Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Перед бурундийскими беженцами стоит сложный выбор: остаться в перегруженных лагерях или вернуться к неизвестности

Лагерь беженцев Махама в районе Кирке Восточной провинции Руанды, вмещающий более 53 000 бурундийских беженцев. 29/08/2017. Права: Alan Whelan/Trócaire. IMG_5459

[Ссылки ведут на страницы на французском языке, если не указано другого].

Седьмого сентября колонна из 301 беженца из лагеря Ндута в Танзании отправилась обратно в Бурунди, а через несколько дней за ними последовали и другие бурундийцы. В целом в этом году на добровольное возвращение зарегистрированы 12 000 человек. Хотя это и не первые репатрианты, число велико; их возвращение организуют правительства Бурунди и Танзании совместно с Управлением Верховного комиссара Организации Объединённых Наций по делам беженцев (УВКБ).

Тем не менее, кризис, спровоцированный в 2015 году беспорядками на выборах, вынудивший стольких бурундийцев бежать из страны, далек от завершения. В то время как некоторые беженцы, уставшие ждать возвращения домой, устраивают сидячие забастовки в Танзании, требуя ускорить процесс, многие другие боятся возвращаться обратно.

В УВКБ всё еще зарегистрированы более 400 000 беженцев, из них только в Танзании находятся 240 000. В лагеря также довольно часто поступают новые группы. Местный коллектив журналистов SOS Médias Burundi сообщил о 180 новых беженцах, прибывших в Ндуту 15 сентября, трое из них только что вернулись в Бурунди, но решили снова покинуть страну.

Правительство призвало беженцев вернуться и заявило, что страна теперь безопасна. Президент Танзании также побуждает к репатриации. Чиновники Бурунди утверждают, что данные ООН неточны, даже подтасованы, и что более 150 000 беженцев вернулись в страну. Они даже [англ] обвинили УВКБ в том, что организация пытается помешать бурундийцам вернуться.

«Данное УВКБ ООН число в 400 000 бурундийских беженцев является надуманным», — заявил Филиппе Нзобонариба.

Здесь или там — жизнь бурундийцев сложна

Беженцы оставили Бурунди по разным причинам, и на возвращение их также могут подвигнуть разные мотивы, включая политическое примирение, подотчётность власти и доступность товаров первой необходимости. Однако организация Amnesty International сообщила [ру], что многие чувствуют, что их заставляют [англ] вернуться.

Сложно жить в лагере для беженцев: ресурсов и пространства мало, незащищенность также является проблемой. В лагере Ндута в этом году существенно уменьшили рацион: за полгода он был урезан 4 раза. Беженцы протестовали из-за недостатка еды, что спровоцировало насилие, а некоторые из них даже подозревают, что это было сделано намеренно, чтобы заставить [англ] их вернуться. УВКБ обратилось [англ] за срочным финансированием и сообщило, что к сентябрю было получено только 6% от целевой суммы [англ].

Марк Нтукамазина, изначально бежавший из страны из-за отсутствия безопасности и из-за того, что его дом полностью сгорел, уже вернулся назад. Он сказал SOS Médias Burundi:

La vie en Tanzanie n'est pas aussi facile. J'espère qu'aujourd'hui je pourrais avoir la tranquillité plus qu'avant

Жизнь в Танзании тоже непроста. Надеюсь, что теперь будет спокойнее, чем раньше.

В Южном Киву, Демократическая Республика Конго, 15 сентября 39 бурундийцев и один военный погибли в, по словам свидетелей и ООН [англ], столкновении между силами правопорядка и протестующими против возвращения в Бурунди гражданскими лицами; чиновники охарактеризовали происшествие как намеренную атаку.

В Бурунди же продолжается заставившая многих бежать экономическая борьба, в большей степени вызванная политической небезопасностью, а также недостатком продовольствия, обвалом капиталовложений, высокой безработицей, постоянной нехваткой электричества и топлива, совместно с неоднозначными сборами и «взносами». Журналист Эсдрас Ндикумана, оставивший страну после того, как был тяжело избит при задержании в 2015 году, написал в Twitter следующее:

Правительство и нефтяные компании утверждают, что «проблем со снабжением нет». Но в таком случае, как объяснить нынешнюю ситуацию с нехваткой нефти?

Кроме того, всё ещё отсутствует и безопасность в политическом отношении. Многие доклады обвиняют правительство в авторитаризме и систематическом [англ] нарушении прав человека, что само правительство опровергает. В августе 2017 года Международный проект по правам беженцев раскритиковал применение насилия к оппонентам властей на основе интервью с беженцами в Уганде. А в июле Международная федерация за права человека зафиксировала боле 1 200 смертей с 2015 года и обратила внимание на скрытую диктатуру, ограничивающую свободу слова.

Критически настроенные неправительственные организации и медиа продолжают закрывать, они сталкиваются с судебными разбирательствами и агрессией. Политический оппонент Леопольд Хабаруджира был похищен посреди дня 12 сентября, а многие другие находятся в изгнании. Некоторые партии были закрыты из-за предполагаемых финансовых нарушений. Например, министр внутренних дел Паскаль Барандагие в августе подал запрос в суд о расформировании крупнейшей оппозиционной партии страны Движение солидарности и демократии (MSD).

Следственная комиссия [ру] ООН (UNCOI) обратилась [англ] в Международный уголовный суд (МУС) с просьбой о проведении следствия; запрос поддержали неправительственные организации и оппозиция Бурунди, но не Африканский союз. Однако в 2016 году Бурунди беспрецедентно объявило о выходе из МУС, и решение вступило в силу 27 октября, что усложняет открытие расследования.

Беженцев преследует «атмосфера страха»

Президент UNCOI Угергуз заявил об «атмосфере страха», преследующей беженцев даже в изгнании, и неадекватных условиях для возвращения. Политическое насилие стало более незаметным [англ], но все еще систематически проявляется в сообщениях об исчезновениях, пытках и необоснованных арестах.

Министры рьяно отвергают эту характеристику, а Национальная Ассамблея торжественно пообещала провести расследование, в то время как советник президента по связям с общественностью Вилли Ньямитве объявил все это заговором Запада. Были даже организованы выступления против ООН, тем не менее SOS Médias Burundi сообщает, что некоторых из пришедших на них заставили это сделать.

Бурунди: проправительственная женская демонстрация просит властей привлечь к суду Следственную комиссию ООН.

Надежды на диалог между разрозненной «радикальной» оппозицией и укрепившим свой контроль правительством в целях разрешения противоречий довольно слабы. Диалог при региональном посредничестве застопорился, и посредник Бенджамин Мкапа раскритиковал вовлеченность сторон. Тем временем, специальный посланник ООН Мишель Кафандо столкнулась со всеми трудностями натянутых отношений Бужумбуры с ООН и Евросоюзом, а также международными разногласиями на эту тему.

Ранее правительство одобрило спорные конституционные поправки, которые позволят президенту Нкурунзизе избраться на ещё один срок. Оно также призвало общественность сделать вклад в финансирование выборов 2020 года и избежать зависимости от жертвователей, отказавшихся от участия за некоторое время до выборов 2015 года в связи с политическим насилием. Демонстрация поддержки со стороны «Имбонеракуре», молодежного крыла правящей партии, обвиненного в насилии [англ] и принадлежащего параллельной структуре безопасности под контролем президента, внешне укрепляет позицию президента.

Многие, кто изначально покинул страну, были против именно этого — продления президентских полномочий более, чем на два срока, что рассматривается как уход от послевоенных договоренностей по укреплению мира и разделению полномочий и движение к однопартийному государству.

Эти ключевые проблемы — неустойчивое политическое и экономическое положение — до сих пор не разрешены, что ставит многих беженцев перед тяжелым выбором: рискнуть и вернуться в Бурунди или остаться в лагерях.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо