Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Ансамбль Пампульи в Бразилии получил статус объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО

Церковь святого Франциска Ассизского, Пампулья. Изображение: Flickr [пор] / Ludmila Tavares

17 июля специализированное учреждение Организации Объединённых Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) присвоило [анг] статус объекта Всемирного наследия Современному ансамблю Пампульи, находящемуся в столице штата Минас-Жерайс, городе Белу-Оризонти. Ансамбль состоит из четырёх зданий: Казино (ныне известного как Музей искусств Пампульи), Танцевального зала, Церкви святого Франциска Ассизского и Теннисно-яхтенного клуба. Все здания спроектированы в начале 1940-х годов бразильским архитектором-модернистом Оскаром Нимейером.

Пампулья претендовала на статус объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО с 1996 года наряду со многими историческими достопримечательностями Бразилии. Однако только в 2012 году администрация Белу-Оризонти приложила удвоенные усилия, которые четырьмя годами позже принесли свои плоды. Веб-сайт [анг] ЮНЕСКО указывает на следующие факторы, повлиявшие на решение предоставить этот почётный статус двадцатому объекту из Бразилии:

The Ensemble comprises bold forms that exploit the plastic potential of concrete, while fusing architecture, landscape design, sculpture and painting into a harmonious whole. It reflects the influence of local traditions, the Brazilian climate and natural surroundings on the principles of modern architecture.

Ансамбль состоит из чётких форм, созданных с использованием пластического потенциала бетона, в соединении с архитектурой, ландшафтным дизайном, скульптурой и росписью составляющих гармоничное целое. Он отражает влияние местных традиций, бразильского климата и природы, на принципы современной архитектуры.

Отделанная панелями из синей черепицы, расписанной известным бразильским художником Кандиду Портинари, часть ансамбля Пампульи — церковь уникальной формы, изображённая на фото вверху. При строительстве церкви святого Франциска Ассизского в 1943 году совместно с инженером и поэтом Хоакимом Кардозо, было решено отойти от архитектурных норм в пользу великолепного внешнего облика и сводчатого потолка.

Её соблазнительные изгибы тут же вызвали общественный скандал. Говорят, что Нимейер, всю свою жизнь разделявший идеи марксизма, решил спроектировать церковь, которая стала бы символом коммунизма (хотя сам он никогда в этом не признавался).

Дизайн здания был кричащим, но колокол церкви молчал до 1959 года. Марсело Седро писал в статье [пор] о Кубичеке и церкви Пампульи, что отсутствие креста заставило Дома Кабрала, архиепископа Белу-Оризонти, сказать «без крестного знамения её своды, кажется, хотят пронзить почву в поисках тьмы».

Седро также говорит, что церковь не была освящена в течение долгого времени из-за её «грехов» — не только чувственного дизайна, но и противоречивости всего ансамбля, который включал в себя казино.

Несмотря на то, что католическая церковь считала ансамбль еретическим, администрация города назвала его памятником и присвоила ему статус объекта исторического и художественного наследия.

Казино изначально была отведена роль центрального элемента ансамбля Памульи (возможно, в связи со страстью, которую Жуселину Кубичек питал к азартным играм). Спроектированное Нимейером за одну ночь и построенное в 1942 году [пор], оно быстро стало излюбленным местом для высшего общества Белу-Оризонти и привлекало туристов из разных стран.

Помимо азартных игр люди посещали это место, чтобы побывать в танцевальном зале, насладиться живой музыкой и посетить цирковые выступления артистов. Казино здесь располагалось недолго — в 1946 году был издан президентский указ, запрещающий азартные игры. Спустя ещё 11 лет, в 1957 году, в здании расположился Музей искусств Пампульи. Сегодня он вмещает коллекцию из 1600 произведений современного искусства.

Casino / Museum of Art

Казино / Музей искусств ансамбля Пампульи в Белу-Оризонте. Flickr – Фото: Rodrigo Denúbila

«Casa do Baile» (Танцевальный зал) был построен в 1943 году на искусственном острове как место для проведения мероприятий с рестораном и танцевальным залом. После закрытия казино, расположенного неподалёку, вокруг ансамбля витала атмосфера волнения, и в 1948 году танцевальный зал был закрыт. Здание несколько раз меняло своё назначение, пока в 2002 году не было отдано Главному центру архитектуры, градостроительства и дизайна.

Ballroom

(Танцевальный зал) Flickr – Фото: David RSG

В 1942 году был построен теннисно-яхтенный клуб (изначально известный как гольф-яхт-клуб), созданный в форме лодки, готовой к спуску на воду, значительно отличающийся от других сооружений, входящих в ансамбль, отсутствием плавно изогнутых линий. Назначение этого здания — центр семейного отдыха и место проведения тематических вечеринок.

p09

Теннисно-яхтенный клуб. Официальный сайт [пор].

Пампулья, начало Бразилиа

Широкую известность Оскару Нимейеру, ушедшему из жизни в 2012 году в 104 года, принесло участие в проектировании города Бразилиа, столицы Бразилии, в середине 1950-х годов. С подачи ЮНЕСКО ансамбль Пампульи может стать известным всему миру, но тот факт, что, по словам самого Нимейера, «Пампулья — это начало проекта в Бразилиа», менее известен. Чтобы понять, что архитектор хотел сказать этой фразой, нужно обратиться к истории 1940-х годов или даже более раннему времени — концу 1800-х.

В 1897 году Бразильской республике было всего 9 лет, и предыдущая столица штата Минас-Жерайс, город Ору-Прету, ассоциировался не только с шахтами и монархией, но и с весьма малыми надеждами на рост и развитие. В связи с этим был основан и провозглашён столицей первый бразильский город, построенный по плану — Белу-Оризонти, в то время известный как Сьюдад-Минас.

Около четырёх десятилетий спустя, в 1940 году, мэр Белу-Оризонти Жуселину Кубичек решил построить в пустынной северной части города новый район. Целью строительства было приспособление города под нужды растущего населения, к которым город, созданный по плану, как это ни парадоксально, не был готов.

Мэр привлёк восходящую звезду архитектуры, 33-летнего Оскара Нимейера, для проектирования современного ансамбля Пампульи. Это был первый для молодого архитектора персональный проект, ставший одновременно катапультой и толчком к созданию Бразилиа. В 1956 году бывший мэр Белу-Оризонти стал 21-м президентом Бразилии, и когда назрела необходимость перенести столицу из Рио-де-Жанейро ближе к центральному региону в связи с расширением страны на запад, он знал, к кому обратиться (сама идея уходит корнями аж в 1763 год [анг]).

Благодаря успеху Пампульи президент Кубичек (также известный как «Отец современной Бразилии») знал, что может доверять Нимейеру не только во взглядах на объединение природы с его искусством, о котором Нимейер сказал следующее:

“Nem a linha reta, dura, inflexível, criada pelo homem. O que me atrai é a curva livre e sensual, a curva que encontro nas montanhas do meu país, no curso sinuoso dos seus rios, nas ondas do mar, no corpo da mulher preferida. De curvas é feito todo o universo, o universo curvo de Einstein.”

Меня не привлекают прямые углы и прямые линии — жёсткие, строгие, рукотворные. Меня привлекают свободные и чувственные изгибы — изгибы, которые я вижу в горах моей страны, в волнистых линиях её рук, в морских волнах, в теле возлюбленной. Вся вселенная состоит из изгибов — искривлённая вселенная Эйнштейна.

В практически незастроенной части развивающегося города Жуселино Кубичек и Оскар Нимейер, видящие не столько то, что там уже было, но то, что могло бы там быть, достигли успеха, который им обоим суждено было повторить спустя десятилетие в новой столице государства. К несчастью, Кубичек погиб в автокатастрофе в 1976 году и не увидел, как замысел, рождённый в Белу-Оризонти, был внесён в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Ансамбль Пампульи и Бразилиа — два крупнейших проекта — превратились в бессмертные творения его главного архитектора.

Услышать рассказ об ансамбле Пампульи от самого Нимейера вы можете, посмотрев этот короткометражный 23-минутный фильм (на португальском языке) под названием «Pampulha—O Marco», режиссёр — Моасир де Оливейра.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо