Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

В Эль–Сальвадоре жертву изнасилования осудили на 30 лет за смерть новорождённого, несмотря на сомнительные доказательства её вины

Надпись на плакате: «Власти обязаны исправить допущенную ошибку. Справедливость для Эвелин». Сальвадорская общественность выступила с протестом, требуя у суда пересмотреть дело Эвелин Беатрис Эрнандес. Скриншот видеорепортажа CNN.

В республике Эль–Сальвадор существует очень тонкая грань между выкидышем, абортом и убийством новорождённого ребёнка.

Умозрительное объединение таких понятий лежит в основе сальвадорского закона об абортах, который некоторые считают одним из самых суровых законов в мире [анг]. Не так давно на основании этого закона 18–тилетняя Эвелин Беатрис Эрнандес была приговорена к 30 годам тюремного заключения по обвинению в «убийстве при отягчающих обстоятельствах».

Всё началось 6 апреля 2016 года, когда Эвелин проснулась от резкой боли в пояснице. Девушка поспешила в общественную уборную, где у неё началось сильное кровотечение. В результате она потеряла два литра крови, и в сопровождении матери была доставлена в госпиталь. Пока Эвелин находилась на лечении, в дом пришла полиция и обнаружила на дне выгребной ямы тело мёртвого ребёнка. Возник вопрос: был ли это аборт, выкидыш или убийство?

Эвелин не единственная, кому пришлось отвечать на этот вопрос перед судом. По данным гражданской организации по вопросам декриминализации терапевтических и евгенических абортов, а также абортов, сделанных по этическим соображениям [исп], 129 женщин предстали перед судом по обвинению в совершении аборта или в убийстве при отягчающих обстоятельствах, 49 из них были осуждены.

Некоторые правозащитные организации считают, что эта постоянная проблема является результатом суровых законов против абортов [анг]. Аборты в стране запрещены, поэтому женщины идут на риск и в итоге оказываются за решёткой. Кроме того, женщин, у которых возникают осложнения при родах, подозревают в совершении абортов или убийств.

Разные версии дела Эвелин

По мнению судебного обвинителя [исп], Эвелин знала о своей беременности, однако пыталась её скрыть, чтобы впоследствии избавиться от плода. Сперва девушку обвинили в попытке совершить аборт, но в итоге она была признана виновной в убийстве при отягчающих обстоятельствах, так как новорождённый, достигший 8–ми месяцев [исп] внутриутробного развития, считался доношенным и, по заключению судебно–медицинской экспертизы, был жизнеспособен.

En la Vista Pública a cargo del Juzgado de Sentencia de Cojutepeque, se estableció con suficientes pruebas pericial, documental y testimonial, que la incriminada actuó con [premeditación], en contra de la vida de su hijo, porque incluso después de ingresar con hemorragia al Hospital “Nuestra Señora de Fátima” de Cojutepeque, el seis de abril del año dos mil dieciséis, y de diagnosticarle un parto vaginal intradomiciliar, negó que hubiere estado embarazada.

На открытом заседании суда в городе Кохутепеке, согласно оценке экспертов, а также на основании документальных и свидетельских показаний, было определено, что действия обвиняемой, угрожающие жизни её ребёнка, носили умышленный характер. Так, оказавшись в госпитале «Nuestra Señora de Fátima» в Кохутепеке, 6 апреля 2016 года, в результате большой кровопотери, после обследования и установления факта наступления естественных родов, Эвелин Эрнандес продолжила отрицать свою беременность.

Однако у Эвелин есть своя версия произошедшего. Девушка рассказала суду, что не подозревала о беременности, так как не ощущала каких–либо симптомов, кроме того у неё наблюдался регулярный менструальный цикл. Это означает, что она не могла соблюдать необходимые для здорового протекания беременности меры, что лишь увеличило риск выкидыша. Она также призналась, что была несколько раз изнасилована участниками одной из преступных банд. Тем не менее эти показания никак не повлияли на решение суда, так как в Эль–Сальвадоре по закону запрещены все аборты [анг], в том числе аборты после изнасилования.

Те, кто отстаивал интересы Эвелин, включая феминистическое движение, убеждены, что девушку осудили без каких–либо прямых доказательств её вины. По их мнению, она стала жертвой ложного судебного процесса, основанного исключительно на разного рода предположениях. Кроме того, правозащитники признали отчёт судебно–медицинской экспертизы неточным [исп], так как экспертам не удалось достоверно определить, когда погиб новорождённый: до или после родов. Для Эвелин, как и для прокуратуры, эта неточность стала решающей. В результате суд посчитал, что ребёнок погиб после рождения и приговорил Эвелин к тюремному заключению за преднамеренное убийство младенца. Мать девушки вместе с адвокатами готовится подать апелляционную жалобу.

Международное освещение дела

Неоднозначное дело Эвелин разделило общественность Эль–Сальвадора на два лагеря и к тому же вызвало огромный резонанс в мировом сообществе. Определить все обстоятельства случившегося действительно сложно, при этом международные СМИ, кажется, никак не способствуют раскрытию истины, публикуя противоречивую информацию: то ли девушку осудили за выкидыш [исп], то ли за совершение аборта. Один из местных блогеров по имени Тим, который рассказывает читателям об Эль–Сальвадоре и о его жителях, а также об истории и культуре страны, опубликовал своё видение происходящего [анг]:

Most of the English language reporting is written for headlines and misses some of the complexities of the story. (…) Several English language news reports state that Hernandez was convicted for failure to seek prenatal care. Reading the various reports of this case (I was not in the courtroom), I think this is incorrect. There was testimony that a local health promoter came to check on her three different times because local people in the community were saying she was pregnant. She or her mother did not permit the health visit, but this was not alleged to be the cause of the fetal death. Prosecutors said this proved (a) Hernandez should have known she was pregnant, and (b) she refused the visits to cover up the fact that she was pregnant.

Большинство англоязычных репортажей преподносят в качестве сенсационных новостей, и зачастую многие важные детали в таких историях опускаются. (…) По информации некоторых новостных изданий, Эвелин Эрнандес якобы осудили за отказ в постановке на учёт по беременности [анг]. Прочитав пару подобных статей (следует отметить, что на суде я не присутствовал), я подумал, что информация не верна. В деле имеются показания о том, что в дом к Эвелин три раза приходил местный медицинский работник, после того как соседи начали подозревать о её беременности. Эвелин и её мать от медосмотра отказались, однако о данном факте не заявлялось как о причине смерти ребёнка. Обвинитель утверждает, что эти показания доказывают: 1) Эрнандес должна была знать о своей беременности, и 2) она отказалась от осмотра, чтобы эту беременность скрыть.

#JusticeForEvelyn [Справедливость для Эвелин]

Споры по делу привели к возникновению в Twitter кампании #JusticeForEvelyn [Справедливость для Эвелин], которая борется за отмену решения суда. Кампания организована сальвадорским общественным объединением Las17 [исп] при международной поддержке.

@berthamariaD поясняет, что, согласно протоколу о вскрытии, причина смерти новорождённого не установлена

Другие правозащитники отмечают, что всех сальвадорских девушек, осуждённых за аборт или убийство новорождённых, объединяет бедность. В своей статье «Знамение ямного туалета» [исп] блогер Вирджиния Лимус довольно жестоко и саркастично определяет общественную уборную символом страданий этих женщин.

Nadie parece notar que una y otra y otra vez la narrativa de las mujeres acusadas de homicidio –no de aborto, ni lo quiera Dios– en contra de sus fetos tiene como escenario brutalista y vulgar el baño público. No es uno con pastillitas olor lavanda tropical, toallas suavecitas gracias al poder del Suavitel Adiós al Planchado ni duchas con control de temperatura, no. Son fosas sépticas. Estas mujeres-monstruo, inmorales, capaces de matar a sus propios hijos, suelen tener como escenario el piso de tierra, la pared de bahareque, las lombrices reptando al fondo de la fosa.

Кажется, будто никто не замечает, что раз за разом история девушек, да простит их Бог, обвинённых в убийстве новорождённых (не в аборте), берёт свое начало в мерзком и убогом общественном туалете. И это далеко не та уютная ванная комната, благоухающая лавандовым ароматизатором с тропическими нотками, вместе с мягкими, как после использования кондиционера «Suavitel», полотенцами и душем с терморегулятором. Нет, это общественный туалет с грязными полами, забрызганными стенами и выгребной ямой, кишащей червями, который все эти аморальные женщины-монстры, готовые на убийство собственного дитя, выбирают для совершения преступления.

В заключение, представители гражданской общественности хотели бы подчеркнуть тот факт, что насильники Эвелин до сих пор безнаказанно гуляют на свободе. Общественность убеждена, что обвинитель Эвелин должен найти преступников и представить их на суд вместо неё:

Они изнасиловали её, она родила мёртвого ребёнка, не подозревая о своей беременности, и теперь она, а не её насильники, сядет в тюрьму. #JСправедливостьДляЭвелин ЭТО НЕПРИЕМЛЕМО!

Заголовок на изображении: Жертва изнасилования проведёт 30 лет за решёткой за то, что её ребёнок погиб при родах
Текст на изображении: 19–ти летняя Эвелин Беатрис Эрнандес через несколько месяцев после изнасилования родила мёртвого ребёнка. В соответствии с сальвадорским законом, запрещающим аборты, её приговорили к 30 годам тюремного заключения…

Именно поэтому мы требуем #СправедливостьДляЭвелин

Текст на изображении: Сальвадорские власти утверждают, что Эвелин совершила убийство человека при отягчающих обстоятельствах, и за это суд приговорил её к тюремному заключению. Защита считает обвинения ложными, настаивая на том, что у Эвелин случился выкидыш. Власти не желают принимать во внимание факты, являющиеся достаточным основанием для сомнений в её виновности. Эвелин — 18–ти летняя девушка, которая живёт в нищете, в отдалённой глубинке республики Эль–Сальвадор, где минимальная заработная плата составляет около 150 долларов в месяц; она была изнасилованна участниками преступной банды, однако именно её признали виновной преступницей.

Безнаказанность преступников, совершивших гендерное насилие, — обычное явление для Эль–Сальвадора, страны с самым высоким уровнем женоубийства в мире [анг]. Большинство преступлений, связанных с домашним насилием, изнасилованием и убийством женщин, остаются без внимания правоохранительных органов, и лишь один процент [исп] заканчивается обвинительными приговорами.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо