Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Китай движется к очередной Культурной революции? Интервью с профессором Сюй Ююем

18 мая 1989 года студенты Пекинского университета устроили огромную демонстрацию на площади Тяньаньмэнь, начав бессрочную голодовку, которая была частью массового демократического протеста против правительства Китая. Catherine Henriette/AFP/Getty Images. Исторический снимок, добросовестное использование

Это интервью Филипа Йироуша первоначально было опубликовано на чешском языке в Sinopsis.cz в рамках серии материалов, посвящённых тридцатилетней годовщине массовых протестов на площади Тяньаньмэнь. Ниже представлена отредактированная версия интервью в рамках соглашения о совместном использовании контента. 

Сюй Ююй — учёный-политолог, который провёл обширные исследования по теме Культурной революции в Китае. Он был на стороне протестующих студентов во время продемократических выступлений в 1989 году и оставался на площади Тяньаньмэнь до последнего. Он один из подписавших «Хартию-08» — манифест, требующий проведения конституционных реформ в Китае. В мае 2014 года он был ненадолго задержан за организацию семинара, посвящённого событиям 4 июня, а с ноября 2015 года стал приглашённым профессором в Новой школе в Нью-Йорке.

Sinopsis.cz взял у Сюя интервью о его впечатлениях о протестах в 1989 году, а также о его взглядах на сегодняшний социальный климат в Китае.

Sinopsis (S): В 2019 году исполняется 30 лет событиям на площади Тяньаньмэнь. Что вы думаете об этом историческом моменте?

Сюй Ююй (Сюй): Мне грустно. Справедливость не восторжествовала для тех, кто был убит, подавлен и заключён в тюрьму. Те, кого отправили в ссылку, до сих пор не могут вернуться домой.

S: Демократическое движение Тяньаньмэнь началось 15 апреля 1989 года. Когда вы начали следить за ним? И когда стали его участником? 

Сюй: Я не помню точно. Примерно 15-20 апреля я стал наблюдать за студенческими протестами и митингами на улицах. К началу мая я уже сам участвовал в разного рода митингах. Я надеялся, что правительство позитивно воспримет требование студентов и сумеет законным способом разрешить конфликты и антагонизм.

S: Вы верили в успех демократического движения 1989 года? Или же с самого начала вы понимали, что оно обречено на провал? 

Сюй: Я бы считал студенческие протесты успехом, если бы они не были подавлены. Поэтому я не считаю, что движение было обречено на провал; у него был определённый потенциал к успеху. И лучшая возможность была предоставлена во время визита Михаила Сергеевича Горбачёва в Китай. Тогда студенты могли бы уйти с площади Тяньаньмэнь и вернуться в кампус. К концу мая голоса радикалов одержали верх в противовес рациональному настрою среди студентов сидячей демонстрации на площади Тяньаньмэнь. Там не было легитимных лидеров, и если бы ситуация вышла из-под контроля, последствия были бы ужасающими.

S: Вы оставались на площади до последней минуты? Какова была атмосфера среди активистов?

Сюй: Я покинул юго-восточный угол площади вместе с последней группой студентов. Люди чувствовали боль и подавленность.

S: Вы пытались убедить студентов-активистов покинуть площадь до появления танков. Почему? Вы уже тогда предвидели трагедию? Как они реагировали?

Сюй: Я пытался убедить студентов уйти с площади и вернуться в университет ещё в конце мая. Я сказал им, что военные войска уже приступили к мобилизации и вот-вот начнут подавлять протесты. Два аспиранта из Пекинского института стали и железа с упрёком в голосе спросили: «Разве народная армия может подавлять свой собственный народ?»

S: Многие говорили, что демократическое движение 1989 года является студенческим. Однако на площади рядом с молодёжью стояли учителя, рабочие, полицейские и солдаты. У этих групп населения были разные взгляды и настроения?

Сюй: Люди из всех слоёв общества поддержали студенчество и выразили свою солидарность. Среди сторонников особенно представители интеллигенции волновались за физическую безопасность молодых людей. Они предостерегали студентов от импульсивных решений и ненужных жертв и говорили, что путь к демократии очень длинный, поэтому им нужно быть упорными.

S: Вы поддерживаете отношения с теми, кто подписал «Хартию-08»? Жалеет ли кто-то из них о том, что поставил свою подпись? [Примечание: Открытый призыв к конституционной реформе был инициирован Лю Сяобо, лауреатом Нобелевской премии мира, который был заключён в тюрьму за поддержку студенческого демократического движения 1989 года. Он скончался в июле 2017 года во время четвёртого срока тюремного заключения.]

Сюй: Мы поддерживаем отношения. И никто не сожалеет об этом.

S: Вы участвовали в церемонии открытия бюста Лю Сяобо в Праге [анг]. Что Вы думаете об этом событии?

Сюй: Во-первых, бронзовый бюст является бесценным произведением искусства. Он трогает и потрясает сердца зрителей. Во-вторых, меня впечатлил тот факт, что граждане Чехии и других европейских стран так тепло почтили память Лю Сяобо и этим поддержали китайское демократическое движение. Во время церемонии я увидел, сколько китайских граждан, преодолев длинный путь, приехало в Прагу ради этого события, и я был так тронут.

S: В интервью для China Change вы сказали, что самое худшее ещё впереди. Что именно вы имеете ввиду? Неужели сегодняшняя ситуация в Китая настолько безнадёжна?

Сюй: Китай движется к Культурной революции, движется в направлении Северной Кореи. Самое худшее произойдёт, если Китай вернётся к временам Культурной революции и превратится в ещё одну Северную Корею. Так что ситуация может ещё больше ухудшиться.

S: Сейчас вы живёте за границей. Это ссылка? Почему вы решились уехать из Китая?

Сюй: Я не в ссылке. Меня пригласила Новая школа в Нью-Йорке в качестве приглашённого исследователя, аналогично предыдущей договорённости. Здесь благоприятные условия для работы, я могу наблюдать за развитием Китая в иной перспективе. Поэтому я бы хотел ещё побыть здесь.

S: Если бы в течение одного года вы могли управлять Китаем, какие бы реформы вы провели? 

Сюй: Во-первых, нужно освободить всех политзаключённых. Затем дать больше свободы прессе и свободу формировать политические партии.

S: Как Запад может помочь ситуации в Китае?

Сюй: Обращать внимание на ситуацию с правами человека в Китае и поддерживать тех граждан Китая, кто защищает и борется за свои права.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо