Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Как одна из самых засушливых стран мира стала изобиловать водой

Sorek Desalination Plant. Photo courtesy of IDE Technologies. CC-BY-NC-SA 2.0

Опреснительная установка Sorek. Фото: IDE Technologies. CC-BY-NC-SA 2.0

Этот пост написан Роуэном Якобсеном [анг] и первоначально опубликован [анг] в издании Ensia.com [анг], предлагающем обзор международных практических решений по вопросам окружающей среды. Здесь статья публикуется в рамках соглашения об обмене контентом.

В шестнадцати километрах к югу от Тель-Авива я стоял на рабочем помосте над двумя бетонными бассейнами размером с футбольное поле каждый и наблюдал, как они наполнялись водой из большой трубы, появляющейся из песка. Труба настолько большая, что я мог бы войти в неё, вытянувшись во весь рост, если бы её не заполняла вода из Средиземного моря, которую качают в полутора километрах от берега.

“Вот насос!” – кричит мне Эдо Бар-Зеев сквозь рёв машин, ухмыляясь с нескрываемым трепетом. На дне бассейнов лежит песок высотой в несколько футов (около 30,5 см). Таким образом очищается морская вода, прежде чем попасть в обширный металличекий ангар. Его объема достаточно, чтобы обеспечить питьевой водой полтора миллиона человек.

Мы стоим над новой  крупнейшей в мире опресняющей установкой Sorek, где опреснение осуществляется методом обратного осмоса, и смотрим на израильское решение проблемы. Всего лишь несколько лет назад в Израиле, где ужасная засуха продолжалась минимум 900 лет, закончилась вода. Сейчас её там очень много. Этот удивительный переворот был осуществлен местными кампаниями, собравшими и переработавшими скудные запасы израильской воды [анг], но огромный отпечаток был наложен с новой волной опресняющих установок.

Сейчас благодаря опреснению Израиль получает 55% от своих водных запасов, что помогло превратить одну из самых засушливых стран в мире в одного из водных гигантов, что считалось маловероятным.

Бар-Зеев, который недавно пришел в израильский институт водных исследований им. Цукерберга после работы над своей диссертацией в Йельском университете, является экспертом в области биозагрязнений. Данная сфера всегда была ахиллесовой пятой опреснения и одной из причин считать её крайним средством. Опреснение осуществляется пропусканием морской воды в мембраны, где содержатся микроскопические поры. Вода проходит сквозь них, когда как большие кусочки соли застревают. Но микроорганизмы, живущие в морской воде, быстро размножаются в мембранах и блокируют поры, а контроль за ними требует периодической затратной и химически интенсивной чистки. Но Бар-Зеев со своими коллегами разработал систему очищения без химикатов [анг], используя пористые частицы лавы, чтобы уничтожить микроорганизмы прежде, чем они достигнут мембран. Это лишь один из многих прорывов в мембранной технологии, которая сделала процесс опреснения эффективнее. Сейчас Израиль получает около 55% от своих водных запасов методом опреснения. Это помогло превратить одну из самых засушливых стран в мире в одного из водных гигантов, что считалось маловероятным.

Из-за необходимости Израиль изучает процессы, с которыми он сможет выдавить из одной капли воды больше, чем любая другая страна на Земле. Большинство исследований проходят в институте им. Цукерберга, где ученые стали пионерами новых техник в области капельного орошения, водоочистки и опреснения. Они разработали систему передвижных колодцев для африканских деревень и биоавтоклавы, которые могут уменьшить на половину использование воды в больших домах.

Первоначальной задачей института было улучшение жизни в израильской абсолютно сухой пустыне Негев, но полученные знания всё больше казались применимыми для всего Плодородного полумесяца (условное название региона на Ближнем Востоке, в котором в зимние месяцы наблюдается повышенное количество осадков). Оснат Гилор, профессор института им. Цукерберга, изучающий использование переработанных водных отходов в полях, сказал: “Ближний Восток высыхает. Единственная страна, которая не страдает от острой нехватки воды – Израиль”.

Дефицит воды был основной причиной разделения Ближнего Востока, но Бар-Зеев считает, что израильские решения проблемы могут также помочь и его безводным соседям – и вместе с тем объединить заклятых врагов.

Бар-Зеев признает, что в будущем вода сможет быть вероятным источником конфликта на Ближнем Востоке. “Но я считаю, что вода может быть мостом между совместной деятельностью. И одна такая деятельность – это опреснение”, сказал он.

Приведенные в отчаяние

В 2008 году Израиль был на краю катастрофы. Десятилетняя засуха выжгла регион Плодородного полумесяца, и крупнейший источник пресной воды в стране, Галилейское море, едва ли не достиг “черной отметки”, у которой соль могла бы заполнить озеро и разрушить его навсегда. Были введены ограничения по потреблению воды и многие фермеры потеряли свой годовой запас зерна [анг].

Их собратьям в Сирии пришлось ещё хуже. Так как засуха усилилась и уровень грунтовых вод уменьшился, сирийские фермеры стали добывать их, выкапывая колодцы глубиной 100, 200, а затем 500 метров. Сначала колодцы оставались сухими, и фермерство в Сирии было разрушено в сильном пыльном шторме. В бесплодной попытке найти работу более миллиона фермеров ушли в большие поселки из бараков на окраинах Алеппо, Хомс, Дамаска и других городов.

И это было огоньком, который “сжёг” Сирию. Так считают авторы статьи 2015 года в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences об изменении климата в регионе Плодородного полумесяца и причастности к этому сирийской засухи [анг]. Они пишут: “Быстрый рост населения в пригородах Сирии, сопровождаемый нелегальными поселениями, перенаселением, плохой инфраструктурой, безработицей и уровнем преступности, был оставлен без внимания правительства Асада и стал главной причиной появления беспорядков”.

Похожее происходит во всём Ближнем Востоке, где засуха и развал сельского хозяйства создали потерянное поколение, у которого нет перспектив на будущее и у которого медленно зарождается буря недовольства и негодования. Иран, Ирак и Иордан – все они столкнулись с водной катастрофой. Её недостаток ведет целый регион на отчаянные действия.

Воды больше, чем нужно

Но это не касается Израиля. Удивительно, но в стране больше воды, чем нужно. Переворот начался в 2007 году, когда по всему государству начали устанавливать туалеты и душевые кабинки с низким потреблением воды, а ответственные за воду построили инновационные водные системы, повторно использующие до 86% воды, которая расходуется на орошение. Это намного больше, чем в Испании, которая перерабатывает 19% воды и является второй в списке самых эффективных стран в мире.

Но даже с такими мерами Израилю всё ещё было необходимо около 1,9 миллиарда кубометров пресной воды ежегодно, но он получал лишь 1,4 миллиарда кубометров из природных ресурсов. Эта разница в 500 миллионов стала причиной того, что Галилейское море стало высыхать словно ванна, из которой вытащили пробку, и страна едва ли не потеряла свои фермы.

Теперь страна сталкивается с непонятным вопросом: что делать с лишней водой?

Проводить опреснение. В 2005 году из плантаций в Ашкелоне было поставлено 127 миллионов кубометров воды. Из Хадеры в 2009 году забрали 140 миллионов кубометров воды. Теперь из сталактитовой пещеры Сорека вывезли 150 миллионов кубометров. Опресненные плантации могут давать около 600 миллионов кубометров воды в год и даже больше.

Галилейское море переполнено. Израильские фермы процветают. А страна сталкивается с непонятным вопросом: что делать с излишками воды?

Водная дипломатия

Внутри установки Sorek в вертикальном белом цилиндре установлено пятьдесят тысяч мембран, каждая 1,2м в высоту и 0,4м в ширину; они вращаются как двигатели самолета. Вся конструкция словно трясущийся космический корабль, который вот-вот взлетит. В цилиндрах есть листы пластмассовых мембран, которые обернуты вокруг центральной трубы. Эти мембраны состоят из пор, которые в диаметре составляют меньше сотой доли человеческого волоса. Вода попадает в цилиндры под давлением 70 атмосфер и проходит через мембраны, а оставленные в порах частицы соли возвращаются в море.

Раньше опреснение затрачивало очень много энергии, но некоторые продвинутые технологии, примененные на установке Sorek, это изменили. Сегодня вода, получаемая опреснением, стоит лишь треть цены 90-х годов. Установка может производить тысячу литров питьевой воды за 58 центов (около 37 рублей). В месяц израильтяне платят около 30 долларов США (около 1943 рублей) за воду — почти так же, как и в большинстве американских городов, и намного меньше, чем в Лас-Вегасе (47 долларов США – около 3044 рублей ) или Лос-Анджелесе (58 долларов США – около 3757 рублей).

Международная ассоциация опреснения заявляет, что посредством опреснения воду получают триста миллионов человек [анг], и эта цифра продолжает стремительно расти. Израильская компания IDE, построившая установки в Ашкелоне, Хадере и Сореке, недавно завершила создание опресняемой плантации Carlsbad в Южной Калифорнии, близкой “кузины” израильских плантаций. И у них еще много работы. В мировом масштабе скоро каждый год будут работать ещё шесть опресняемых плантаций, аналогичных Sorek. Эра опреснения уже началась.

Что поражает Бар-Зеева больше всего, так это возможность водной дипломатии. Израиль поставляет воду на Западный берег реки Иордан, как того требуют вторые соглашения в Осло, подписанные в 1995 году. Но палестинцы до сих пор получают намного меньше, чем им нужно. Вода вовлекается и в другие договоренности, связанные со злополучным мирным процессом, но сейчас многие обозреватели видят возможность деполитизировать это. Бар-Зеев возлагает большие надежды на конференцию “Вода не знает границ”, которая пройдет в 2018 году и объединит специалистов по воде из Египта, Турции, Иордана, Израиля, Западного берега реки Иордан и Газы.

Ещё более амбициозным планом является строительство канала между Красным и Мертвым морями [анг] стоимостью в 900 миллионов долларов США (около 58,5 миллиардов рублей). Это совместная инициатива Израиля и Иордана, согласно которой будет построена огромная опресняемая плантация у Красного моря, у которого проходит граница между двумя государствами. Также они планируют поделить воду между израильтянами, иорданцами и палестинцами. Установка для слива морской воды с плантации будет установлена на 161 км к северу через Иордан, чтобы наполнять водой Мертвое море, уровень которого понижается на метр каждый год с тех пор, как две страны ограничили к нему доступ единственной реки, наполнявшей море в 60-х годах. К 2020 году старые противники будут пить из одного крана.

У самого конца установки Sorek Бар-Зеев и я так же вместе пили из одного крана. Он находится там, где вода отклоняется от главного пути, через который вода из Sorek попадает в израильскую подстанцию. Я открываю кран и пью стакан за стаканом то, что было Средиземным морем сорок минут назад. На вкус она холодная, чистая и пресная.

Нельзя найти большего контраста. Всего в нескольких километрах отсюда пропадала вода и исчезала цивилизация. Здесь новая цивилизация создала воду из ничего. Пока мы с Бар-Зеевом пили воду, а климат становился жарче, я задавался вопросом, какая из этих историй будет правилом, а какая – исключением.

Роуэн Якобсен [анг] – автор книг Fruitless Fall, The Living Shore, Shadows on the Gulf и лауреат премии Джеймса Бирда. Пишет для журналов Outside, Harper’s, Mother Jones, Orion и других. Его работа включена в антологию Best American Science and Nature Writing и в другие коллекции. В сентябре опубликована его новая книга Apples of Uncommon Character. Также у него есть аккаунт в социальной сети Twitter: @rowanjacobsen.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо