Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Интервью с иранской феминисткой Ниной Ансари накануне решающего раунда переговоров по иранской ядерной программе

jewels of allah_cover

Это третья публикация из серии интервью с иранскими журналистами и писателями, посвятившими свою профессиональную карьеру разъяснению сложностей и противоречий этой страны для англоговорящего мира. Вы можете ознакомиться с первыми двумя публикациями этой серии: интервью с журналисткой радио «Свобода» Гульназ Эсфандиари (Golnaz Esfandiari) и интервью с основательницей информационного агентства Tehran Bureau Келли Голнуш Никнеджад (Kelly Golnoush Niknejad) [анг]. 

Не меньше месяца Нина Ансари (Nina Ansary) [анг] и я, разделённые расстоянием в несколько часовых поясов, безуспешно пытались запланировать телефонную беседу. Вечером в воскресенье 12 июля 2015 года, накануне решающего раунда венских переговоров о будущем Ирана, нам, наконец, удалось связаться.

Исследований, которые внесли ощутимый вклад в изучение гендерной проблематики в Иране, совсем немного. Достойными внимания исключениями являются «Гендерная политика в современном Иране» (Sexual Politics in Modern Iran) Джанет Афари (Janet Afary) [анг], а также многие книги и статьи Хейдех Могхисси (Haideh Moghissi) о роли феминизма в Исламской Республике. Несмотря на то, что работы Ансари не первые в этой области исследований, её книга «Жемчужины Аллаха: неизвестная история женщин в Иране» (Jewels of Allah: The Untold Story of Women in Iran) впервые освещает историю ведущих феминистских политических движений страны с конца XIX века по настоящее время. В этой книге приводится очень много конкретных исторических фактов и даётся описание происходивших в обозначенной области исторических изменений, таких как развитие женского образования, начиная с эпохи Пехлеви и в течение всего периода после Исламской революции. Также в книге уделяется внимание феминистской журналистике периода реформ конца 90-х. Социологическая работа Джанет Афари и исследования Могхисси, рассматривающие данную проблематику в контексте Исламской революции, уже описали в общих чертах «женскую историю» Ирана, хотя и использовали для этого разную методологию. В отличие от упомянутых научных работ Афари и Могхисси книга Ансари предназначена для широкого круга неподготовленных читателей и является основательным вводным пособием для тех, кто хотел бы получить общий обзор феминистского движения в современном Иране.

Некоторым особо значимым с точки зрения автора историческим эпизодам и персоналиям уделяется более пристальное внимание в книге. Так, например, целая глава книги посвящена редактору-феминистке Шахле Шеркат (Shahla Sherkat), которая на протяжении многих лет боролась за возможность выпускать журнал Zanan [пер. – Женщины] – самое давнее феминистское издание Ирана, которое пережило и принудительное закрытие во время правления Ахмадинеджада, и подковёрные политические интриги периода реформ, продолжая свою борьбу и при нынешней умеренной администрации.

Раскрывая перед читателем окно в мир современных иранских женщин, борющихся за свои права, Ансари показывает, что эта борьба может проявляться в очень разных формах. Это может быть борьба за право заниматься некой «специфически мужской» работой, как в случае с единственной женщиной-пожарником в одном из отдалённых иранских городов, или же, как в случае Шеркат, такая борьба может может принимать форму вызова, брошенного социальным табу в журналистике.

«Каждая женщина имеет право на собственное понимание того, что есть феминизм, — говорит мне Ансари во время нашей беседы, — Ведь прежде всего необходимо раскрыть истинное место и значение этого понятия в контексте своей культуры».

И книга Ансари даёт нам яркий пример такой «локализации» феминизма к иранским реалиям, описывая борьбу иранских женщин за равноправие в обществе, в котором традиционно у них не было почти никаких прав.

Ансари сама происходит из среды, непосредственно связанной с иранской политикой. Во время революции она покинула Иран вместе со своей семьёй, ей тогда было 12 лет. Её отец был членом смещённого шахского правительства. Когда я узнала об этом, то была очень удивлена, поскольку в «Жемчужинах Аллаха» напрочь отсутствуют обычные идеологические ловушки, в которые авторы книг об Иране стремятся «поймать» занимающихся изучением Ирана читателей. Ансари не поддерживает режим, находящийся у власти после Исламской революции: «Я чувствую очень глубокую эмоциональную связь со своей родиной, — сказала она мне, — Но на протяжении последних четырёх десятилетий настоящий Иран заслонён чёрной тенью режима аятолл». Однако нигде в книге не превозносится эпоха Пехлеви. Напротив, в книге приветствуется феминистское движение, вдохновлённое Исламской революцией.

«Особенности нынешнего положения женщин в иранском обществе – результат длительного процесса исторического развития. На протяжении истории иранские женщины находили для себя различные возможности социальной реализации», – рассказывает Ансари.

Почему я связываю книгу Ансари с недавними переговорами по ядерной программе Ирана? Естественно, мы не могли обойти стороной этот вопрос во время нашей беседы накануне решающего раунда международных переговоров.

«Я рассматриваю этот вопрос исключительно в гуманитарной плоскости, — говорит Ансари, — Хотя эти переговоры никак не связаны с нарушениями прав женщин и другими проблемами в области прав человека, санкции оказали негативное влияние на жизнь большинства иранцев, поэтому у меня есть надежда, что если открывается одна дверь, то вслед за ней будут открыты и другие… Режим должен будет почувствовать свою ответственность перед миром, и не только в том, что касается ядерной программы. Поэтому если переговоры пройдут успешно, это будет победа не столько для режима, сколько для всего иранского народа».

Как Ансари смотрит на будущее Ирана и какова будет роль женщин в этом будущем?

«С осторожным оптимизмом… Просто потому, что я вижу их [иранских женщин] стойкость. Эта стойкость уже позволила им добиться определённых результатов: женщинам всё ещё не позволяется работать судьями, но в настоящее время они уже могут служить судебными следователями. Женщинам был запрещён доступ к некоторым профессиям, но их многолетняя борьба за свои права привела к тому, что теперь они могут работать в ранее «чисто мужских» областях, таких как медицина или инженерное дело. Я — осторожный оптимист, и я убеждена, что женщины будут играть важнейшую роль в любых переменах в Иране».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо