Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Она осмелилась сказать, что самый популярный политик Пакистана домогался ее. После этого начались оскорбления

Кадр с Айешей Гулалай из популярной политической ТВ-передачи Capital Talk.

[Ссылки ведут на страницы на английском языке].

Когда 26-летнюю Айешу Гулалай избрали в Национальную ассамблею Пакистана в 2013 году, она стала первой в стране женщиной-представителем племенных территорий и одним из самых молодых парламентариев страны.

В начале августа 2017 года Гулалай покинула политическую партию «Пакистан Техрик-е-Инсаф» (Движение за справедливость, ПТИ), которую она представляла, и озвучила причины этого решения на пресс-конференции. Среди них были коррупция, женоненавистничество и —  самая жуткая причина — якобы неуместные сообщения, отправленные ей в октябре 2013 года председателем партии Имран Ханом, который переквалифицровался в политики из игроков в крикет.

Хан чрезвычайно популярен, в особенности среди более молодых избирателей, и весьма публичное обвинение Гулалай вызвало поток угроз и жестокого троллинга со стороны его приверженцев в социальных сетях, включая эту широко распространившуюся аудиоугрозу в Twitter от сторонницы ПТИ, начинающуюся с серии ругательств на урду:

Ответ Айеше Гулалай на ее вранье и бабскую тупость.

Компания по дискредитации Гулалай была особенно жестокой в Twitter. За последнюю неделю жертвами атака стала даже ее семья, включая ее сестру, международную чемпионку по сквошу. Тон комментариев говорит о неприятной скрытой проблеме женоненавистничества в Пакистане.

Вот оно — умонастроение защитников Имран Хана, призывающее его сторонников облить мне лицо кислотой. Но я не боюсь!

Надпись на изображении: «Вот бы кто-нибудь вылил кислоту на лицо Гулалай… Это наименьшее, что можно сделать с этой несчастной стервой».

Откровенное недоверие к ее утверждениям и заявления о том, что она сама была виновата в ситуации, стали постоянной темой, как, например, в этом твите популярной телеведущей:

Если мужчина домогался тебя с помощью текстовых сообщений в 2013 году, ты не станешь заявлять о его преступлении в 2017 году, при этом всё это время поддерживав его и работав на него. Это позор.

Гулалай, ты хочешь уйти, уходи из ПТИ, бесчестно для женщины вазир пуштун — плохо отзываться о том, кто сделал тебя членом Национальной ассамблеи.

Я рада, что Гулалай прижимают и унижают в каждой телепрограмме.
Достаточно разыгрывать женскую карту
Если ты не права, то нет и гендерной дискриминации!

Ситуация Гулалай не уникальна, но за счет того, что она высказалась против одного из могущественнейших людей Пакистана, она создала прецедент.

После ухода из партии Гулалай выступила со смелой и яркой речью в Национальной ассамблее, в то время как женщины-члены партии ПТИ скандировали лозунги против неё.

В своей речи она сказала: «Пока вы состоите в ПТИ, вы хороший человек. Но как только вы покинете ее, вы станете получать угрозы кислотных атак и убийств». Далее она объяснила, что, высказавшись начистоту, она сделала то, что не смогли сделать организации по защите прав женщин, она стала голосом женщин, которых эксплуатируют. Она также добавила, что «Имран Хан не бог».

Ранее в этом году журналистка Зубаира написала в своем блоге о том, что начальник домогался ее: он неоднократно совершал по отношению к ней неуместные действия. В своем посту она поделилась скриншотами с их перепиской.

Пока многие восхваляли поступок Зубаиры, еще больше людей решили поиграть в «моральную полицию», спрашивая в социальных сетях, почему она продолжила работать и участвовать в переписке с человеком, намерения которого были очевидно некорректными.

В то время как поведение Сароору Ижаза (он же Салман Масуд) далеко от профессионального, стоит отметить, что Зубаира также виновата в подыгрывании ему.

Я объявляю все обвинения ложными, злонамеренными и легкомысленными. Мой адвокат займется юридической стороной вопроса.

«Люди не осознают, что бросить вызов своему начальнику не так просто. В случае Гулалай, он председатель партии, на которую она работает, она не может напрямую сказать ему заткнуться, — подчеркнул журналист Умер Али, работа которого включает анализ социальных сетей. — Даже я как мужчина подумал бы дважды перед тем, как пожаловаться на своего начальника».

Умер объясняет, что выбор в качестве мишени и обвинения в проституции независимых и обладающих твердой позицией женщин, занимающихся общественной деятельностью, как, например, модели, актрисы и политики, становится всё более распространенным трендом.

Гулалай — пуштун из Южного Вазиристана, который является Федерально управляемых племенных территорий Пакистана. Хотя ее семья и является прогрессивной по своим взглядам, сообщество пуштун в Вазиристане консервативно, и есть множество стигм, связанных с действиями, схожими с ее противостоянием Имран Хану.

В стране, где судебные дела могут длиться десятилетиями даже при достаточных для приговора доказательствах, дела о домогательстве еще более бесперспективны. Гулалай потребовалась огромная смелость, чтобы сделать то, что она сделала.

«Мы постоянно видим расовую дискриминацию пуштунов, — говорит Гулалай Исмаил, основатель Aware Girls, неправительственной организации по защите прав женщин в провинции Хайбер-Пахтунхва. — Я думаю, что люди удивлены, когда видят, как женщина-пуштун высказывает свое мнение, и немедленно связывают это с теориями заговора, как будто женщина не может обладать собственными суждениями. Мораль превратилась в мерило, используемое для того, чтобы изгонять женщин, которые обладают голосом. Мораль, культуру и религию применяют против женщин, которые осмеливаются высказаться».

Произошедшее с Айешей Гулалай стало важным уроком для пакистанцев и продемонстрировало, что мораль женщин всегда стоит под вопросом и подвергается публичным дискуссиям, что и является причиной того, что множество женщин решают молчать о домогательствах. Но в патриархальном Пакистане, где против Гулалай выступают не только мужчины, но и женщины, этот урок может затеряться в хаосе.

Некоторые из женщин-коллег по ПТИ отклонили ее обвинения на основе того, что они никогда не подвергались подобным домогательствам со стороны их сотрудников-мужчин, и потому, что партия отстаивает права женщин. Домогательства в этом случае рассматриваются скорее как организационный вопрос, чем как индивидуальное потрясение, разрушая ту малую защиту от женоненавистничества и сексизма, которой обладает женщины. Есть и пакистанцы, выступающие за право Гулалай на безопасность и на возможность высказаться против домогательств:

Еще одна образованная женщина уходит из ПТИ. Упрек Айеши Гулалай, члена Национальной ассамблеи, заставляет беспокоиться о месте женщины в партии. Это плохо.

Учитывая историю насилия по отношению к женщинам во имя чести, со стороны всех, и партии ПТИ в том числе, было бы благоразумно попросить защиты Айешы Гулалай.

История Айеши Гулалай подчёркивает реально существующую проблему гендерного домогательства и пристыжения женщин, которые осмеливаются высказаться. Эти проблемы должны быть разрешены.

Социальные сети еще больше усложняют проблему. «Интернет дает нам голос, дает силу нам и нашему мнению, — говорит Нигат Дад, основатель Digital Rights Foundation. — Но в то же время он дает нам возможность оскорблять, издеваться в виртуальном пространстве и домогаться. Эти тенденции будут только увеличиваться, пока государство не возьмет всё под контроль».

Количество грубых оскорблений, которые получила со стороны общества Айеша Гулалай, демонстрирует, насколько нетолерантно пакистанское сообщество по отношению к женщинам.

Этот пользователь Twitter ответил на вызов популярного телеведущего, который обвинил Гулалай в подделывании обвинений.

Камран Шахид, женщины не подделывают обвинения о сексуальных домогательствах. Ты женоненавистник, если думаешь, что обвинения Гулалай — ложь!

В законодательстве о киберпреступлениях, а также в 509 разделе уголовного кодекса Пакистана есть положения, диктующие, что любой, кто выступит против благопристойности женщины, должен быть наказан по закону. «Я не вижу в ближайшем будущем изменений в негуманной тенденции разворачивать клеветнические кампании против женщин, подвергшихся домогательствам и выступивших против мужчины во власти», — говорит Нигат Дад.

Тем не менее, обвинение жертвы является побочным продуктом дискриминации и сексизма, и тот факт, что Айеша Гулалай стала мишенью и обсуждение ее ситуации свелось к вопросам морали, а не к ее смелым действиям в данной ситуации, демонстрирует долгий путь, который Пакистану нужно пройти для достижения равного обращения со всеми гражданами.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо