Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Жизнь выходцев из Южной Азии в Кхонкэне, на северо-востоке Таиланда

Наринторн Сачдев измеряет ткань для клиента в своем магазине. Фото и подпись с The Isaan Record использованы с разрешения.

[Все ссылки ведут на статьи на английском языке]

Эта отредактированная статья Прии Вайкунтапати взята с The Isaan Record, независимого новостного сайта в Таиланде, и повторно опубликована Global Voices на основе соглашения о совместном использовании контента.

Сквозь ветер, прорывающийся с террасы и разносящий насыщенный аромат индийских специй и обжигающе горячего карри, доносится нежная поп-музыка. Высокий темнокожий мужчина в европейской одежде выходит из кухни, держа в руках поднос с лепешками наан и дымящимся жасминовым рисом.

Когда Квинтрус Доминик, известный как Квин, переехал в Кхонкэн (город на северо-востоке Таиланда) в 2010 году, ему казалось, что он единственный выходец из Южной Азии не только в городе, но и во всем регионе. Лишенный традиционной кухни Шри-Ланки, но обладающий предпринимательской жилкой, он открыл ресторан индийской кухни Quinn’s One and Only в 2018 году.

Вскоре он осознал, что далеко не единственный уроженец Южной Азии здесь.

Выходцам из Южной Азии различного происхождения — живут они в Кхонкэне на протяжении поколений или же всего 10 месяцев — удается посредством повседневного общения оказывать особое влияние на городской культурный ландшафт и изменять представления местных жителей.

Из Южной Азии в Исан

Согласно докладу Организации Объединенных Наций о международной миграции за 2017 год, более 29,5 миллионов эмигрировало из Южной Азии в остальные страны мира. Сюда входят люди из Индии, Шри-Ланки, Бангладеш, Пакистана, Мальдив, Непала, Бутана и Афганистана. Из невероятной многомиллионной диаспоры в Кхонкэне проживает от 40 до 50 выходцев из Южной Азии.

Несмотря на то, что многие недавно иммигрировали в связи с появившимися возможностями трудоустройства, выходцы из Южной Азии проживают в Кхонкэне с 1930 года.

В тюрбане, с бородой и идущим от души смехом, 54-летний Наринторн Сачдев, сикх, вспоминает историю иммиграции своей семьи более 90 лет назад. Семья авторитетного бизнесмена с таиландским, индийским и сикхским наследием впервые приехала в Таиланд в 30-е. После отделения Пакистана от недавно обретшей независимость Индии в 1947 году его клан покинул свой дом в округе Гуджранвала (сейчас Пакистан), и многие переехали в Исан. Кхонкэн — один из четырех крупнейших городов региона Исан.

Сикхи обосновались в Таиланде в конце XIX века. Часть из них приехала в Исан в качестве торговцев тканью и швей. Во время вьетнамской войны вторая волна сикхов-переселенцев уехала из Бангкока в такие города, как Удонтхани и Накхон-Пханом, где располагались крупные военные базы США, таким образом приспособив свой бизнес к нуждам американских солдат.

Проживая в Кхонкэне на протяжении поколений, местное сообщество сикхов довольно крепко, а в центре города расположен действующий храм. Сикхи находятся под королевским покровительством в Таиланде — то есть получают поддержку от королевской семьи. Сикхизм является одной из пяти религий, находящихся под королевским покровительством наряду с буддизмом.

Расти непохожим на других

Говоря о взрослении в Кхонкэне в конце 1960-х годов, Наринторн рассказывает, что ему, отличавшемуся от других детей, временами было трудно. Он помнит, как в детстве подвергался травле из-за своей внешности и веры.

Однако сегодня это вызывает у него только смех. Он вспоминает, как его отец однажды напугал хулиганов. Дети не видели прежде такого высокого мужчину с тюрбаном и длинной бородой, как его отец.

На многих онлайн-форумах утверждают, что Таиланд может быть жесток к людям индийского происхождения. Уроженцы Южной Азии сталкиваются не только с расистскими оскорблениями в свой адрес, но и со следующими стереотипами: от индусов плохо пахнет, их еда слишком жирная и вредная, они используют и обманывают людей и так далее.

Пользователь Reddit пишет в треде:

For Indians, it’s quite negative actually because we have general perception toward Indians as ‘smelly and demanding’.. I don’t think I need to explain anything much on the smell. For ‘demanding’, we feel like Indians love to ask and demand for this and that all the times.

Отношение к индийцам довольно негативное, на самом деле, так как у нас есть общее представление о них как о «дурно пахнущих и капризных»… Я думаю, не нужно пояснять что-либо касаемо запаха. Насчет «капризных», мы считаем, что индийцы постоянно чего-то просят и требуют.

Однако Наринторн уверен, что подвергается в Кхонкэне минимальной дискриминации. Благодаря многолетнему местному бизнесу к его семье относятся здесь с большим уважением. В то же время ему порядком поднадоело постоянно убеждать людей в том, что по гражданству он — таец.

Сердечный прием

Выходцы из Южной Азии, переехавшие в Кхонкэн совсем недавно, описывают свои впечатления как чрезвычайно положительные.

Санчита Чаттерджи, индианка, работающая специалистом по программам в Институте Меконга, называет Кхонкэн фантастическим местом для своей жизни и жизни своей дочери. Она признает возможные проблемы, связанные с воспитанием ребенка в новой стране, но это никак не связано с их индийским происхождением.

On the weekend, I go to Tesco Lotus Extra. I go to Central Plaza. I don’t see anyone who looks like me, not that it bothers me. I’ve gotten used to it. It’s not like anyone stares or anything. That’s not in the culture…Thais are very accepting.

На выходных я хожу в Tesco Lotus Extra. Я хожу на центральную площадь. Я не встречаю людей, выглядящих как я, но мне всё равно. Я привыкла. Никто не пялится или что-то в этом роде. Это не принято…тайцы очень толерантны.

Назир Ул Хак, пакистанский мусульманин, работающий в Институте Меконга, мигрировал в Кхонкэн более двух лет назад и не чувствует, что его национальная принадлежность играет большую роль в работе. Несмотря на то, что в других странах, например, в Мьянме, он столкнулся с трудностями из-за своей идентичности, в Таиланде он такого не замечает.

People tend to test their own stereotypes when we interact and it breaks the general stereotypes people have about South Asians.

Люди склонны проверять собственные стереотипы, когда мы общаемся, и это приводит к развенчанию укоренившихся стереотипов об уроженцах Южной Азии.

Санчита и ее дочь живут в Кхонкэне уже десять месяцев. Она считает, что ее индийское происхождение никак не влияет на ее работу в Институте Меконга, так как она передает свой опыт и экспертные знания, а не национальную идентичность. Фото и подпись с The Isaan Record используются с разрешения.

Будучи выходцем из Южной Азии, одетым в одежду в западном стиле, владелец ресторана Квин ловит на себе много любопытных взглядов.

До переезда в Кхонкэн Квин в девять лет переехал в Великобританию из Шри-Ланки после потери отца в гражданской войне на Шри-Ланке. Он быстро приспособился к новой культуре.

In a way, [adapting to Thai culture] wasn’t forced on me because I knew I had to [adapt] if I wanted to live here, since I’ve done it before…It was kind of easy. I knew what I had to do.

В некотором роде, [приспособление к тайской культуре] не было насильственным, так как я знал, что мне предстоит [приспособиться,] если я хочу жить здесь. Так как раньше я уже проходил через это…было не трудно. Я знал, что так нужно.

Размышляя о расизме, с которым он столкнулся, когда жил в Великобритании, он говорит, что в Кхонкэне ничего подобного с ним не случалось.

They don’t give you any headaches, any nasty stuff like we get in Europe or America nowadays. They’re like ‘Are you happy in Thailand, in Khon Kaen?’ That’s cool!

Они не беспокоят, не говорят гадостей, как это происходит в Европе или Америке. Они спрашивают: «Ты счастлив в Таиланде, в Кхонкэне?» Это круто!

«Люди говорили мне, „это невозможно…ты не можешь продавать индийскую еду здесь. Ты не можешь этого делать“. Нет, если подойти к этому с умом, то это возможно», — говорит Квин. Фото и подпись с The Isaan Record используются с разрешения.

Сначала Квин поверил распространенным заявлениям о том, что тайцы не любят индийскую кухню и в основном продвигал свой ресторан среди иностранцев. Он был приятно удивлен, когда оказалось, что это не так. Около 60-70 процентов посетителей — тайцы. Ресторан расположен даже не в центре, а скорее на окраине одной из полусельских деревень.

People just came up with all kind of assumptions, you know, and I believed it as well, but looking at it now, it was completely wrong, and without [Thai customers], I probably wouldn’t survive at all.

Я верил всевозможным предположениям людей, но сейчас я понимаю, что это было совершенно неправильно и без [тайских посетителей], возможно, я бы прогорел.

«Я хочу поменять восприятие индийцев посредством еды!», говорит Квин.

Повседневная рутина и общение — именно те средства, к которым обращается небольшая группа выходцев из Южной Азии, понемногу меняющая мнение о стереотипах и первоначальные впечатления, сложившиеся у людей. Шаг за шагом они стремятся к тому, чтобы стать частью растущего космополитического сообщества Кхонкэна и изменить мнение людей о себе.

«Думаю, мне удалось повлиять на укоренившиеся стереотипы в этой деревне», — говорит Квин, поднимаясь, чтобы помочь официанту с доставкой.

На открытой террасе можно полюбоваться закатом солнца в то время, как посетители то входят, то выходят из ресторана. Квин снова садится, поглядывая на спешку, царящую в его ресторане, на его лице появляется улыбка. «Видите? Тайцы любят еду!»

*Прия Вайкунтапати изучает глобалистику в Иллинойсском университете в Эрбане-Шампейне в США. Она изучала развитие и права человека в Кхонкэне в весеннем семестре в 2019 году.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо