Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Свобода слова для интернет-граждан центральноафриканского региона

Free Zone 9 Vigil, August 2, 2014. Martin Luther King Memorial, Washington, DC. Photo by EthioTube via Facebook.

Пикет с требованием свободы для Zone 9, состоявшийся 2 августа 2014 у мемориала Мартина Лютера Кинга в Вашингтоне, округ Колумбия. Фото EthioTube в Facebook.

Как обстоит дело со свободой выражения мысли в Интернете в Тропической Африке? В поисках ответа на этот вопрос редактор Global Voices по этому региону Ндесаньо Мача [анг] взял интервью у представителя Комитета защиты журналистов (CPJ) от Восточной Африки Тома Родеса [анг] из Найроби, Кения.

Ндесаньо Мача (НМ): Расскажите, пожалуйста, немного о себе и своей работе в CPJ.

Том Родес (ТР): Я представитель CPJ в Восточной Африке. Я наблюдаю за восточноафриканским регионом и другими районами, включая Африканский Рог и часть Центральной Африки, и разыскиваю журналистов, попавших в беду. Основная наша деятельность направлена на обеспечение юридической защиты таким людям, но в некоторых случаях мы оказываем и прямую помощь.

НМ: Как Комитет оценивает уровень свободы слова в сети в Тропической Африке?

ТР: Число блогов и новостных сайтов постоянно увеличивается, но одновременно усиливается и давление на онлайновые информационные ресурсы. В целом, в Интернете, конечно, больше свободы, чем, скажем, у печатных изданий, но ситуация меняется по мере того как властные структуры становятся более изощрёнными в подавлении критики в сети.

НМ: Принимали ли правительства стран вашего региона или, может быть, планируют принять законы, ограничивающие свободу выражения мысли в Интернете?

ТР: Многие законы, призванные бороться с кибер-преступностью или терроризмом, используются и против свободы слова; расплывчатые формулировки позволяют властям легко манипулировать законами.  Законодательство Танзании [анг] и Руанды тому пример.

НМ: Как вы считаете, что представляет самую большую опасность для жителей региона, желающих выразить свои мысли в Интернете?

ТР: В настоящее время самую серьёзную угрозу представляют собой не законы, ограничивающие права веб-граждан, а необоснованные и незаконные аресты. Мы все следим за судебным процессом над шестью эфиопскими блогерами (членами блогерского сообщества Zone 9) , который тянется уже больше года, причем ни на одном из судебных заседаний им по сути не было предъявлено обвинений. Становится всё более очевидным, что у обвинения не было веских законных оснований для их ареста и что власти руководствовались исключительно желанием подавить всякую критику накануне выборов. Тот факт, что блогеры и пользователи социальных сетей подвергаются реальной опасности быть арестоваными без законных на то оснований, вызывает тревогу. В последние два года пользователи соцсетей в Кении [анг] также подвергались угрозе ареста. Сайты соцсетей, где выражались критические настроения, были заблокированы в Замбии. Такая тенденция усиливается, по мере того как власти осознают важность и степень влияния социальных сетей.

НМ: Какими методами, помимо юридических, пользуются обычно правительства в этом регионе, чтобы ограничить право пользователей свободно общаться в Интернете?

ТР: Всё чаще и чаще они стали использовать социальные сети. Власти Кении, Танзании, Руанды, Эфиопии и других стран нанимают сотрудников, в обязанности которых входит внедрение контр-хэштегов и комментариев. При этом ставится задача наводнить сайт комментариями и контролировать таким образом ход дискуссии или даже обрушить сайт.

НМ: Есть множество примеров блокирования сайтов социальных сетей и мобильной связи во время выборов и массовых выступлений в регионе. Эти средства общения действительно представляют угрозу для властей или блокирование — это результат неоправданных страхов?

ТР: Бурунди [анг] и Демократическая Республика Конго являются яркими примерами. Особенно Бурунди — общение в сети дало возможность гражданам страны организовать в Бужумбура демонстрации протеста против выборов президента на третий срок. Организационные и коммуникативные возможности мобильной связи также нельзя недооценивать. К сожалению, большинство телекоммуникационных компаний принадлежит либо государству, либо лицам, поддерживающим правительство, поэтому они безотказно выполняют команды отключить связь. Мы наблюдали это во время выборов 2011 в Уганде [анг] и Камеруне [анг].

НМ: Правительства каких стран чаще всего прибегают к такой тактике? Если можно, конкретные примеры их методов?

ТР: Пожалуй, хуже всего дело обстоит в Эфиопии, где часто блокируются веб-сайты — что вынуждает пользователей искать прокси-сайты, — а блогеров бросают в тюрьмы. Недавно Эфиопия закупила новейшее оборудование, с помощью которого спецслужбы могут получать информацию о действиях пользователей, что делает связь через Интернет еще более опасной. EthioTelecom, телекоммуникационная компания-монополист, принадлежит государству. Всё это делается при том, что в Эфиопии самый низкий уровень охвата Интернетом в Тропической Африке, если не в мире, хотя страна занимает второе в Африке место по численности населения.

НМ: Существует ли в регионе широкое общественное движение за  свободное информационное кибер-пространство?

ТР: Безусловно — и не забывайте про Global Voices!

НМ: Многие африканские правительства ссылаются на порнографические и клеветнические публикации в качестве основных причин ограничения свободы выражения.

ТР: Да, именно этот предлог используется чаще всего. Но давайте посмотрим, как часто судебные разбирательства и аресты касаются авторов порнографических материалов по сравнению с авторами критических публикаций [неугодных правительству]? Думаю, с последними это происходит гораздо чаще.

НМ: Есть ли основания для оптимизма по поводу ситуации со свободой слова в кибер-пространстве Тропической Африки?

ТР: Да, и достаточно серьёзные — особенно учитывая, как быстро расширяется использование мобильных телефонов для доступа в Интернет. В 2000 году в Африке было приблизительно 5 млн. мобильных телефонов, а сейчас их насчитывается около 900 млн., причём большой процент этих телефонов — смартфоны. Всё чаще и чаще ведущие СМИ используют материалы, отснятые любителями или заимствованные из социальных сетей, что позволяет «держать руку на пульсе» и обеспечивает более полное и детальное освещение событий на континенте.

Том Родес является представителем CPJ в Восточной Африке.
Cледите за ним в Twitter @africamedia_CPJ.

Переводчик: Светлана Грин

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо