Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Органы власти Бутана запретили фильм из-за «неправильного использования» религиозных масок на экране

Masked dances performed in annual religious Bhutanese festival called tshechu on the tenth day of a month of the lunar Tibetan calendar. Image from Flickr by Arian Zweckers. CC BY 2.0

Танцоры в масках на ежегодном религиозном бутанском фестивале Цечу в 10-й день месяца лунного календаря Тибета. Фото Ариан Цвекерс из Flickr. CC BY 2.0

Недавний запрет фильма, обвиненного в оскорблении достоинства религиозных символов, вызвал множество дискуссий в Бутане.

Бутанское управление по инфокоммуникациям и средствам массовой информации (BICMA) заявило, что Hema Hema: Sing Me a Song While I Wait [анг] («Пой мне песню, пока я жду»), художественный фильм тибетского буддийского ламы и писателя Дзонгсара Джамьянга Кхьенце Ринпоче, не может быть показан в стране по результатам проверки национального совета кинокритиков и департамента культуры министерства внутренних дел и культуры.

Управление по средствам массовой информации известило о решении в письме, направленном 10 января 2016 года в продюсерскую компанию фильма Tsong Tsong Ma Productions, сообщая, что запрет наложен «из-за различных религиозных масок, использованных героями в фильме, которые не соответствуют нашей традиции и культуре».

Фильм, действие которого происходит в Бутане, рассказывает о группе людей, которые проводят вместе несколько дней в лесу в анонимности, благодаря маскам, которые они носят. Фильм был снят в Бутане [анг], в нем приняли участие более 400 актеров, в основном деревенские жители из восточной части страны.

Официальная религия Бутана — буддизм, который влияет на многие аспекты культуры маленькой страны. Маски присутствуют во многих обычаях. В настоящее время Бутан считает, что необходимо вести работу по сохранению [анг] традиционной культуры и своего наследия в условиях влияния иностранных культур, так как страна находится в бурном развитии.

Однако многим бутанцам неясно, что именно вызвало неодобрение. Фильм был уже показан на многих международных кинофестивалях, таких как кинофестиваль в Локарно [анг], кинофестиваль в Лондоне BFI [анг], кинофестиваль в Тайбэе Golden Horse [анг] и международный кинофестиваль в Сингапуре [анг], удостоился особого внимания со стороны международного жюри на международном кинофестивале в Торонто [анг] в сентябре прошлого года. Премьера фильма в Бутане была запланирована [анг] на декабрь 2016 года.

Посвящается бутанским госорганам ИСКУССТВА и ТВОРЧЕСТВА — пожалуйста, не путайте любовь к собственной культуре с посягательством на свободу творчества.

Когда закон становится важнее искусства — это проблема!

На официальной странице фильма в Facebook [анг] появилось обращение в связи с запретом:

This narrowed minded decision is not just a ban against the film but a decision against the freedom of expression and creativity in Bhutan. It has sent out a loud and clear message to all aspiring Bhutanese artists that in Bhutan there are boundaries to one's dreams and to one's creativity. […]

This decision undermines artistic expression and creative freedom. It reflects the inability of decision makers and media regulator to see the bigger picture. While regulation is a necessary evil to avoid misinformation, deliberate manipulation of facts, and insensitive distortion of cultural values, among others, it should not be arbitrarily imposed to stifle and subdue the budding creative industry.

Такое недальновидное решение является не просто запретом на кино, но и решением против самовыражения и свободы творчества в Бутане. Был послан громкий и четкий сигнал всем амбициозным художникам, что в Бутане существуют границы для мечты и творчества. […]

Это решение разрушает самовыражение и свободу творчества художников. Оно отражает неспособность принимающих решения людей и контролирующих медиа органов увидеть более широкую картину. В то время как контроль является необходимой мерой для избежания дезинформации, умышленного манипулирования фактами и бесчувственного искажения культурных ценностей, в том числе, он не должен произвольно устанавливаться для подавления и ослабления зарождающейся творческой индустрии.

Люди задаются вопросом: действительно ли фильм оскорбил культурные и религиозные символы, в чем он был обвинен, если они использовались исключительно для целей искусства. Например, Таши ТД [анг] прокомментировал:

The film does not undermine the sacred symbol and use of masks. Rather the masks are used as a powerful symbol and medium to convey the fundamental message about identity, anonymity and freedom.

Фильм не разрушает священный символ и назначение масок. Наоборот, маски используются в качестве мощного символа и средства для передачи важной мысли об идентичности, анонимности и свободе.

Юнтен Джамтшо [анг] говорит:

Modern people needs to be reached with modern means. If BICMA based their judement on their guidlines, then it is high time that they review it to set more space for creative arts and expressions.

Необходимы современные средства для привлечения внимания современных людей. Если BICMA строят свои суждения согласно основным принципам, то самое время пересмотреть их и предоставить больше пространства для творчества и самовыражения.

Сонам Ванмо Дукпа-Джалани написал свою рецензию о фильме и о назначении масок для бутанского журнала Yeewong [анг]:

The lead actor of Hema Hema, Tshering Dorji, a charismatic and natural actor […], has the hefty task of conveying his feelings with a mask on. It is not the easiest thing to do, but he does so successfully – we feel his desire, we sense his fear, we experience his aggression and remorse. […]

Some of the scenes in the movie are rendered like visual poetry, and some like a mystic, operatic performance.

У главного актера Hema Hema, Тшеринга Дорджи, харизматичного и талантливого […], была непростая задача — передать свои чувства с надетой на лицо маской. Это очень сложно, но он превосходно справился – мы чувствуем его желание, ощущаем его страх, мы испытываем его агрессию и раскаяние. […]

Некоторые сцены из фильма представлены как визуальная поэзия, некоторые, как мистический оперный спектакль.

А некоторые, как Сонам Вонмо [анг], задаются вопросом о культурной политике:

Ironic that while more Bhutanese celebrate Xmas, Halloween, have weddings where they follow western traditions (wearing gowns etc) throw baby showers, in essence observe traditions that are not ours, BICMA is worried that a film about Bhutan is not keeping with “tradition”?

As it goes with the nature of bans, it has made me (and I am sure the rest of the Bhutanese) even more curious, and for HEMA Hema, a ban is a boost.

Какая ирония — в то время как все больше бутанцев празднуют Рождество, Хэллоуин, свадьбы, где они следуют западным традициям (носят платья и т. д.), организуют вечеринки в честь рождения ребенка, по сути, соблюдают традиции, которые не являются нашими, BICMA обеспокоен тем, что фильм о Бутане не соответствует «традициям»?

Естественно, как и любые запреты, это вызывает у меня (и я уверен, что и у остальных бутанцев тоже) все больше любопытства, и для HEMA Hema цензура послужила мощным толчком.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо