Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

В Никарагуа высокий уровень заболеваемости раком шейки матки. Кофейная ферма пытается помочь

Марица Бландон, кофейный фермер из горной части Никарагуа сделала первый тест Папаниколау в 47 лет. У нее был обнаружен ВПЧ, и женщине назначили лечение. Бландон - мать-одиночка. Если бы она умерла от рака шейки матки, никто бы не позаботился о ее восьми детях. Шука Калантаки/PRI Credit: Shuka

Марица Бландон, кофейный фермер из горной части Никарагуа, сделала первый тест Папаниколау в 47 лет. У нее был обнаружен ВПЧ, и женщине назначили лечение. Бландон — мать-одиночка. Если бы она умерла от рака шейки матки, никто бы не позаботился о ее восьми детях. Фотография: Шука Калантари/PRI

Эта статья Шуки Калантари [анг] впервые появилась на PRI.org [анг] 18 августа 2016 года. Она публикуется здесь по соглашению об обмене контентом.

Марица Бландон склонилась над рядком кофейных кустарников в Матагальпе, в горах на севере Никарагуа. Она трудится вместе с несколькими другими женщинами-фермерами, которые живут и работают здесь со своими детьми. Большинство из них, как и Бландон, матери-одиночки.

«Для своих детей я и мама, и папа», — говорит она, аккуратно пропалывая кофе.

У Бландон восемь детей, и она никогда раньше не была в больнице. Несколько месяцев назад у её подруги-фермера был диагностирован рак шейки матки. Он распространился на кишечник. Через девять дней после ее смерти я познакомилась с Бландон.

В Никарагуа один из самых высоких показателей смертности от рака шейки матки [анг] в Америке. Женщины, живущие, как Бландон, в сельской местности, могут не получить своевременную медицинскую помощь.

sdfssdfsdf

Данные по странам с 2009 года по наши дни. Стандартизованный по возрасту показатель смертности используется для сравнения групп населения с разным возрастом. Источник: ВОЗ. График — Kuang Keng Kuek Ser для PRI. Нажмите на изображение, чтобы увидеть интерактивный график на PRI.org

В 47 лет Бландон пошла в клинику и сделала тест Папаниколау. Впервые в жизни она обратилась к врачу. Ее тест на вирус папилломы человека, ВПЧ, оказался положительным, а это основной фактор риска развития рака шейки матки. Ей сразу же назначили лечение, и теперь она регулярно посещает врача (примечание: В данный момент в Никарагуа нет программы вакцинации против ВПЧ).

Бландон говорит, что может позволить себе пропустить рабочий день, но как мать-одиночка не может позволить себе умереть.

Ее подруга Мэли Монтенегро тоже выращивает кофе. Это она уговорила Бландон пройти тест Папаниколау. Она сама сделала его пять лет назад и так же прошла курс лечения от ВПЧ. Как и для ее подруги, для Монтенегро это был первый визит к врачу. Ей тогда было 28 лет, и она одна воспитывала троих детей.

«Об этом стыдно было даже подумать, — говорит Монтенегро. — Никто из нас не хотел идти к гинекологу».

Местные медицинские работники убеждают женщин на ферме идти в клинику и сдавать анализы. Монтенегро не понравились медицинские работники, и она не хотела, чтобы они осматривали ее половые органы. Но потом она подумала о детях, живущих вместе с ней в однокомнатном домике на ферме.

«Если у меня будет финальная стадия рака, что случится с моими детьми? — говорит Монтенегро.— На кого я их оставлю? И поэтому я решила сходить в клинику и сделать тест».

Смертность от рака шейки матки в Никарагуа выше [анг], чем от всех других видов рака.

Марсела Сисне хочет изменить ситуацию. Она присоединилась к  Fara Foundation [анг] — организации, которая владеет кофейной фермой, управляет клиникой и медицинскими работниками. Это очень важная работа, потому что большинство кофейных фермеров здесь — женщины.

Сисне объясняет: «Мы должны заботиться о женщинах в общине, потому что именно на них держится семья. Если женщина умирает, кур съедают, свиней продают, дом разрушается, урожай пропадает, потому что никто не ухаживает за огородом, муж уходит из дома. А детей забирают бабушки и дедушки, или тети, или соседи. Вся община разрушается. Поэтому мы хотим сохранить жизни этим женщинам».

Сисне говорит, что, даже если женщины проходят обследование, зачастую они не получают результаты. Доктора не доводят дело до конца, или пациентам приходится возвращаться в горы до того, как результаты будут готовы.

Но Сисне говорит, что главный виновник высокой смертности от рака шейки матки в Никарагуа — культура мачизма. У многих мужчин есть несколько партнеров, и они распространяют ВПЧ. Но эти же мужчины считают, что женщинам стыдно идти к гинекологу. И мало кто пользуется контрацепцией.

«Когда мы предлагаем бесплатные презервативы, мы говорим: „Секс должен быть защищенным“. Они отказываются: „О нет, мой муж убьет меня“, — рассказывает Сисне. — Тогда приходится объяснять им: „Ну, в каком-то смысле он тебя и убивает“. Мы должны просвещать женщин».

На кофейной ферме Мэли Монтенегро, которая прошла тест и убедила свою подругу сделать это, задалась целью помочь и другим пройти обследование.

«Я говорю подругам, что делать тест Папаниколау не страшно, — говорит Монтенегро. — Потому что по сравнению с раком шейки матки это — ничто».

Монтенегро говорит, что она убедит своих дочерей пройти обследование на рак шейки матки, когда придет время. Она научит их, что в желании жить нет ничего постыдного.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо