Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Восточный Тимор: множество языков – одна страна

Эта статья часть нашей специальной рубрики Языки и Интернет [анг]

28 ноября 1975 года Восточный Тимор в одностороннем порядке объявил о своей независимости после почти четырёхсотлетней португальской колонизации. Несмотря на то, что Декларация независимости была прочитана на португальском, Индонезия вторглась в страну всего лишь через несколько дней, и использование этого языка было запрещено в течение 24 лет оккупации (1975-1999).

Когда в 2002 году Восточный Тимор стал независимым государством, и тетум, и португальский были выбраны официальными языками новой страны. Тем не менее, сейчас существует около 16 национальных языков [анг], и десятки других диалектов ежедневно используются жителями Тимора.

Язык(и) национальной принадлежности

Hau nia lian, hau nia rain (My language my homeland). Photo by Sapo Noticias Timor Leste (public domain).

Мой язык, моя родина (Hau nia lian, hau nia rain). Фото сделано Sapo Noticias Timor Leste.

Тетум, фактически, является языком межкультурного общения в Восточном Тиморе. На нём говорит большинство жителей по всей территории страны. С другой стороны, как сказал оппозиционный лидер Мари Алкатири [анг] в статье [порт], написанной в 2007 году португальским журналистом Рауло Моура и заново опубликованной в блоге “Киберсомнения в португальском языке” (“Ciberdúvidas da Língua Portuguesa”): “португальский – это не язык единства, это язык национальной принадлежности”.

Далее Моура объясняет, почему после независимости “подавляющее большинство населения” не говорит по-португальски:

Aprendeu bahasa Indonésia e inglês como segunda língua e fala tétum em casa, além de alguma outra língua timorense, como o fataluco ou o baiqueno. É a chamada geração “Tim-Tim”, do nome Timor-Timur, que os indonésios davam à sua 27.ª província. Muitos estudaram na Indonésia ou na Austrália, e é difícil explicar-lhes, hoje, a importância do português. Pior ainda, como vêem que as elites políticas, privilegiadas, falam português, e como lhes é vedado o acesso aos empregos na administração pública, por não falarem a língua agora oficial, estes jovens criaram alguma hostilidade em relação a Portugal e à língua portuguesa.

Они учили в качестве второго языка индонезийский или английский и говорят на тетуме дома, не принимая во внимание любой другой язык Тимора, например, фаталуку или байкено. Это так называемое поколение “Тим-Тим” (от названия “Тимур-Тамир”, которое индонезийцы дали своей 27 провинции). Многие учились в Индонезии или Австралии, и им трудно сейчас объяснить, почему важен португальский язык. Всё обстоит даже хуже: эти молодые люди чувствуют некоторую враждебность по отношению к Португалии и португальскому языку, так как видят, что привилегированная политическая элита разговаривает по-португальски, и понимают, что у них нет шанса получить работу в государственных органах управления, потому что они не говорят на этом, теперь уже, официальном языке.

По данным доклада [анг] о темпах развития страны за последнее десятилетие, сделанного в 2011 году Всемирным банком, “на португальском языке говорят только 5% населения”. Кроме того, “в 2009 году более 70%  учеников, заканчивающих первый класс, не могли прочитать ни слова из простого текста на португальском языке. Вот печальный факт после 10 лет усилий (…). Всё население может, фактически, забыть этот язык”.

Документирование языков онлайн

Согласно атласу ЮНЕСКО, в котором указаны языки, находящихся под угрозой исчезновения [анг], эта нелёгкая участь угрожает шести языкам Тимора.

Languages of East Timor. Map from the website Fataluku Language Project.

Языки Восточного Тимора. Карта с сайта "Языковой проект фаталуку".

На карте справа указано, что языки адабеa (остров Атауро), хабу (округ Манатуту), каирю-мидики и науети (округ Викеке), находятся под угрозой , так как “большинство детей из этой области говорят на языке, но только в строго определенных сферах”, например, дома.

Считается, что язык ваима [анг] находится в серьёзной опасности: “дети больше не учат его дома как родной язык”. На языке макуа [анг] (северо-восток острова) , согласно данным атласа, в 1981 году разговаривали только 50 человек. Он находится под угрозой и может даже исчезнуть. На этом языке за всё время была напечатана только одна брошюра.

Тем не менее, некоторые из языков Восточного Тимора [анг] успешно используются в новых медиа и онлайн-платформах, что может поддержать их преемственность.

Таким является случай фаталуку – папуасского языка, на котором разговаривают 35 000 человек в восточном регоине Тимора. Его достаточно хорошо документируют на веб-сайтах Языковой проект фаталуку и Сообщество фаталуку. Группа молодых музыкантов из округа Лоспалос используют его в своих работах и во время выступлений:

Исследовательский проект Гавайского университета по документированию языков с помощью студентов по обмену содействует развитию нескольких языков Тимора, таких как диалекты осороа и фатумака языка макасае – “самого распространённого языка в восточной части Восточного Тимора”, а также ваима, фаталуку, мамбае и токодеде. Время от времени португальский лингвист и переводчик Жуан Пауло Эсперанса использует последний язык в своём блоге “Разные мысли”.

An East Timorese girl speaking (from clockwise) Bunak, Tetum, Fataluku and Portuguese. Translation: "In Bunak/Tetum/Fataluku/Portuguese, we say: I am in Dili. I have some money. I do not have any money." Image by Joao Paulo Esperança (public domain).

Девочка из Восточного Тимора, разговаривающая на языке бунак, тетум, фатаку и португальском языке (по часововой стрелке). Перевод: "На языке бунак/тетум/фатаку/на португальском языке мы говорим: Я в Дили. У меня есть деньги. У меня нет денег." Изображение Жуана Пауло Эсперанса.

Другой блогер, пишущий на указанных языках, – это Абе Баррето Соарес, который в 2009 году давал интервью Global Voices. Он пишет по-английски, на языке тетум и по-индонезийски, ведёт поэтический блог на языке галоге, на котором разговаривают в районе Лимусан, округ Манатуту.

В блоге Илдефонсо Перейра отражён язык идате, который используется на юге. Для общения на языках Тимора используется также и Фейсбук, например, в этой группе разговаривают на языке науети.

В прошлом году поступило предложение использовать родные языки в государственной образовательной программе, как показано в этом коротком фильме “Родной язык” [tet], подчёркивающем “важность родного языка детей, который помогает им научиться читать и писать, уважать культуру своих родителей и сообщества и легко овладеть официальными языками Восточного Тимора”.

В рамках Глобальных Голосов Rising Voices видётся онлайн-диалог под названием “Используем средства гражданских медиа для продвижения языков малочисленных народов” вместе с  New Tactics и Indigenous Tweets. Приглашаем всех жителей Восточного Тимора, содействующих в мире гражданских медиа онлайн-общению на языках малочисленных народов, поделиться в онлайн-форуме своими стратегиями, историями успеха и трудностями.

Эта статья часть нашей специальной рубрики Языки и Интернет [анг]

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо