew’. My extended family has shunned me, my former Al Azhar classmates have shunned me. My wife, who has followed every dictionary draft since day one, kindly reminded me that it's a waste of time. But I'm in top deep: 25 years of learning and practicing — it's too late to stop now.

I'm also being called a fraud; that my works are phony. To the naysayers, I'll just speak matter-of-factly — that my work is, as a Hebrew saying goes, ‘Not by might and not by power, but by spirit.’

I told my family that what I'm doing might have uncertain consequences, but it's something that needs to be done.

СС: Мне совершенно безразлично, что надо мной насмехаются или издеваются. За мой выбор и мою работу циничные люди прозвали меня «Сапри Еврейский». Мои дальние родственники избегают меня, мои бывшие одногруппники из Аль-Азхара также держутся от меня в стороне. Моя жена, которая с первого дня знала о каждой поправке в словаре, мягко намекнула мне, что это пустая трата времени. Но я зашел слишком далеко: после 25 лет изучения и практики слишком поздно останавливаться.

Меня также называют мошенником, а мои работы фальшивкой. Скептикам я скажу прямо, что моя работа ценна, как гласит еврейская поговорка, «не могуществом и силой, а духом».

Я сказал своей семье, что то, чем я занимаюсь, может привести к неопределенным последствиям, но это то, что нужно сделать.

GV: Если бы мы планировали посетить ваши курсы иврита, чего бы могли ожидать?

SS: About 70% of my students are Christians and 30% are Muslims. Many of my Christian students — academics mostly — wish to understand the Bible better. I expect that in the future, there will be more students from Pesantren (Koranic schools). Those from Pesantrens have an upper hand because they already know how to read Arabic texts, so learning Hebrew will be easier for them. My classes are held at the Indonesian Conference on Religion and Peace (ICRP), the only organization that's willing to take me in. Each class is one and a half hours long. I developed a learning method for my fellow Indonesians, so that after eight meetings they can read modern Hebrew, and after that they can learn autodidactically.

CC: Около 70% моих студентов — христиане, а остальные 30% — мусульмане. Многие из моих студентов-христиан, по большей части преподавателей, хотят лучше понимать Библию. Я надеюсь, что в будущем будет больше студентов из пезантрен (исламских школ). Они имеют преимущество, поскольку уже умеют читать арабские тексты, так что изучение иврита будет легче для них. Мои занятия проводятся в здании Индонезийской конференции по религии и миру, единственной организации, проявившей желание взять меня на работу. Каждое занятие длится полтора часа. Я разработал такой метод изучения для моих собратьев индонезийцев, что после 8 занятий они могут читать на современном иврите, а после могут заниматься самостоятельно.

GV: Что насчет будущих проектов? 

SS: Well, book writing mostly. My modern Hebrew grammar book is on the way and will be ready for printing soon. I also plan to publish another book: conversational Hebrew for Indonesian speakers.

CC: Ну, в целом это будет литературный труд. Не за горами появление моей книги по грамматике современного иврита. Скоро она будет готова к печати. Я также планирую опубликовать еще одну книгу: разговорный иврит для носителей индонезийского языка.

Современный иврито-индонезийский словарь можно заказать прямо у автора.

Переводчик: Айгуль Галлямова

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо