Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Помогая писать историю секс-работниц в Уганде

Секс-работница в Бвайсе, трущобах на севера Кампалы. Фото: Пруденс Ньямишана

[Все ссылки в статье ведут на англоязычные сайты, если не указано иное].

Если бы вы спросили меня, почему я решила написать дневник секс-работницы в своём блоге, я бы сказала вам, что сделала это из чистого любопытства. Я слышала истории о том, что в Бвайсе, трущобах на севере Кампалы, женщины продавали себя за 500 угандийских шиллингов (0,14 долларов США). Я хотела самолично увидеть картину происходящего и, возможно, поделиться ею с читателями моего блога. Поэтому я позвонила своему другу Джозефу, общественному работнику, который много лет трудился в этой области.

Трущобы Бвайсе расположены в пяти минутах от центрального делового района Кампалы. Джозеф ждал меня, когда я однажды днём вышла из пригородного такси. После обмена любезностями он провёл меня по узкому коридору. В конце коридора картина внезапно изменилась: это была не та Кампала, к которой я привыкла. Я увидела кабаки с грязными стенами, в полдень заполненные мужчинами и женщинами. Везде был мусор и фоном играла музыка лингала [прим. редактора: конголезская румба, жанр африканской танцевальной музыки, сходной с кубинским жанром сон]. Перемещаясь, я и Джозеф были вынуждены перепрыгивать через ручьи сточных вод. Мы бродили по переулкам, выстроенным из лачуг со стенами из деревянных и железных листов. Позже я узнала, что это были публичные дома и что более 300 женщин ежедневно приходили сюда днём и ночью для продажи секса.

Женщина около пятидесяти лет поприветствовала нас в нашем пункте назначения. Она назвала нам своё имя и гордо представилась «Мамочкой» секс-работниц. Она пригласила нас в маленькую комнату площадью около 8 квадратных метров с грязным полом. В углу рухнувшая полка, заполненная бутылками местного джина. На другой стороне комнаты стояли двухъярусная и односпальная кровати. Моё внимание привлёк ребёнок, спящий на нижней койке.

Мамочка рассказала нам, что сдаёт эти кровати тем, кто покупает и продаёт секс. Кровать стоит 500 угандийских шиллингов за одно использование.

Я сказала Мамочке, что мы заинтересованы в распространении информации об ужасных условиях существования секс-работниц в трущобах Кампалы, чтобы уполномоченные лица смогли обратить внимание и, надеюсь, сделать с этим что-то. Поскольку Джозеф работал с ней раньше, и один из её детей участвовал в программе Джозефа, она радушно нас приняла. Однако сказала, что мы должны оплатить время общения с женщинами.

Мамочка представила нас 28-летней женщине, работающей в её заведении. Женщина бегло говорила по-английски и очень хотела, чтобы её история была услышана. Она отметила, что не хотела денег — всё, что ей было нужно — кто-то, с кем можно поговорить. Я обещала, что не раскрою её личность, но она настаивала на том, что это не важно, так как ей было нечего терять. Её история тронула меня.

Когда я опубликовала её историю, она вызвала массу реакций в социальных сетях. Некоторые комментаторы благодарили меня за рассказ этой истории, говоря, что они думали, что женщины идут на это из-за денег. Другие, однако, интересовались моим мотивом к описанию этой проблемы.

Однажды! Возможно однажды! 🙃 Пру [Пруденс], спасибо за то, что поделилась историями этих девушек.

«У меня есть план» #SexWorkerDiaries <<Вот эта история заставила меня прослезиться>>

Некоторые читатели взяли на себя определённые обязательства, многие из которых ещё предстоит выполнить. Один человек обещал купить телефон одной из женщин, другие — отправить деньги. Некоторые люди даже посоветовали мне открыть организацию, которая могла бы содержать реабилитационный центр для помощи секс-работницам. Однако я настаивала на том, что моя работа состоит в рассказывании историй и как на читателях на них также лежит ответственность — сделать что-то для решения этой проблемы, если они действительно озабочены этим.

Несмотря на то, что моим первоначальным мотивом было чистое любопытство, время, проведённое с женщинами в Бвайсе, позволило мне обнаружить затаённые проблемы, с которыми Уганда действительно не справляется. Такие явления, как торговля детьми, сексуальное рабство, невыполнение родительских обязанностей, крайняя степень нищеты, насилие в отношении женщин и преступность. Чем больше я разговаривала с женщинами, тем больше я понимала, что проблемы, с которыми они столкнулись, были намного серьёзнее, чем я думала. И это было ошеломляюще: я почти сдалась после того, как услышала вторую историю.

Одобрение, которое я получила от организаций, работающих с этими проблемами, стало толчком к тому, чтобы продолжать писать. Вот что сказали Not For Sale Уганда, социальное предприятие, совместно разрабатывающее стартапы, социальные проекты и бренды, чтобы положить конец торговле людьми, в ответ на мой рассказ о секс-работнице по имени Кемирембе:

“We must work together on giving hope to the most vulnerable. Kemirembe’s story is very touching. Not For Sale is now incorporated in Uganda and mainly our work will target people in Kemirembe’s situation or a quite similar one, provide social intervention and other sustainable social enterprises that can provide them with alternative dignified work.”

«Мы должны работать вместе, чтобы дать надежду самым незащищённым слоям общества. История Кемирембе затрагивает душу: в настоящее время «Not For Sale» [«Не для продажи»] объединено с Угандой, и в основном наша работа будет направлена на людей, находящихся в ситуации Кемирембе или очень похожей, обеспечит социальное посредничество и другие предприятия социальной поддержки, которые могут предоставить им альтернативную достойную работу».

Читатель, поделившийся одной из историй на своей странице в Facebook, получил письмо от друга из США, в котором говорилось:

“I’m coming to Uganda in August. I’m looking to help women involved in prostitution,” they wrote. “If you know of anyone or are willing to help me find people or ministries that are wanting to help women please let me know.”

«Я еду в Уганду в августе. Я собираюсь помочь женщинам, замешанным в проституции, — писал(а) он(а). — Если вы знаете кого-нибудь или готовы помочь мне найти людей или министерства, которые хотят помочь женщинам, пожалуйста, дайте мне знать».

Бенджамин Мусаасизи, сооснователь христианской организации «Divine Hearts» [«Божьи сердца»], прокомментировал пост в блоге.

“We at Divine Hearts Foundation do appreciate your efforts in bringing such realities to the rest of the world and we are committed to working with you so as to find ways of helping these sisters of ours.”

«Мы в Фонде „Divine Hearts“ очень ценим ваши усилия, направленные на то, чтобы донести эту реальность до остального мира, и мы полны решимости работать с вами, чтобы найти способы помочь этим нашим сёстрам».

Я встретилась с Бенджамином лично, и он пообещал от имени своей организации, что оплатит обучение в школе для двоих детей секс-работниц. Такое обещание, при условии его выполнения, может серьёзно изменить жизнь этих детей.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо