Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

#FindRaza: в социальных сетях началась кампания за возвращение пакистанского правозащитника

Плакат выпущен для поисков пропавшего без вести активиста за мир Разы Мехмуда Хана. Используется с разрешения.

Правозащитник-активист Раза Мехмуд Хан пропал без вести 2 декабря 2017 года; многие опасаются за его безопасность. Последний раз Хана видели на открытом мероприятии по экстремизму в городе Лахор, Пакистан. Сорокалетний Хан был членом неправительственной организации Aghaz-e-Dosti (Начало дружбы) [анг], которая работает над примирением народов Пакистана и Индии.

Семья Хана утверждает, что его незаконно задержали органы безопасности, потому что он критиковал их. До настоящего времени органы безопасности отрицают все обвинения. 

Друзья и родные Хана искали его самостоятельно в течение 24 часов с момента исчезновения, затем подали заявление в полицию (FIR) [анг].

 

Правозащитник Раза Мехмуд Хан. Используется с разрешения.

Пока семья Хана ждет его возвращения живым и здоровым, активисты развернули кампанию в социальных сетях для принуждения властей принять меры. Хэштег #FindRaza [Найдите Разу] используется для требований о его освобождении.

Пользователь интернета Аваис Масуд написал в Twitter:

Сознательное общество культивировало и поощряло бы настоящих интеллектуалов, а не способствовало их исчезновению!

Коллеги-активисты провели мирные митинги за его освобождение. Журналист и правозащитник Марви Сирмед пишет в Twitter:

#FindRaza.
Пожалуйста, распространите это сообщение. Раза Хан, молодой активист из Лахора, пропал 2 декабря. Мы сердечно просим вас присоединиться к нам для его поисков и достучаться до правительства по этому вопросу.

Журналист Умер Али опубликовал в Twitter фотографию акции протеста, прошедшей в Лахоре:

В Лахоре протесты против похищения мирного активиста Разы Хана, адвокат спрашивает: «Кто следующий в очереди? Вы или я?»

Саида Диеп, активистка, работавшая с Ханом, в видеообращении попросила президента и премьер-министра Пакистана освободить Хана. Naya Daur, инициатива по создания прогрессивного Пакистана, написала в Twitter: 

Правозащитник Раза Махмуд Хан пропал без вести из Лахора. Известный сторонник мира между Индией и Пакистаном Саида Диеп обратилась к президенту и премьер-министру с просьбой о его возвращении. Мы стоим с Разой Ханом и  @DiepSaeeda.

В результате этой кампании и регистрации искового заявления от семьи Хана Верховный суд Пакистана призвал полицию разобраться в деле о пропавшем без вести активисте. В одном из сообщений Reuters [анг] говорится:

The Lahore High Court took up the case on Wednesday and the presiding judge, Anwar ul Haq, asked for the officer in charge of the police station handling the case to appear at the next hearing on Dec. 19.

Верховный суд Лахора приступил к рассмотрению дела в среду и главный судья Альвар уль Хак попросил офицера полицейского участка, занимающегося рассмотрением дела, явиться 19 декабря на следующее слушание.

История  пропавших активистов Пакистане

Тема похищений людей не нова для Пакистана [анг]. 2017 год в стране начался с новостей об исчезновении пяти активных пользователей социальных сетей, которые, как и Хан, критиковали [анг] государственные и военные органы. Через 21 день все блогеры вышли на свободу.

Со времени своего возвращения они публично рассказали [анг] о пытках, которым подверглись во время содержания под стражей от рук правительственных органов. В интервью они заявляют, что содержались под стражей у военных в качестве заложников в одном центре вместе с сотнями других мужчин, многими днями подвергаясь насилию и лишению сна наряду с другими формами физических, сексуальных и психологических пыток. 

В настоящее время не закрыты дела о 1 498 похищениях, которые расследуются комиссией, созданной правительством для урегулирования ситуации, в соответствии с докладом [анг], представленным Верховному суду Пакистана.

Также широко распространялась версия о том, что они были похищены из-за богохульства, за которое статья 295-С уголовного кодекса Пакистана [анг] предусматривает смертную казнь. Однако доказательств этих утверждений не было и никто не взял на себя ответственность за исчезновения людей, что повлекло за собой мирные демонстрации на улицах за безопасное возвращение активистов. 

Законы о киберпреступности в Пакистане: используются ли на благо или во вред?

Закон о предупреждении электронных преступлений (PECA) [анг], широко известный как закон о киберпреступности, был принят в 2016 году с целью контроля над уровнем киберпреступности в стране. Но, как опасаются организации гражданского общества, закон с тех пор используется для ограничения свободы слова путем подавления инакомыслия на онлайн-платформах.  

Светские пакистанцы утверждают, что религия стала оружием для любого, кто хочет заставить замолчать несогласных. Они утверждают, что законы, такие как закон о киберпреступности, используются для того, чтобы лишить людей возможности высказывать свое мнение против зверств государственных органов и силовых структур. 

Такое уже случалось в истории: когда британское колониальное правление завершилось на субконтиненте 70 лет назад, появились две независимые страны — Пакистан и Индия. Уголовный кодекс, который в конечном итоге был принят в Пакистане, первоначально был разработан британскими правителями в 1860 году.  

Хотя закон и был перефразирован в соответствии с исламскими принципами, его суть осталась прежней и после нескольких изменений. Текущая версия — это смесь исламской юриспруденции с оттенком английских законов, подкрепленная духом британского колониализма и желанием контролировать граждан.  

Например, поправки к конституции Пакистана, принятые в 1985 году [анг]. Этот закон был принят бесславным диктатором Зией-уль-Хаком, известным своими исламистскими настроениями. Он не только укрепил запрещенные воинствующие группировки, но и навредил демократической системе Пакистана. Эти законы, несмотря на то, что периодически принимались и отстаивались во имя защиты конституционных прав граждан, на практике по сей день защищают корыстные интересы богатых и могущественных чиновников.

Пакистан давно считается одной из самых опасных стран в мире для журналистов [анг], и за десятилетия «Войны с террором» [анг] в стране мобильность людей и свобода слова были снижены до предела воображения.

Единственным способом для граждан обратиться с опасениями к большей аудитории, в частности, и к законодателям, оставались онлайн-платформы. Однако последние нападки на инакомыслие в интернете под эгидой защиты [анг] национальной безопасности или во славу ислама стали причиной страха среди населения.

Борьба с инакомыслием и похищения правозащитников являются подтверждением того, что принятие драконовских законов и их реализация сводят на нет то, что осталось от свободы слова для народа Пакистана. 

В разгар политических потрясений, гнева от постоянной несправедливости и попыток заставить замолчать тех немногих и уязвимых, кто предлагает альтернативное мнение консервативным устоям, последнее, что могут хотеть граждане любой страны, — это бояться за свою безопасность. Тем не менее, в Пакистане, по-видимому, они это делать должны. 

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо