Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

В Узбекистане, где гомосексуальность незаконна, ЛГБТК+ нужно скрываться, чтобы выжить

Сквер Эмира Темура в Ташкенте, столице Узбекистана. Автор фотографии пожелал сохранить анонимность. Человек на фотографии не представляет члена сообщества ЛГБТК+. Использовано с разрешения.

Узбекистан — одна из немногих стран в постсоветской Центральной Азии, где гомосексуальные контакты между действующими по взаимному согласию взрослыми всё ещё караются законом. Признанным виновными может грозить до трёх лет лишения свободы. У узбекского общества, во многом сложившегося под влиянием древней персидской культуры, есть богатая история однополой любви и её отражений в поэзии [анг]. Однако после того, как страна стала частью Российской империи, а позже, в XX веке, СССР, однополые отношения попали в уголовный кодекс. Когда Узбекистан получил независимость в 1991 году, правительство эти законы менять не стало.

Сегодня агрессивная гомофобия составляет часть общественного дискурса в стране. Её открыто поддерживают государственные служащиерелигиозные лидеры (как мусульмане, так и представители Русской православной церкви), а также многочисленные пользователи интернета, которые призывают не только к арестам, но и к убийствам представителей ЛГБТК+. Гнетущая атмосфера страха оказывает тяжёлое влияние на сообщество, для которого не существует безопасных общественных пространств. Иногда ЛГБТК+-узбекам приходится становиться секс-работниками; бывает, что их вынуждают помогать полиции выявлять и преследовать других членов сообщества. Когда их убивают, виновники получают лёгкое наказание или вообще избегают ответственности. И это в случае, если таковых хотя бы находят.

Global Voices взяли интервью у одного из немногих активистов ЛГБТК+ в Узбекистане, предоставляющих юридическую и психологическую поддержку сообществу, которое вынуждено оставаться в тени.

По соображениям безопасности имя активиста не приводится. При публикации интервью было сокращено.

Global Voices (GV): Каковы основные факторы, связанные с широкой распространённостью и обыденностью гомофобии в сегодняшнем Узбекистане?

Боходир: Самой главной причиной гомофобии в узбекском обществе – это религия ислам, в которой говорится что бесакалбазов (людей нетрадиционной ориентации) надо убивать.[Прим. ред: «Бесакалбазлык» — мужеложество в УК Узбекистана.]  Узбекистан является светской страной, но многие необразованные Узбеки не понимают этого, для них это обычное дело открыто призывать к убийствам ЛГБТ людей -это чаще происходит в социальных сетях. Все остаются безнаказанными и не боятся, потому что гомосексуальность ещё и наказывается уголовной статьёй 120.

В последнее время гомофобия возросла, появились ряд гомофобных каналов — которые публикуют личные данные ЛГБТ-людей — начиная просто с фотографии и заканчивая иногда паспортными данными. 

Вторая причина — так это статья — то есть власть тоже гомофобная. Все твердят что 120 статья хоть и существует, но не практикуется, однако 3 месяца тому назад двое парней были задержаны по 120 статье. Таким образом 120 статья создаёт среду, в которой нарушаются права человека и совершаются преступления без наказаний. Сотрудники правоохранительных органов благодаря дискриминационной статье шантажируют ЛГБТ-людей, но вначале их подвергают пыткам и моральным унижениям, угрожают разоблачением.

GV: Какие стратегии используют члены сообщества ЛГБТК+, чтобы выживать в подобной среде?

Б: Многим ЛГБТ-людям трудно социализироваться в таком гомофобном обществе, к тому же их внутренняя гомофобия не даёт им покоя, некоторые из них ищут выход в исламе, других превращает в гей-гомофобов, которые потом становятся большой угрозой для остальных ЛГБТ-людей. Некоторые из них заканчивают свою жизнь самоубийством.

Существует очень много стереотипов об ЛГБТ-сообществе, типа они вербуют несовершеннолетних детей или ЛГБТ может привести к вырождению узбекской нации.

Под страхом разоблачения многие лесбиянки и геи выходят замуж/женятся против своей воли, под давлением родственников и родителей, а пройдя некоторое время, либо об их ориентации кто-то узнаёт и происходит развод, или же ведут двойную жизнь.

Рекламный щит, изображающий «скромный» дресс-код для студентов на территории Национального университета Узбекистана в Ташкенте. Автор фотографии пожелал сохранить анонимность. Использовано с разрешения.

GV: Учитывая то, что вы описываете, можно ли сделать что-нибудь для поддержки сообщества?

Б: Необходимо открыть фонд для осуществление некоторых проектов и расширения возможностей. Открытие сайта — платформы для распространения всех необходимых информационных материалов для улучшения качества жизни ЛГБТ-людей, для создания безопасной и дружелюбной атмосферы, для работы с ЛГБТ-людьми. Сейчас преступники и гей-гомофобы контролируют все группы для знакомств и каналы про ЛГБТ в Узбекистане, и они имеют доверие ЛГБТ-людей к ним. Страдает очень огромное количество людей. ЛГБТ-люди говорят, что у них всё хорошо — потому что боятся, потому что не знают, куда обратиться.

GV: Есть ли какие-то признаки того, что в долгосрочной перспективе узбекское общество станет более толерантным и инклюзивным?

Б: В первую очередь это осуществление поучительных мероприятий для работ с ЛГБТ-людьми. Создание групп для добровольных волонтеров, которые могут предлагать помощь для развития любого направления активизма. Постоянный мониторинг преступлений, совершённых на почве ненависти к ЛГБТ-людям. Обращения к международным правозащитным организациям на основе мониторинга преступлений, совершённых на почве ненависти к ЛГБТ-людям.

Укрепление доверия между представителями сообщества и ЛГБТ-людьми. Они должны поверить в нас, нас немного, и мы не можем осуществлять работы абсолютно по всем направлениям активизма. Например у нас ещё нет возможностей для поднятия проблемы на законодательном уровне — потому что на законодательном уровне нас самих считают преступниками.

Есть активисты-психологи, которые могут оказывать помощь ЛГБТ-жертвам, пострадавшим от насилия и дискриминации. 

Есть несколько активистов, которые работают по направлению здравоохранения — просвещают ЛГБТ-людей о ВИЧ-заболевании, помогают им обращаться в СПИД-центры, но об этом тоже знает небольшое количество ЛГБТ-людей. 

Если мы будем молчать — тем самым будем давать добро на все эти преступления, насилие и  дискриминацию.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо