Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Колумбия, её конфликты и её надежды с точки зрения учителей в Diarios de Urabá

Foto: Carretera hacia Urabá, fotografía de Wikimedia Commons, del dominio público.

Фото: Дорога по направлению к городу Ураба, фото Wikimedia Commons, из общественного доступа.

Из Колумбии, про помощи сайта Medium, Diarios de Urabá [исп: Газета Ураба] стали окном обычной жизни этого северного региона страны, занимающегося сельским хозяйством. Diarios состоит из историй, рассказанных с точки зрения образовательного сектора региона, и объединяет в себе отрывки повседневной жини и борьбы его жителей, о которых мало чего было бы известно, если бы они не заняли своё место в сети.

Используя простой язык, Diarios de Urabá [исп] приближают нас к тем, кто желает стать частью образовательной системы и найти будущее при помощи «троп, где дороги в плохом состоянии оберегаются обильной зеленью тысячи цветов».

El agua es un bien escaso, pero abundan las soluciones para encontrarla. Por eso en nuestro Urabá cordobés la lluvia es sinónimo de felicidad. En esta tierra de contrastes y absurdos hay personas dispuestas a recorrer horas de camino, desafiando las condiciones del medio, para ir a la escuela.

У людей мало воды, но много решений для её добычи. Поэтому в нашем Ураба в департаменте Кордова дождь — это синоним счастья. На этой земле контраста и абсурда есть люди, готовые преодолеть долгий путь, бросая вызов условиям среды, чтобы дойти до школы.

Ураба — часть одной из областей Колумбии, в первых числах апреля перенесших вынужденную (вооружённую) забастовку [англ], объявленную криминальной организацией, известной как «Клан Усуга», группой, которая вполне могла бы стать важным лицом постконфликта при условии подписи соглашений о мире между правительством и партизанами после более 50 лет вооружённого противостояния.

У колумбийского конфликта было много фаз, но его можно рассматривать как продолжение борьбы за владение землёй и политическую ориентацию общества, постоянно зажатого между двумя воюющими группами.

Говоря о сложном колумбийском контексте, как живётся в погружённом в конфликт регионе? Каково жить в регионах, колеблющихся между вооружёнными группами и борьбой за вспахивании земли? В Diarios ничего не публиковалось на протяжении месяцев, однако рассказы очевидцев не теряют ни силы, ни актуальности. Таким образом, можно следить за действиями тех, кто как-никак стоит в первых рядах на линии огня в политических и экономических конфликтах Колумбии.

Личная борьба в вооружённом конфликте

Газета Diarios следит за историями тех, кто её окружает, как например Анхель [исп], который мог бы быть ещё одним подростком в регионе, где скот является главным богатством немногих землевладельцев. На этой земле возникли правые незаконные вооружённые формирования в качестве противника левых партизан. Анхель рос со своим отцом, работавшем на эти незаконные вооружённые группы, и в 12 лет он пошёл по его стопам. На тот момент его родители были в разводе, и он стал перед выбором: полностью внедриться в вооружённую группировку или идти за своей мечтой — стать футболистом, как Криштиану Роналду.

Он решился на второе, собрал чемоданы и отправился на поиски матери:

Después de un tiempo la vida lejos de su mamá empezó a hacerse más difícil, no solo la extrañaba sino que también se enfrentaba con la obligación de vincularse formalmente al grupo para el que trabajaba esporádicamente, lo que significaba dejar su familia, su colegio y su sueño de ser como Cristiano Ronaldo. Ángel no es una persona que este dispuesta a renunciar a sus sueños tan fácilmente, así que alistó maletas y se fue a buscar a su mamá para, al igual que ella, empezar de nuevo.

Через некоторое время стало труднее жить без матери. Он не только скучал по ней, но и должен был противостоять обязательству формального объединения с группой, на которую он изредка работал, что означало оставить семью, школу и мечту стать, как Криштиану Роналду. Анхель не из тех, кто легко отказывается от задуманного, поэтому он собрал чемоданы и отправился искать свою маму, чтобы, как и она, начать с нуля.

Система образования безразлична к людям

Ричар, в отличии от Анхеля, живёт в совсем другом мире [исп], но он тоже оказался в центре внимания одной из историй из Diarios. Он живёт в изолированном сообществе, где водоснабжение и канализация — роскошь. Ричар принадлежит к «чилапо» — так презрительно называют тех, в чьих жилах течёт смесь крови индейцев и чернокожих, и он обижается, когда его ассоциируют с каким-либо из этих народов, возможно из-за переездов, которые также являются результатом вооружённого противостояния; а его бабушки и дедушки, с которыми он живёт, не передали ему это культурное наследие:

“La escuela tendría entonces esa responsabilidad. En el área de ciencias sociales Los Estándares de Educación le apuntan al desarrollo de pensamiento crítico frente a diversos temas entre los cuales se encuentran: respeto por los derechos humanos e inclusión social. Cada institución educativa debe adecuar su plan de trabajo para lograr estos objetivos teniendo cierta libertad para decidir cómo, de acuerdo con su contexto.

Sin embargo el plan de área del colegio de Richar, al igual que el de muchos otros colegios, no fue elaborado pensando en las necesidades de los estudiantes que atiende, sino que fue copiado de Internet

В данном случае это обязательство ложится на школу. В области обществознания образовательные стандарты указывают на развитие критического мышления на различные темы, как, например, уважение к правам человека и социальная инклюзивность. Каждое образовательное учреждение должно адаптировать план работы под достижение этих целей, имея некую свободу в решении, как это сделать, в соответствии со своим контекстом.

Тем не менее, при создании плана школы Ричара, как и плана многих других школ, не думалось о потребностях её учеников, его просто скопировали с Интернета.

Не только качество образования страдает без включения этих ценностей — вместо него появляется нетерпимость:

“Richar cree que llamar a alguien indio o negro es un insulto, se resiste a aceptar hombres con el pelo largo, personas con tatuajes, mujeres solteras, acentos diferentes y diversidad religiosa. Esto significa que las futuras generaciones no tendrán las herramientas para construir la sociedad cohesionada y en paz que desde hace más de cincuenta años pretende el país.”

Ричар думает, что назвать кого-то индейцем или чернокожим — оскорбление, ему трудно принять длинноволосых мужчин, людей с татуировками, незамужних женщин, различные акценты и религиозное разнообразие. Это значит, что у будующих поколений не будет инструментов для создания сплочённого общества, живущего в мире, которого пытается добиться страна на протяжении более пятидесяти лет.

Но размышления на эту тему идут намного дальше. Газета предупреждает о том, что вместо целостного видения образования государство поддерживает обратное:

Permiten la realización de ciertas actividades, como “El Día de la Antioqueñidad”, que lo único que genera es profundizar en los regionalismos, culpables de la segregación al interior de las comunidades con el imaginario de superioridad cultural.

Esta celebración conmemora del día de la independencia del departamento en 1813. Sin embargo la celebración no tiene ningún tinte histórico sino que se limita a exaltar el sector más poderoso del departamento, hacendados y empresarios blancos, olvidando que la historia antioqueña la han escrito también negros, mestizos, indígenas, desplazados, costeños. Al igual que en los demás departamentos de este país fragmentado por las ideas regionalistas.

Разрешается проведение некоторых мероприятий, как «День народности антиокеньо», которые только углубляют распространение регионализма, главного виновного разделения внутри сообществ, считающих себя выше в культурном плане.

Этот праздник отмечает день независимости региона в 1813 году. Но у него нет исторического окраса, он просто превозносит самый мощный сектор региона — землевладельцев и белых предпринимателей, забывая, что историю антиокеньо также писали чернокожие, белые, аборигены, перемещённые и жители берегов, как и историю других регионов этой страны, расколотой регионалистскими идеями.

Это исключение хочет сломать Жосеф, главный герой статьи «Когда я стану взрослым, я хочу быть» [исп]. Жосеф родился в Истмине, деревне округа Чоко, соседнего округа, самого бедного в Колумбии, где бóльшая часть населения — потомки африканских народов. Именно поэтому, когда учительница на уроке этики попросила учеников подумать о том, кем они видят себя, когда они станут взрослыми, Жосеф не смог ответить. Но там родилось его призвание. Ночью он думал о будущей жизни, он видел себя в классе в качестве учителя. Поэтому в итоге Жосеф пошёл учится в Технический университет Чоко, закончил бакалавриат по физической культуре и направился в Ураба для достижения своей мечты.

Жосеф рассудителен, он создал семью и справляется с работой. Но государство, которое всегда далеко, требует качества, не предоставляя ресурсов для его получения. Это стало ночным кошмаром для юного учителя. Но ни тяжёлые условия, ни безразличие, которое его коллеги учителя передают ученикам, ни безрезультатные, ни к чему не ведущие собрания, не заставят его сдаться, как стало с другими.

Регион, «наполненный мечтателями»

Diarios de Urabá волнующе показывает нам, как модель «Новая Школа» [исп], введённая из-за малого количества учеников, продвигает неполноценное образование. Она также предупреждает нас о том, как религиозные кредо берут власть [исп] над образованием, которое по Конституции должно быть светским.

Однако надежда не умирает благодаря тем, кто стоит за главными битвами региона:

“Menos mal [que esta] región está plagada de soñadores, líderes y personas dispuestas a demostrar que su historia no definirá su futuro.”

К счастью, этот регион наполнен мечтателями, лидерами и людьми, готовыми показать, что их история не определит их будущее.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо