Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Неужели токсические пары просачиваются сквозь фундаменты по всей территории США?

Снимок предоставила Мишель Ли/Mountain View Voice. Использовано с разрешения автора.

[Ссылки в статье ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

Представленная ниже статья Линн Пипплз впервые опубликована на сайте электронного журнала Ensia.com. Издание занимается освещением международных экологических решений в действии. Материал переиздаётся в рамках соглашения по обмену информацией.

В 1975 году Джейн Хортон осуществила свою давнюю мечту, купив фермерский дом площадью около 74 квадратных метров. Тогда ей и в голову не пришло побеспокоиться о расположенном через дорогу заводе по производству полупроводников. Даже когда промышленные постройки пошли под снос и вокруг территории объекта возвели забор из проволочной сетки, она не имела представления о той таящейся под её ногами токсической опасности, которой подвергался её дом.

Как и другие жильцы калифорнийского Маунтин-Вью, о подземном шлейфе трихлорэтилена — канцерогенной жидкости, применявшейся на предприятии для очистки кремниевых чипов — Хортон впервые услышала только в начале 2000-х годов. Ей стало известно, что испарения трихлорэтилена просачивались в близлежащие здания через почву и грунтовые воды. После проверки 2004 года выяснилось, что несмотря на то, что уже были проведены работы по избавлении от 75 процентов загрязнения, содержание трихлорэтилена в воздухе внутри её семейного дома превысило допустимые пределы, установленные Агентством по охране окружающей среды США.

«Неужели мои дети умрут?» — с ужасом подумала Джейн Хортон, когда в её доме были обнаружены испарения трихлорэтилена. Фотография предоставлена Мишелью Ли/Mountain View Voice.

«Всё это время мы жили над шлейфом [трихлорэтилена], — ужасается Хортон, чей младший сын ещё ходил в начальную школу, когда испарения были обнаружены. — Я до сих пор помню своё возмущение, когда я узнала, что это заняло столько времени. Я спрашиваю себя: Неужели мои дети заболеют раком? Неужели мои дети умрут? Что станет со мной?» Теперь ядовитые газы высасываются прямо из почвы и выводятся по трубам на крышу с помощью специальной установки, вмонтированной в здание Агентством по охране окружающей среды (АООС). Таким образом, их концентрация снижается до допустимого уровня. Периодически проводимые агентством проверки демонстрируют, что уровень трихлорэтилена внутри дома находится в допустимых пределах.

«Для того, чтобы наладить работу системы, им понадобился целый год, — рассказывает Хортон. — Пока дом существует, установка составляет с ним единое целое».

Тем временем в различных регионах страны стали всплывать на поверхность похожие репортажи о проникающих в здания токсических испарениях — от расположенного возле Сан-Диего в Калифорнии парков передвижных домов до находящихся на расстоянии 3 200 километров от него многочисленных строений Миннесоты.

Попадая в землю в результате утечки или разлива, виновники загрязнения — особенно хлорированные растворители, такие как трихлорэтилен (ТХЭ)тетрахлорэтилен (также известный под названием перхлорэтилен) и бензол — просачиваются сквозь почву и грунтовые воды. Даже если химчистка, автозаправочная станция, мастерская по ремонту автомобилей, военная база или иной промышленный объект прекратили существование много лет назад, продукты их деятельности продолжают являться наиболее распространёнными источниками заражения.

Несмотря на то, что высокий уровень концентрации таких испарений способен вызвать немедленные последствия, включая раздражение и усталость, по мнению педиатра и эпидемиолога нью-йоркской Медицинской школы горы Синай Фила Лэндригена, гораздо бóльшую опасность представляет вдыхание незначительных объёмов указанных веществ в течение длительного периода времени. Учёный считает, что «младенцы и маленькие дети особенно подвержены негативному воздействию некоторых из таких соединений даже в низких их концентрациях». Хотя хорошо известно, что длительное воздействие трихлорэтилена, перхлорэтилена или бензола повышает риск заболевания целым рядом онкологических заболеваний, а также несёт в себе иные пагубные последствия для здоровья, по сей день остаётся неясным, достигают ли проникающие пары достаточно высокой концентрации, чтобы представлять реальную угрозу человеческому здоровью. Серьёзные споры и дополнительные сложности в решении проблемы проникновения паров вызвала установленная исследованиями связь между воздействием трихлорэтилена на организм женщин в первые три месяца беременности и врождённым пороком сердца у новорождённых.

Под действием почвенных бактерий бензол и другие углеводороды легко разлагаются на сравнительно безопасные вещества, такие как вода и углекислый газ — в результате указанные загрязнители не вызывают особого беспокойства. Однако процесс распада хлорированных растворителей, протекая в течение длительного периода времени, попутно создаёт значительно более опасные токсические продукты разложения. Так, перхлорэтилен разлагается на трихлорэтилен, который в свою очередь создаёт винилиденхлорид и являющийся мощным канцерогеном  винилхлорид, который особенно устойчив и подвижен в окружающей среде.

Движение потоков воздуха над поверхностью земли вызывает перемещение токсических паров с зараженных участков земли и воды в жилые дома и иные строения. Иллюстрация: Шон Квинн/Ensia.

Невзирая на то, что эксперты, в том числе и сотрудники Агентства по охране окружающей среды, не в состоянии с точностью оценить весь масштаб проникновения паров, предполагается, что его уровень достаточно высок. Официальный представитель агентства Эми Грэм подчеркнула, что в настоящее время 91 объект находится под контролем инициативы по реконструкции Суперфонда АООС, направленной на очистку земельных участков, уровень заражения которых находится на неприемлемом для человеческого здоровья уровне. Ранее агентством было установлено, что такие испарения присутствуют в четверти из около 4 000 объектов, подпадающих под действие Закона об охране и восстановлении ресурсов.

АООС не в состоянии отследить проникающие пары для каждой из более 450 000 площадок страны, на которых ранее располагались ныне закрытые промышленные объекты. Более того, в 2002 году из Счётной Палаты США поступила информация о ненадлежащем обслуживании 200 000 подземных резервуаров-хранилищ, что повышает риск утечек. Кроме того, примерно 75 процентов всех функционирующих на сегодняшний день в США химчисток (в общей сложности 36 000 предприятий) по-прежнему выбрасывают растворители в окружающую среду. «Чем больше проб мы снимаем, тем больше обнаруживаем проникающие испарения по всей стране», — отмечает исполнительный директор некоммерческого Центра общественного экологического контроля Ленни Зигель.

«Проблема с проникающими парами заключается в том, что неосознанно и против своей воли люди подвергаются воздействию опасных химикатов в домашних условиях, на рабочих местах, в храмах и в школах, — добавляет Зигель. — Это — вторжение».

Перемещение токсических испарений в здания редко оказывается в центре внимания общественности, но сейчас оно всё больше привлекает тщательные проверки со стороны специалистов по экологическому здоровью, правозащитников и государственных агентств. К моменту публикации окончательного варианта оценки источников токсичности в 2011 году Агентству по охране окружающей среды удалось значительно снизить воздействие трихлорэтилена, доведя его до безопасного уровня. В 2015 году АООС выпустило для государственных и племенных агентств добровольное руководство по оценке и решению проблем, связанных с проникновением паров. А в мае 2017 года организация добавила уровень проникновения паров в перечень критериев, на основании которых объект попадает в сферу контроля со стороны Суперфонда. Однако до сих пор в стране нет согласия по поводу того, каким образом следует бороться с проблемой.

Всасывание испарений

До 2000-х годов регулирующие органы, как и множество учёных, не обращали особого внимания на проблему испарений. В те годы в обществе возрастало осознание радоновой опасности, вызванной протеканием в фундаменты радиоактивного канцерогенного газа, который возникал в результате естественного разложения урана или тория в почвах. Люди стали связывать факты в единое целое.

«Радоновая проблема — это аналогичный по своей сути феномен, с единственной разницей в том, что он обусловлен естественными факторами, не связанными с деятельностью человека», — объясняет соруководитель Программы фундаментальных исследований Суперфонда Брауновского университета Эрик Сууберг.

Как и в случае с радоном, среднестатистический человек не в состоянии выявить проникновение токсических испарений. «У них нет запаха, они невидимы, — добавляет он. — Для определения таких низких концентраций необходимо сложное оборудование».

Аналогично радону, полученные в результате деятельности человека испарения способны проникать в здание таким же способом, каким мусор попадает в пылесос. Движение воздуха из областей высокого давления в области низкого давления создаёт эффект всасывания. Таким образом, как и при очистке пола пылесосом, когда мелкие частицы проникают в соответствующий отсек работающего прибора, движение воздуха способно втягивать токсические пары в дом через щели и иные отверстия в фундаменте.

«Это элементарная физика, — поясняет руководитель Программы исследования Суперфонда Национального института по наукам об экологическом здоровье Уильям Сук. — Газам необходимо куда-то деваться, и они найдут способ просочиться наверх из-под земли».

Самая прямая связь между пылесосами и проникновением паров обнаружилась в посёлке Норт-Кантон штата Огайо, где в 1900-х годах открыла свою деятельность американская компания по выпуску пылесосов Hoover. В течение последующих десятилетий их производство сопровождалось выбросами трихлорэтилена и перхлорэтилена.

На сегодняшний день реконструкция завода Hoover, занимающего территорию 34 гектаров, вызвала усиленные проверки со стороны Агентства по охране окружающей среды, включая попытки оценить уровень исторических загрязнений как на объекте, так и за его пределами, а также принять решения по устранению проблемы.

В 2016 году власти обнаружили недопустимо высокий уровень трихлорэтилена в Общественной христианской церкви Кантона (Огайо), где проводятся занятия воскресной школы и дошкольной группы. Фотография предоставлена Чаком Осборном/Ensia.

Общественная христианская церковь граничит с территорией бывшего завода. Более ста лет назад основатель компании Уильям Генри «Босс» Хувер не только посещал эту церковь, но и занимал там должности президента, проповедника и учителя. В 2016 году, когда специалисты Агентства по охране окружающей среды провели замер воздуха в помещении храма, где также проводятся занятия воскресной школы и дошкольной группы, они обнаружили недопустимо высокий уровень трихлорэтилена.

«Мы не знали о том, что у нас проблема, пока нам не сказали, что у нас проблема», — заметил церковный казначей Джек Хартли.

По мнению Хартли, «немногие прихожане» церкви знают о проникновении испарений, при этом он добавляет, что данное открытие «не вызвало сильного беспокойства». В те времена, как он считает, значительно более важной проблемой для церковной паствы являлось охлаждение священного места. Церковь нуждалась в замене системы кондиционирования сорокалетней давности, благополучно проведённой при финансовом содействии траста Hoover. Между тем, застройщик компании Hoover оплатил инсталляцию в помещении церкви особой установки, что существенно снизило уровень трихлорэтилена.

«Никто не желает ни признавать это, ни говорить об этом, — признаётся местный житель и активист Чак Осборн. — Имя Hoover здесь священно. Людям трудно вообразить, что компания оставила нам токсичный и заражённый бардак».

В погоне за угрозами

Владелица фермерского дома из Маунтин-Вью Хортон также намекает на то, что в обществе существуют противоречия между различными социальными установками. После установки в её доме системы по снижению уровня проникающих паров некоторые родители перестали пускать своих детей в гости к её сыну. «У нас, скорее всего, был самый чистый воздух во всём Маунтин-Вью», — отмечает она, обращая внимание на то, что в страхе потерять в рыночной стоимости своего жилья многие семьи не решаются проверить свой воздух на присутствие паров, оставаясь в полном неведении относительно качества воздуха в их собственных домах.

Однако даже при полном содействии со стороны владельцев домов, регулирующих организаций, загрязнителей, а также иных заинтересованных лиц проблема не исчезает. Трудность заключается в том, что необходимо знать где именно, когда и как проводить поиск.

Для выявления районов потенциального проникновения испарений в ряде штатов производится замер концентрации загрязнителя в грунтовых водах. Однако шлейф не стоит на месте. Он может переместиться к северу, к югу, к западу или к востоку от источника заражения. Канализационные трубы способны отправлять пары на ещё более далекие расстояния. Известно, что некоторые компании выбрасывают химикаты прямо в канализацию, откуда через трещины в старых трубах, заражая территории, просачиваются испарения. Их концентрация может меняться не только в зависимости от глубины залегания и времени года, но даже и от времени суток. Проливной дождь способен привести к образованию относительно чистой воды на поверхности загрязнённой воды, объясняет Сууберг. «Нельзя просто случайно вырыть колодец, вытянуть воду с произвольной глубины и утверждать, что мы обозначили проблему», — подчеркивает он.

Если полученный из грунтовых вод образец превосходит допустимый проверочный уровень, величина которого варьируется от штата к штату, следующим шагом, как правило, становится проверка содержания газов в почве непосредственно над уровнем воды. Но даже в этом случае глубина может колебаться. При превышении допустимого порога на данной стадии, исследователи берут пробу воздуха внутри здания. Некоторые из них обходят стадию замера содержания газа в почвенном слое, сразу проводя проверку в помещении.

Это также может оказаться непростой задачей. Товары широкого потребления, включая краски, бензин, равно как и подвергшаяся химчистке одежда, способны испускать определённые испарения, приводящие к искажению результатов тестирования. Как считает старший руководитель проекта консалтинговой фирмы Gradient, занимающейся вопросами экологии и изучения рисков, Лорент Леви дополнительную сложность в процесс привносит присутствие в помещении загрязнителей воздуха, способных, в зависимости от давления, циркуляции воздуха и температуры, привести к отклонению показателя от искомой величины на порядок и более. Таким образом, в случае снятия единственной пробы на 24 часа, как это обычно делается, не принимаются во внимание колебания, происходящие изо дня в день и из месяца в месяц. Разработчики занимаются поисками недорогих инструментов непрерывного мониторинга. В настоящее время Агентство по охране окружающей среды рекомендует снимать множественные пробы.

Несмотря на утверждённое федеральное руководство на 267 страницах и приведённые в соответствие с современными стандартами оценки токсичности трихлорэтилена и перхлорэтилена, показатель концентрации токсических веществ во внутреннем воздухе, при котором предполагаются дальнейшие действия, варьируется от штата к штату. Даже при превышении установленного уровня заражения остаётся неясным, каким образом на это следует реагировать. Как правило, действия включают непрерывный мониторинг либо снижение показателя до допустимых пределов при помощи особых установок, аналогичных тем, которые были вмонтированы в доме Хортонов и в Общественной христианской церкви.

От реакции к профилактике

Столкнувшись как с несогласованностью действий на местном уровне, так и с противодействием со стороны уставших от судебных разбирательств компаний и напуганных семей, Леви предлагает «переключиться от реакции к профилактике». Он считает, что налоговые льготы могут мотивировать застройщиков заранее оборудовать дома особыми установками на случай потенциального проникновения паров, что позволит избежать затрат времени и средств на последующее проведение расследований. В настоящее время региональным отделением АООС по юго-востоку тихоокеанского побережья введены требования по установке систем управления проникновением паров во всех новых зданиях, которые возведены на участках, подконтрольных Суперфонду Маунтин-Вью.

Однако, как отмечает Леви, необходимо не забывать о том, что подобные установки не решают проблему. «Это всего лишь проложение пути [к её решению ], — подчёркивает он. — В любом случае, требуется вернуться к источнику проблемы, чтобы решить её».

По очистке Маунтин-Вью занимает передовую позицию, поскольку район уже был введён в состав Суперфонда АООС по нормам питьевой воды. В мае 2017 года проникновение паров было включено в квалификационные критерии национального списка приоритетных объектов, в которые входят места хранения наиболее опасных отходов, подлежащие долговременной очистке и потенциальному восстановлению в первоначальное состояние в рамках программы Суперфонда.

Эксперты считают, что важнейшим элементом в данном случае является направленная на предотвращение проникновения паров профилактическая защита от загрязнений в будущем. Обновлённые положения охватывают надлежащее использование и техническое обслуживание подземных резервуаров-хранилищ с целью предотвращения протечек. Наряду с этим в последние месяцы администрации президента Обамы АООС предложила ввести запрет на определённые области применения трихлорэтилена. Однако пока люди продолжают использовать виновные химикаты, полное избавление от таких нежелательных злоумышленников маловероятно.

«Мы по-прежнему используем бензин. Мы до сих пор пользуемся хлорированными растворителями. Трихлорэтилен по сей день ценится как хорошее очищающее средство для пистолетов, — отмечает Сууберг. —  Эти химикаты ни в коей мере не запрещены законом».

Должную осмотрительность люди могут проявлять, не только избегая использования испускающих пары веществ в своих домах или соблюдая требования по тестированию и снижению испарений.

«Аналогично тому, как мы советуем людям с опаской относиться к свинцовой краске и асбесту, при переезде в новый дом или квартиру им также рекомендуется внимательно исследовать окрестности, — поясняет Лэндриген из Медицинской школы горы Синай. — Не окажется ли купленный ими дом расположенным около бывшей химчистки?»

Линн Пипплз проживает в Сиэтле и работает научным обозревателем по вопросам экологии и здоровья. Её статьи публикуются в Huffington Post, Scientific American, Undark Magazine и других информационных агентствах. Линн получила степень магистра в области биостатистики в Гарварде, а также степень магистра в научной журналистике в Нью-Йоркском университете.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо