Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Как самосуд-наказание татуировкой демонстрирует скептицизм по отношению к правам человека в Бразилии

Двое мужчин привязали подростка к стулу и вытатуировали на его лбу: «Я вор и мерзавец». Изображение: Скриншот из WhatsApp

[Ссылки ведут на сайты на португальском языке, если не указано иного].

Недавняя история, захватившая социальные сети в Бразилии, связана не с драматичной политикой страны, а с подростком, татуировкой и двумя мужчинами, попытавшимися совершить самосуд во имя «справедливости».

Услышав слухи о том, что кто-то пытался украсть велосипед по соседству, тату-мастер и его друг решили, знают, кто виноват: 17-летний мальчик. Тогда пара решила преподать ему урок. Они арендовали комнату в пансионе, привязали мальчика к стулу и вытатуировали ему на лбу фразу «Я вор и мерзавец». Вся эта ужасная пытка была запечатлена на видео и опубликована в WhatsApp. Вскоре запись распространилась по интернету.

Подросток, который, по словам своей семьи, лечился от психического заболевания и наркотической зависимости, не появлялся дома с конца мая. Его родители выяснили его местонахождение, только узнав его на том видео. Они сообщили о ролике в полицию, которая в свою очередь арестовала двух мужчин и обвинила их в пытках.

После воссоединения с семьёй в полиции мальчик отрицал обвинения в краже. Он утверждает, что никогда не пытался украсть велосипед, а только врезался в него, когда был пьян, и тот упал. Он также признался репортёру, что «хотел умереть, увидев татуировку на лице».

Однако значительная часть пользователей интернета не выразила сочувствия к мальчику. Университетский проект, который следит за политическими дебатами в бразильских социальных сетях, показал, что очень многие на самом деле высказались в поддержку линчевателей.

Когда кто-то организовал кампанию по сбору средств, в конце концов ставшую успешной, чтобы помочь мальчику и его семье оплатить удаление татуировки, они начали получать угрозы в социальных сетях за попытку поддержать «преступника».

Одно из самых пересылаемых изображений на Facebook в выходные 10 июня — теперь уже с более чем 100 000 репостами — гласит: «Когда преступника наказывают, это становится новостью, люди считают это абсурдным и пытаются собрать деньги, чтобы оплатить пластическую операцию „замученному“ подростку. Но когда умирает полицейский, ничего не происходит!»

Изображение распространилось в бразильских группах на Facebook, таких как «Правые консерваторы», «Правые живут 3.0» — название, вероятно, говорит о том, сколько раз эта страница была заблокирована Facebook, — и «Поклонники Жаира Болсонаро»; в названии последней упоминается бразильский законодатель, которого американский журналист Гленн Гринвальд в The Intercept назвал [анг] «самым ужасным женоненавистником и отвратительным чиновником в демократическом мире».

Даже после того, как стало известно, что сам тату-мастер ранее был осуждён на пять лет тюремного заключения за кражу, данные группы, суммарно имеющие более 1 миллиона подписчиков, продолжили поддержку линчевателей.

Кампания по сбору средств, созданная для того, чтобы помочь подростку с удалением татуировки

Болсонаро, известный своей страстной защитой поддерживаемой ЦРУ военной диктатуры, продолжавшейся с 1964 по 1985 год, — один из основоположников растущего в Бразилии движения, приверженцы которого считают, что причина высоких показателей преступности в стране — права человека.

В прошлом году опрос, проведённый Бразильским народным форумом по общественной безопасности, показал, что 60% бразильцев согласились с фразой «Хороший преступник — мёртвый преступник» — по их мнению, права человека существуют только «для защиты» нарушителей закона.

Болсонаро лидирует по опросам перед президентскими выборами 2018 года, особенно благодаря представителям верхних слоёв среднего класса.

«Очень опасный сценарий» для движения вперёд в области прав человека

Уличная преступность в Бразилии чрезмерно разрослась. Если у вас есть какое-то количество друзей из Бразилии, не удивляйтесь, но почти у всех них может быть опыт участия в какой-нибудь уличной краже с применением насилия хотя бы единожды. Эта реальность подкрепляет широко распространенное мнение о том, что государство не способно осуществлять законы и наводить порядок и установление справедливости зависит только от самих людей.

Неудивительно, что Бразилия — первая страна по количеству проявлений самосуда. По словам Хосе де Соуза Мартинса, социолога и автора книги «Линчевание — общественная справедливость в Бразилии», в этой стране ежедневно происходит одно линчевание или попытка самосуда.

В 2014 году две истории захватили национальное внимание. Первая о мальчике-подростке, которого полностью раздели и за шею привязали к фонарному столбу велосипедной цепью в Рио-де-Жанейро, предположительно после того, как он попытался ограбить пешехода. Уже через несколько месяцев после этого женщина была убита толпой в Гуаруже [анг], городе недалеко от Сан-Паулу, причиной стал интернет-слух, утверждавший, что она похищала детей.

В основе этих линчеваний лежит непринятие базовых прав человека, таких как право на жизнь, достоинство и справедливое судебное разбирательство — эти права есть и у тех, кто совершил преступления. И, как и во многих странах в настоящее время, в Бразилии наблюдается растущая тенденция рассматривать права человека как нечто, принадлежащее политическим левым, что само по себе делает их достойными противостояния.

В интервью журналу Nexo Ренато Зербини, кандидат юридических наук и международных отношений, объясняет, как универсальность принципов прав человека — одного из его основополагающих аспектов — в настоящее время находится под угрозой по всему миру:

Em um momento onde o senso comum, produto dessa disputa ideológica, indica que os direitos humanos protegem somente os presidiários, os pobres ou os migrantes não documentados, evoca-se um sentimento de autoproteção nacional e social capaz de arregimentar todos aqueles temerosos da afirmação desses direitos.
Essa ação-reação encaixa-se como uma luva no atual cenário internacional: conflitos armados, enormes fluxos migratórios, instabilidade política, terrorismo, destruição ambiental, corrupção e fanatismos de todo tipo —ideológicos, políticos e religiosos — que tendem a se misturar. É um cenário muito perigoso porque pode corroer e até destruir, em parte ou no todo, o regime de proteção dos direitos humanos e do meio ambiente construído depois da Segunda Guerra Mundial.

В тот момент, когда здравый смысл, продукт идеологических разногласий, указывает на то, что права человека защищают только заключенных, бедных, иммигрантов без документов, это вызывает чувство национальной и социальной самозащиты, способное объединить всех тех, кто боится установления этих прав. Этот принцип действия и противодействия идеально вписывается в современный международный сценарий: вооруженные конфликты, огромные миграционные потоки, политическая нестабильность, терроризм, разрушение окружающей среды, коррупция, фанатики всех видов — идеологические, политические и религиозные — которые, как правило, объединяются. Это очень опасный сценарий, поскольку он может подорвать и даже разрушить, частично или в целом, режим защиты прав человека и окружающей среды, созданный после Второй мировой войны.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо