Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Китай запретил к выходу роман-лауреат «Мягкое погребение» о смертельных последствиях земельной реформы

Надпись на стене комнаты, где проходит семинар литературной критики, гласит: «Мягкое погребение» — это «ядовитое растение». Фото писателя Фан Фан из микроблога Weibo.

[Ссылки ведут на страницы на китайском языке, если не указано иного].

Недавно власти Китая ввели запрет на продажу романа «Мягкое погребение» (анг. Soft Burial), лауреата литературных наград, повествующего о временах китайской земельной реформы в 1950-х годах. Автор книги — китайская писательница Фан Фан.

Книга рассказывает о судьбе женщины, страдающей амнезией, которую она приобрела, став свидетелем страшной трагедии: вся семья её мужа была доведена до самоубийства во времена общенациональной земельной реформы Коммунистической партии Китая. Задача реформы заключалась в устранении помещичьего класса вскоре после создания Китайской Народной Республики в 1949 году. Некогда похороненные воспоминания продолжают преследовать женщину на протяжении её жизни, и тогда сын героини решает разузнать тайны её прошлого.

Самоубийства, связанные с земельной реформой — это далеко не выдумка автора. В добавок к публичным казням, классовая борьба привела к тому, что тысячи помещиков и зажиточных крестьян были доведены до самоубийства. Хотя официальных данных о числе жертв не существует, по приблизительным подсчетам [анг] китайских и американских специалистов, их количество составило от 1 до 5 миллионов человек.

Роман «Мягкое погребение» был впервые опубликован в 2016 году и стал обладателем литературной премии 2016 года Luyao за свой исторический реализм. Автор романа Фан Фан объясняет название книги в своём послесловии:

人死之后没有棺材护身,肉体直接葬于泥土,这是一种软埋;而一个活着的人,以决绝的心态屏蔽过去,封存来处,放弃往事,拒绝记忆,无论是下意识,还是有意识,都是被时间在软埋。一旦软埋,或许就是生生世世,永无人知。

Предание покойного человека земле без помещения его тела в гроб здесь называют «мягким погребением»; у живых людей запечатывание своего прошлого, отречение от предков, отказ от воспоминаний, умышленно или подсознательно, приводит к мягкому погребению их жизней в реальном времени. Когда они попадают в это состояние, прошлое человека стирается и наступает амнезия.

23 апреля 2017 года, в преддверии объявления о награждении романа премией Luyao, на семинаре литературной критики в городе Ухань рабочая группа-организатор «Работник, крестьянин и солдат» заключила, что данное произведение является «ядовитым растением»:

攻击土地革命运动……为封建地主阶级招魂……是一株反共大毒草!

Критика земельной реформы…направленная на воскрешение духа помещичьего класса…как следствие, ядовитое растение, губительное для коммунизма!

Подобные литературные семинары, критикующие роман, были организованы и в других китайских городах как, например, в Чжэнчжоу.

Бывшие лидеры Коммунистической партии Китая также высказали своё недовольство по поводу содержания книги. Бывший глава Организационного отдела ЦК КПК Чжан Цюаньцзин написал обвинительную статью в духе политической борьбы, озаглавив её так — «„Мягкое погребение” — это отражение идеологической классовой борьбы в текущей ситуации»:

方方的小说无视土改的这个本质方面,给土改泼了一大盆脏水,这是对历史的歪曲,是历史虚无主义在文艺领域的典型表现,是‌‌‘和平演变’与反‌‌‘和平演变’斗争的具体表现。‌‌

Роман Фанг Фанг — это игнорирование сути земельной реформы и поливание грязью всей кампании. Это искажение истории, типичное проявление исторического нигилизма в областях литературы и культуры и конкретный пример борьбы между «миролюбивой трансформацией» и анти–«миролюбивой трансформацией» [политической системы].

Генерал-лейтенант народно-освободительной армии Чжао Кэмин [анг] распространил критику и на ряд других современных романов:

历史虚无主义思潮尽管受到党和人民的有力抵制和批评,但仍在以各种形式滋长蔓延。除了在历史研究领域,在讲台、论坛上不断欺骗毒害人们,近些年在文学创作领域也表现得十分猖獗。为地主阶级翻案、控诉土改的小说《软埋》只是其中最新出版、最露骨的表达罢了。在此以前,有《活着》、《生死疲劳》、《白鹿原》、《古船》等等。长期以来,这些作品基本上没有在主流媒体上受到有分量的分析批评,也未听说其所在单位党的组织对此有过批评指正,有的人反而获得了很高的地位、炫目的光环,有很多粉丝和吹鼓手。这就在客观上产生了一种导向,写这类颠覆历史的东西可以出名得利,可以风光无限。‌‌

Несмотря на то, что исторический нигилизм подвергался осуждению со стороны партии и народа, ему удалось распространиться в разных формах. В дополнение к опасным историческим исследованиям, университетским лекциям и публичным форумам, он буйно расцвёл и в литературе. Недавно опубликованный роман «Мягкое погребение» — это лишь одна из попыток недвусмысленно оправдать помещичий класс, критикуя земельную реформу. До его публикации другие подобные ему романы — «Жить» [анг], «Устал от жизни и смерти», «Равнина белого оленя», «Древний корабль» и пр. — не подвергались критике ведущих СМИ. Писателей миновали порицания со стороны начальства и руководителей подразделений партии. Некоторым из них даже удалось занять высокие посты и получить одобрение от своих поклонников и последователей. Это породило новый тренд, согласно которому уничтожение истории — это своего рода билет в успешное и светлое будущее.

Волна критики достигла кульминации в запрете романа.

Несмотря на это, в интернет-пространстве широкое распространение получила электронная версия книги, которая завоевала любовь читателей. Многие сочли роман воодушевляющим и оставили в сети свои комментарии. Другие пользователи жаловались, что их комментарии были заблокированы и затем удалены, оказавшись в «мягком погребении». Ниже приведены комментарии, которые до сих пор блуждают на просторах популярной платформы Weibo.

Читатель из города Чэнду пишет:

故事讲得很好[…]原来不相关的人都联系起来。但是看着结尾很不爽,居然不探究真相,任由父母的历史湮没。懦弱和不孝啊。但也许是故意为之,让读者也有一种软埋的感觉,因为这才是真实的生活。

История хорошо рассказана… несвязанные между собой персонажи в итоге объединяются. Вот что мне не понравилось, так это концовка: почему бы не искать правду дальше, почему позволять истории его родителей оставаться похороненной? Это пахнет трусостью и отсутствием уважения к ним. Может это было частью авторской задумки — дать нам возможность почувствовать состояние «мягкого погребения», потому что оно давно стало реальностью нашей жизни.

Читатель из города Шаньдун также выразил своё мнение:

没有一件事,会有它真正的真相。
重要的不是真相是什么,而是我们用什么态度去面对它。
我们或许永远无法公正的评价那个年代,但是我们有权利去质疑它。
一个国家应该开放的去面对自己的历史,否则历史的包袱只会越来越沉重。

История всегда неоднозначна. Важна не сама правда, а наше к ней отношение. Возможно, мы никогда по-настоящему не сможем дать честную оценку прошлому, но мы вправе задавать ему вопросы. Страна должна открыто смотреть в лицо своей истории, иначе «багаж» этой истории станет для неё непосильной ношей.

Роман Фан Фан побудил одного из читателей из провинции Аньхой рассказать историю своей семьи:

我的曾祖父少年在地主家做学徒,因聪明勤快,后来自己办木厂染坊、买田,家境逐渐殷实富足。直到土改,我家应算是富农,绝称不上地主。之所以被划为地主,是因为当时的土改负责人与我家有仇,强把我曾祖母家的地加在我家头上。我曾祖母家倒是地主,但她家的田地是她兄弟的,跟我曾祖母、跟我家哪有什么关系?欲加之罪,何患无辞!我不知道曾祖父是怎么死的。但我知道我的曾祖母,这位传统大家庭的女主人,是被活活饿死在自己床上的。

我曾祖父的父亲是晚清举人,一生教书,死后留下几大竹篾筐书,土改时候全被烧掉 。
我的祖父土改前在县城高中读书,读医农科,成绩优异,准备保送复旦。但土改时被扣上“地主少爷”之名,只得落寞归乡,一生面朝黄土。虽然在六十年代教过几年书,但这几年教书的经历,反而又让他在文革中受了不少罪。

我家世代耕读之家,土改一役,书被烧尽,田被收走,真是绝人活路,后来几十年困顿窘迫,其间血泪,倒向谁人控告与哭诉!

Мой прадед прислуживал у одного помещика. Благодаря своему уму и упорству он открыл столярный цех и мастерскую по покраске изделий, купил землю и разбогател. Он был зажиточным крестьянином, но никак не помещиком. Однако во время земельной реформы его приравняли к помещикам, потому как он явно отличался от тех, кто эту реформу ввёл. При подсчете всей недвижимости моего прадеда, в итог включили и землю, принадлежавшую семье моей прабабушки. Её семья была из помещиков, но сама земля принадлежала её братьям и не имела к моему прадеду никакого отношения. Это была уловка ради мести. Я не знаю, как умер мой прадед, но моя прабабушка умерла от голода, лёжа в своей постели.

Отец моего прадеда был из образованной бюрократии при поздней династии Цинь. Всю свою жизнь он преподавал и оставил после себя огромное количество книг. Все они были сожжены дотла во времена земельной реформы.

Мой дедушка изучал медицину и сельское хозяйство в старших классах городской школы. Он готовился к поступлению в университет Фудани. Однако когда его окрестили сыном помещика, он был вынужден вернуться в свою деревню и начать работать фермером. В 1960-х годах он недолго преподавал, за что подвергся преследованиям во времена Культурной революции.

В моей родне все были крестьянами и образованными чиновниками. Благодаря земельной реформе их книги были сожжены, а земли отобраны. У них не было другого выхода. Десятилетиями они были вынуждены страдать и молча вытирать слёзы и кровь, так как им было запрещено говорить о своих бедах вслух!

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо