Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Тринидад и Тобаго «оправдывает» виновников гендерного насилия?

Скриншот ролика социальной рекламы, созданного американской певицей, актрисой и активисткой Мэнди Мур для организации PSI Caribbean в рамках кампании против гендерного насилия «Make It Stop» [«Остановите это» — примечание переводчика] в Тринидаде и Тобаго.

[Ссылки в статье ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

Семнадцатого декабря 2017 года в Тринидаде и Тобаго стало известно об убийстве Саманты Айзекс, которая была застрелена отцом своего ребенка. Впоследствии виновник преступления покончил с собой.

Гендерное насилие в странах Карибского бассейна становится всё более серьёзной проблемой, в частности, значительное число убийств женщин в регионе приходится на Тринидад и Тобаго.

Последнее убийство нашло глубокий отклик в душе многих пользовательниц Интернета отчасти потому, что многие из них живут с постоянным ощущением угрозы, как было установлено с помощью вирусного хэштега  #metoo [я тоже] и регионального варианта #lifeinleggings [жизнь в леггинсах], а также потому, что преступления, подобные убийству Айзекс, можно было бы предотвратить.

Власти давно должны были обратить внимание на прошлое бывшего партнера Айзекс Карима Гарсии и забить тревогу — было известно о его попытках убить свою бабушку, которой пришлось добиться запрета на приближение в отношении своего внука. Аналогично, он постоянно угрожал убийством Саманте и её семье, приставив однажды нож к горлу её матери. С целью взыскания алиментов и установления в его отношении запрета на приближение Айзекс попыталась подать на Гарсию в суд, однако судья всё время откладывал рассмотрение дела.

В Twitter члены движения #lifeinleggings выразили скорбь в связи со смертью Саманты:

Мы скорбим о гибели 27-летней Саманты Айзекс. Саманту застрелил её деспотичный экс-бойфренд в Тринидаде и Тобаго. У неё остался 4-летний сын. Все наши мысли и соболезнования обращены к её сыну и к семье. Пусть восторжествует правосудие…

В статье, опубликованной изданием Sunday Express на следующий день после смерти Саманты Айзекс, отмечалось:

Every murder is gut-wrenching but there is something particularly awful about a victim being pursued to a preventable death despite seeking the protection of the police and the courts. […]

No one can plead innocent to the risks faced by women desperately trying to escape an abusive relationship. Yet, such cases continue to be treated with a certain casualness by institutions and by individuals for whom victim protection is never highest priority. […]

With close to 50 women already murdered this year, the issue of violence against women is no theoretical matter. […]

Counselling, policing, protection, detection—policies and programmes for all of these and more have been discussed ad nauseum. What remains to be done is implementation.

Любое убийство леденит кровь, но когда жертву толкнули на вполне предотвратимую смерть, и это несмотря на то, что она искала защиты у полиции и в суде — в этом есть нечно особо отвратительное. […]

Никто не может заявлять о своей непричастности, принимая во внимание тот риск, с которым сталкиваются женщины в отчаянной попытке спастись от жестоких отношений. Тем не менее, такие дела по-прежнему рассматриваются с определённой долей непринужденности как учреждениями, так и их сотрудниками, для которых защита жертв никогда не является высшим приоритетом. […]

Учитывая то, что в этом году уже было убито более 50 женщин, проблема насилия против них носит далеко не теоретический характер. […]

Консультирование, полицейский контроль, защита, выявление — по всем этим и по многим другим вопросам стратегии и программы уже обсуждались до тошноты. Всё, что остаётся сделать — это привести их в исполнение.

В своём сообщении на Facebook активистка Тилла Уилла также разместила ссылку на службу поддержки, подчеркнув:

For many of us this is another Sunday of re-living our own traumas at the hands of lovers, relatives, friends. For many of us this is another Sunday of opening old wounds, past hurts and wondering if we are next. People are sharing stories and crying out for help and most of us, especially those of us who do this work every day, cannot bear the burden of another story. What happens after the story of is shared and we are submitted to the anonymous violence of online shaming?
If it's too much, please switch off. Disconnecting from this is an act of radical self care and survival. We are all angry and we are all terrified and we are all hurt. But we are still here. We owe it to those who are no longer with us to seek help and healing.

Для многих из нас это ещё одно воскресенье, когда мы заново переживаем наши собственные травмы, полученные от рук любовников, родственников, друзей. Для многих из нас это ещё одно воскресенье, когда открываются наши раны, наши прошлые ушибы, и когда мы думаем, а что же дальше. Люди делятся своими историями и взывают о помощи, но многие из нас, особенно те, для кого это является ежедневной работой, не в состоянии обременить себя ещё одной драмой. Что происходит после того, как такая история попадает в сеть, и мы оказываемся в тисках анонимной жестокости и онлайн-пристыжения?
Если это слишком, пожалуйста, отключитесь. Огородиться от всего этого — это своего рода радикальная самозащита и способ выживания. Все мы злы, все мы напуганы и все мы ранены. Но мы всё ещё есть. Мы обязаны ради тех, кого больше с нами нет, искать помощи и исцеления.

Упомянутое ею «онлайн-пристыжение», представляет собой любопытный феномен, практикующийся пользователями социальных сетей, в том числе и женщинами, который заключается в пристыжении жертвы и выражении симпатии к отцу, которого Айзекс, как сообщается, не допускала до встреч с ребёнком.

Юмористка Симми Бихейв, в прошлом сама пережившая непростые отношения, выразила своё категорическое несогласие. Создав сильный хэштег, #nomoresilence [хватит молчать], она начала распространять женские рассказы о домашнем насилии, сопроводив их объяснением, зачем она это делает:

From my experience, that's what it felt like. Silence. You lose your voice in an abusive relationship. You feel like you can't say anything or you have to choose your words more carefully.

So you stop speaking up. You hide from friends and family or you get isolated from them.

Sometimes you will make all the steps needed to get out and you will be successful but there are some who don't make it out of physically abusive relationships alive.

It's not about choosing your partner carefully. [The country's prime minister recently faced a backlash for suggesting women needed to be more vigilant.]

По своему личному опыту, чувства испытываются такие. Молчание. В нездоровых отношениях вы теряете свой голос. Вы чувствуете, будто вы ничего не можете сказать или что вам приходится осторожно подбирать слова.

Вы прекращаете говорить. Вы прячетесь от друзей, от семьи, либо вас от них изолируют.

Иногда вы начинаете предпринимать все наобходимые шаги, чтобы вырваться, и вам везёт, но не всем удаётся живыми уйти из отношений, сопряжённых с физическим насилием.

Дело тут не в неправильном выборе партнёра. [Недавно премьер-министр страны подвергся критике после того, как он предложил женщинам быть более бдительными при выборе своих партнёров].

Заклеймив Тринидад и Тобаго «обществом, построенном на выволочках» (телесные наказания по сей день широко применяются в качестве метода «воспитания» детей), она призвала мужчин под тем же хэштегом поделиться своими взглядами на эту проблему.

Пользователи Интернета откликнулись мгновенно, во многих случаях анонимно, из опасения того, что им причинят вред. В результате юмористка опубликовала на своей странице в Facebook ужасающие рассказы, которые включали повествования о перекошенном чувстве собственности, о синдроме опасной зависимости, об избиениях во время беременности, а также о сексуальном насилии, в некоторых случаях совершённом над женщинами, ещё не достигшими совершеннолетия.

Какие-то из женщин отчаянно желали в новом году освободиться от своих партнёров-тиранов, иные изъявляли готовность помочь им. Одна из уцелевших жертв сокрушалась по поводу состояния судебной системы в стране, тогда как другие признавались, что они перестали выходить из дома в одиночку. Какая-то из рассказчиц в течение десятилетий жила с мужем-тираном, и особенно проникала в душу история женщины, чьё рождение стало результатов насилия и в чьей жизни повторилась та же история.

Под этим хэштегом активно обсуждались вопросы, которые уже много раз озвучивались пользователями социальных сетей — в том числе о гипермаскулинности и о том, как осуществляется подготовка мальчиков к жизни в обществе, о мужской агрессии, которая является прямым результатом такого воспитания, а также о женской беспомощности, мешающей разорвать деспотичные отношения, что, без сомнения, связано с неспособностью государственных систем и учреждений предоставить им защиту.

Криминолог Рене Каммингс регулярно размещает на своей странице Facebook советы и материалы как на эту, так и на другие темы, связанные с насилием. В феврале 2017 года она отметила:

There seems to be a growing misconception that interpersonal violence, intimate partner violence or domestic violence that ends in homicide (man murders woman) is a crime of passion. It is not. If anything IPV and DV are more akin to acts of terrorism than crimes of passion. An intimate partner/ex-intimate partner leaves where ever he is or lives and comes down to a victim's job with a knife hidden, calls her on the job and asks her to come outside to talk, and then slashes her throat when she turns around to walk off is not a crime of passion; seems a lot of thought went into that? No passion there!

Похоже, в обществе набирает силу заблуждение, что межличностное насилие, насилие со стороны сексуального партнёра или домашнее насилие, заканчивающееся убийством женщины, являются преступлениями страсти. На самом деле это не так. Если разобраться, то и домашнее насилие, как и насилие со стороны сексуального партнёра имеют больше сходства с актами терроризма, чем с преступлениями страсти. Где бы ни находился или жил сексуальный партнёр / бывший сексуальный партнёр, он отправляется к жертве на работу со спрятанным ножом, звонит ей и просит выйти с рабочего места для разговора, когда она это делает, он перерезает ей горло и уходит — это не преступление страсти; не похоже ли это на хорошо обдуманный план? Страсть тут отсутствует!

Каммингс также обратила внимание на то, что «в любой точке мира, кроме Тринидада и Тобаго, преследование является серьёзным преступлением!», также она направила критику на «тусклую реакцию органов правопорядка и системы уголовного правосудия».

Большинство пользователей Интернета согласны с тем, что несмотря на всю сложность гендерного насилия, данная проблема требует незамедлительного решения, включая привлечение органов правопорядка и обеспечение защиты жертв. Похоже, в данном случае наблюдается обратное, что вдохновило активиста Брендона О'Брайен вкратце пересказать эту историю в стихах, сочинённых им в честь Саманты Айзекс и размещённых на его странице в Instagram:

История убийства Саманты Айзекс в стихах, опубликованная на Instagram Брендоном Дж. О'Брайеном. Текст стихов слева: «Как оправдать убийство: дайте ему ребенка. Заклеймите мёртвую мать ребенка чудовищем за то, что она оказалась настолько холодной и эгоистичной, что попросила правосудия, чтобы остановить мужчину от преследования её священного жилища, благословляя свой дом и отрекаясь от его кулаков. “Кто эта злая женщина, чтобы утверждать, что её жизнь ещё впереди, более того, и у её ребенка тоже?” — скажите мёртвой женщине, что у неё нет права говорить и защищать сотворённую ею жизнь, когда тот, кто создал её сердечную сторону, получил права, превосходящие его тёмную сторону». Текст сообщения справа гласит: «В честь Саманты Айзекс, женщины, которую я не знал, но чья смерть меня потрясает до сих пор. В честь всех женщин, которым сказали, что они сами спровоцировали насилие мужчин против себя, то насилие, которое никогда не ставилось под вопрос. В честь всех женщин, которые больше уже не смогут услышать этого лицемерия. Пусть их души покоятся с миром…»

На территории Тринидада и Тобаго жертвы домашнего и гендерного насилия могут обратиться за помощью и советом в следующие организации:

  • Горячая линия для жертв домашнего насилия: 800-SAVE
  • «Поддержка семей»: 628-2333
  • «Организация для лиц, подвергшихся бытовому насилию»: 798-6185
  • «Кризисное общество по проблемам изнасилования» Тринидада и Тобаго: 622.7273
  • Приют: 628-0861
  • «Коалиция против домашнего насилия» Тринидада и Тобаго (под эгидой «United Way»): 625-8286
  • «Отдел поддержки жертв и свидетелей» (головной офис): 628-4277, добавочный код 8

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо