Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Новый закон о выращивании сахарного тростника в Бразилии угрожает Амазонке

Бразилия впервые открыла дверь выращиванию сахарного тростника на участках лесов Амазонки и окружающих заболоченных землях и саваннах, что привело к серьезной обеспокоенности защитников окружающей среды.

Федеральный закон номер 626/2011 [порт], одобренный бразильским сенатом 15 мая 2013 г., позволяет сажать сахарный тростник на участке Amazônia Legal [анг], состоящем из географических регионов лесов Амазонки, тропической саванны Серрадо и болотистых земель Пантанал.

Несмотря на то, что закон применяется к областям, на которых уже нет леса, и к 20% сельскохозяйственных угодий [порт], некоторые эксперты и активисты боятся, что эффект, оказываемый на лес сахарным тростником, будет устрашающим.


Границы Amazonia Legal. Карта InfoAmazonia.org

Члены неправительственной организации WWF-Brasil [порт] утверждают, что это не принесет экономического преимущества или выгоды для защиты окружающей среды в регионе. Эксперты предполагают, что монокультура сахарного тростника [порт] разрушит разнообразие экосистемы, повредит выживанию коренного населения и приведет к распространению фермерства в других районах лесов Амазонки.

Географ Хуао Хумберто Камелини из Бразильского государственного университета Кампинас проанализировал случай в интервью на сайте Instituto Humanitas Unisinos [порт]:

(…) esta aprovação é um fato lamentável que demonstra o comprometimento com agentes econômicos, sustentado por um discurso totalmente equivocado. É possível alcançar o desenvolvimento de uma região por meio de um planejamento integrado que envolva, entre outros fatores, a instalação de usinas de açúcar e etanol. Porém, a ideia que se propaga erroneamente é que a mera presença de uma usina conduz ao desenvolvimento.

Amazonn, Urubu River. Photo by André Deak on Flickr (Creative Commons BY 2.0)

Амазонка, река Урубу. Фотография Андре Дика на  Flickr (Creative Commons BY 2.0)

Quando uma cultura regulamentada como a cana-de-açúcar recebe autorização formal e incentivos para ocupação, isso implica o uso exclusivo de grandes porções de terras no entorno das usinas, dentro de um raio aproximado de 40 a 50 quilômetros, o que leva à rápida e agressiva substituição das atividades existentes, deslocando-as para áreas inalteradas. Isso gera grandes pressões por desmatamentos clandestinos e de difícil fiscalização

(…) это одобрение – позорный факт, демонстрирующий компромисс с экономическими агентами в поддержку совершенно неправильного дискурса. Можно достичь экономического роста региона при помощи плана, включающего в себя помимо других факторов строительство сахарных заводов и заводов по производству этанола. Однако идея пропагандируется неправильно, так что к развитию ведет только само присутствие заводов.
Когда регулируемая культура, такая как сахарный тростник, получит формальное одобрение и стимуды для оккупации, это послужит причиной чрезмерного использования больших участков земли вокруг заводов, в радиусе примерно 40-50 километров, что приведет к быстрой и агрессивной замене существующих видов деятельности и перемещению к неизмененным участкам. Это приводит к значительному давлению в целях вырубки лесов, что будет носить нелегальный характер и будет сложно отследить.

Закон 626/2011 был принят в Сенате в заключительном чтении [порт], что означает, что за закон проголосовала только Комиссия по защите окружающей среды. Пленарного голосования в Сенате не было, закон был передан непосредственно в законодательную палату и президенту.

Луи Бенто из Science blogs [порт] объяснил, почему закон принимался таким вертикальным образом:

Somente os senadores Rodrigo Rollemberg (PSB-DF) e Ana Rita (PT-ES) votaram contra. Você está espantado com isso? Eu não. Sabe quem é o presidente da comissão de Meio Ambiente do senado? O digníssimo senador Blairo Maggi, um dos líderes da bancada ruralista e um dos maiores produtores de soja do Brasil. E você achando que o nosso maior problema era o Feliciano…

Только сенаторы Родриго Роллемберг (PSB-DF) и Ана Рита (PT-ES) проголосовали против. Вы удивлены? Я нет. Вы знаете, кто является президентом Комиссии по защите окружающей среды? Почетный сенатор Блэро Магги, один из лидеров руралистской скамьи и один из самых больших производителей сои в Бразилии. А вы думали, что нашей самой большой проблемой был Феличиано…. [священник, противник лиц нетрадиционной сексуальной ориентации, избранный главой Комитета по правам человека в Бразилии]
Sugarcane. Photo by Elza Fiuza, Agência Brasil, shared on Portal Ecodebate

Сахарный тростник. Фотография Эльца Фьюса, Agência Brasil, взято с Portal Ecodebate (CC BY-NC-SA 3.0)

Некоторые опасаются, что сахарным тростником дело не закончится. Специалист по лесам Пауло Боррето из Instituto do Homem e do Meio Ambiente da Amazônia (Институт людей и окружающей среды в Амазонке, IMAZON), считает [порт], что в долгосрочной перспективе может иметь место экономическое давление, связанное с производством этанола:

 O problema é se o etanol se tornar uma comodity global. Aí seria negativo pois criaria demanda para desmatar mais, mesmo que indiretamente.

Проблема в том, что этанол становится продуктом массового потребления. Это станет отрицательным фактором, так как приведет к обезлесению, даже если не напрямую.

Deforestation in the Amazon. Photo by Bruno Taitson of WWF-Brasil

Вырубка лесов Амазонки. Фотография Бруно Тайтсона из   WWF-Бразилия

В соответствии с данными [порт] Рейтерс, в мае 2013 Бразилия экспортировала 139,8 миллионов литров этанола, что на 36,6 процентов больше 102,3 миллионов литров, отгруженных в апреле того же года. В мае прибыли от продажи топлива увеличились на 93,9 миллионов долларов США, что на 30,6 % больше по сравнению с 71,9 миллионами долларов, зарегистрированными в апреле. Однако по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, наблюдается спад в объеме и денежном эквиваленте.

В Twitter эксперты по защите окружающей среды также критиковали решение. Географ Густаво (@Guveronesi) написал:

@Guveronesi: Rumo a virarmos um imenso canavial. “Comissão aprova plantio de cana na Amazônia Legal” http://www.oeco.org.br/salada-verde/2

@Guveronesi: Идем в направлении огромного поля сахарного тростника. “Комиссия одобряет посадку сахарного тростника в бассейне Амазонки” http://www.oeco.org.br/salada-verde/2

Экс-сенатор Марина Сильва (‏@silva_marina) прокомментировала:

@silva_marina: Liberação da cana na Amazônia não tem lógica. outro retrocesso ambiental fruto d barganha política. Meu artigo de hj http://migre.me/eAB9S

@silva_marina: посадка сахарного тростника в Амазонке – это нелогично. Ещё одно отступление в защите окружающей среды из-за политической торговли. Моя статья сегодня http://migre.me/eAB9S

Писатель Фрей Бетто (@freibetto) подчеркнул:

@freibetto: Plantar cana ou soja na Amazônia é decretar o fim da floresta e o início de futuro deserto do Saara no norte do Brasil.

@freibetto: посадить в районе Амазонки сахарный тростник или сою значит приговорить лес и положить начало будущей пустыне Сахара на севере Бразилии.

Онлайн-петиции против вырубки лесов Амазонки призваны объеденить людей. Петиция, созданная обществом Action B. Brasil, направленная против монокультуры сахарного тростника [порт], собрала более 126000 подписей. Самая большая петиция в защиту национального достояния “Salve a Amazônia!” [порт] (Спасите Амазонку!) уже собрала более 2,2 миллионов подписей.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо