Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Многие тайваньцы считают, что присутствие их делегата на съезде КПК — обычная пропаганда Пекина

Делегат 19 Съезда Коммунистической Партии Китая, уроженка Тайваня Лу Лиань. Фото с информационного агентства Синьхуа.

Делегат XIX Съезда Коммунистической партии Китая, уроженка Тайваня Лу Лиань. Фото китайского государственного информационного агентства «Синьхуа».

Отношения между материковым Китаем и Тайванем остаются нестабильными. Тайвань — де-факто политическая единица, которая существует независимо от материкового Китая с 1949 года, когда в ходе гражданской войны силы Гоминьдана были повержены коммунистами и отступили в Тайвань. Пекин никогда не признавал независимый статус Тайваня и обещал рано или поздно «объединить» территорию Китая.

В этой ситуации с первого взгляда может показаться необычным тот факт, что Пекин допускает присутствие представителей Тайваня на съездах Коммунистической партии Китая (КПК), проводимых каждые пять лет.

Однако присутствие тайваньских делегатов на мероприятии подразумевает демонстрацию пекинского принципа «единого Китая». На прошлых съездах так называемые представители Тайваня были уроженцами материкового Китая.

На XIX национальном съезде, который прошел в октябре 2017 года, традиции были нарушены. Избранный тайваньский делегат Лу Лиань родилась и получила образование в Тайване. После этого она приехала работать в Китай в качестве профессора.

Тем не менее многие тайваньцы сочли ее участие в съезде бессмысленным, учитывая, что Тайвань самостоятелен по отношению к Китаю. Этот политический ход, по их мнению, был устроен для того, чтобы заставить Тайвань принять пекинское понимание принципа «единого Китая» и подавить их движение за независимость.

На протяжении истории Тайвань колонизировали многие страны, так что тайваньские перебежчики не являются чем-то новым. Лу не первая (и не последняя) из них, кто был использован таким образом. Например, Ифу Линь, который был шеф-экономистом и старшим вице-президентом Всемирного банка с 2008 по 2012 года, уплыл на материковый Китай в 1979 году, будучи военным офицером Тайваня.

Несмотря на то, что присутствие Лу на съезде КПК в значительной степени было воспринято в Тайване как шутка, оно затронуло серьезную проблему гражданства тайваньцев, работающих в Китае. Тайваньский закон запрещает гражданам постоянно проживать в КНР или иметь китайский паспорт, равно как и вступать в КПК, Народно-освободительную армию Китая и китайские гражданские ведомства. Лу же имеет китайский паспорт и стала делегатом съезда КПК, поэтому правительство Тайваня решило [анг] лишить ее гражданства.

В то же время тайваньское Бюро национальной безопасности объявило, что проверит статус других 19 тайваньцев [кит], которые заняли посты в КПК или НОАК.

«Если ты не нравился тайваньцам до вступления в КПК, какая от тебя польза Единому фронту?»

Подлили масла в огонь два тайваньских аспиранта [кит] из Пекинского университета, публично объявив о том, что они хотят вступить в КПК, вскоре после окончания съезда.

Один из них сделал это в письме, опубликованном на онлайн-агрегаторе новостей и комментариев «Гуаньча» [кит]. В нем он объявил о том, что хочет вступить в КПК в связи с тем, что в Тайване ограничена свобода слова, свободомыслие монополизировано, а демократия находится под контролем нескольких людей.

Письмо было широко осуждено на родине аспирантов, учитывая, что Тайвань занял 45 место, а Китай — 176 место в мировом индексе свободы прессы в 2017 году [анг], а также тайваньцы проголосовали за прямые выборы президента и законодателей.

Так как цель Пекина — в конце концов вернуть контроль над Тайванем, Джойс Йен [кит], основатель издательства Ars Longa Press, объяснил в Facebook, почему эти два аспиранта не принесут КПК той же выгоды, что и Лу:

請注意,她不是自己申請加入,是上海統戰部長沙海林介紹她加入的。
像她這種刻意挑出來做樣板的,模樣好不好,講話得不得體,都非常重要。[…]
這兩天嚷嚷要入黨的那兩位台生,別說他們資歷不可能讓共產黨看上眼,光看相貌還有談吐,就差太多了吧。你以為你努力嫌台灣,講中共好話,中共就會看上你 ?
錯 ! […]你還沒入黨就得罪台灣人,你對中共能有什麼統戰價值 ?

Пожалуйста, заметьте, что [Лу Лиань] никуда не обращалась с просьбой стать делегатом. Это Ша Хайлинь, директор Рабочего отдела Единого фронта в Шанхае, представил ее на эту должность.

Она была избрана как образец, так что по достоинству были оценены ее имидж и коммуникативные навыки.

Что касается тех двух тайваньских студентов, которые объявили о вступлении в КПК, несмотря на их происхождение, они не обладают такими же качествами и далеки от стандартов. Неужели они думают, что понравятся в КПК только потому, что красиво говорят о ней?

Неправильный ответ! […] Если ты не нравился тайваньцам до вступления в КПК, какая от тебя польза Единому фронту?

Рабочий отдел Единого фронта [анг] — один из пяти департаментов, напрямую подчиняющихся Центральному комитету КПК, который организует политику «мягкой силы» дома и за границей. У них есть бюро, которое разрабатывает политические отношения в рамках принципа «Одна страна, две системы» между Китаем и специальными регионами Гонконг и Макао, а также набирает прокитайских тайваньцев.

И Ло, студент из материкового Китая, учащийся в Тайване по обмену, утверждает в Facebook [кит], что аспиранты Пекинского университета, рожденные в Тайване, были мотивированы материальными интересами, осуждая родину:

賣台,實際上賣的是臺獨,臺獨運動越來越好,中國政府的統戰經費也就越來越高。[…]
『顯然,即使我足夠無恥,作為河南人的我並不能靠出賣河南從黨國那裏得到如此巨大的利益。同樣任何一個北京人,上海人,四川人或廣東人也不能靠出賣他們的家鄉獲取利益。而台灣人與我們最大的區別是無論中國政府如何宣稱台灣是中國的一部分,台灣仍然是實質獨立的國家,擁有自己的政府和軍隊,與歐美列強的外交關係也不受中國控制。』

Когда речь идёт о том, что они продают Тайвань, это на самом деле продажа тайваньского движения за независимость. Когда это движение в Тайване станет сильнее, Пекин будет платить больше и больше для создания Единого фронта в Тайване.

Цитата из письма писателя местному изданию: «Как уроженец китайской провинции Хэнань, я не могу понять, что они получают от КПК, если бесстыдно продают свою родину. Это касается любого уроженца Пекина, Шанхая, Сычуаня или Гуандуна. Тайваньцы отличаются от нас тем, что Тайвань — де-факто независимая страна, у них свое правительство, армия и дипломатические отношения с европейскими и американскими странами, вне зависимости от притязаний Пекина на его территорию».

«Я люблю Тайвань и Китай как мою родину тоже»

Отложив политические моменты в сторону, полемика вокруг Лу поставила многих тайваньцев в сложную ситуацию. Ни Китай, ни Тайвань не допускают двойное гражданство, но довольно много тайваньцев, работающих на материковом Китае или семьи, созданные людьми с разных сторон Тайваньского пролива, получили гражданство Китая. Если их заставят выбирать одно из двух, они будут должны бросить свою работу на материковом Китае или принять китайские патриотические чувства, которые предполагают, что человек любит эту страну больше, чем родину.

Даже делегат КПК Лу Лиань встретила критику от патриотов материкового Китая, когда она сказала [кит] тайваньскому репортеру во время съезда: «Я люблю Тайвань и Китай как мою родину тоже». Ее ответ был воспринят некоторыми жителями материкового Китая как «политически некорректный». Пользователь Weibo объяснил [кит] логику критиков Лу:

持这样观点的人认为,卢丽安“爱台湾,也爱大陆”,这话他感觉不顺耳,“也”,就是第二,就没有把大陆摆到第一的位置,其次,是把台湾从大陆分裂出去了[…]该作者甚至拿出来范本,说卢丽安应该说,我爱中国,台湾是中国的一部分,或者只是一个省,我也爱台湾,因为她是中国的领土所以我也爱台湾

Людям, которые критикуют ответ Лу, не нравятся слова «Я люблю Тайвань и Китай тоже». Им не нравится слово «тоже», потому что они истолковывают это слово в значении второстепенности, что означает, что она не ставит Китай на первое место. Во-вторых, она, кажется, отделила Тайвань от Китая.  […] Этот автор даже подготовил модель ответа для нее. Он/а предложил/а Лу сказать: «Я люблю Китай и Тайвань как часть (или провинцию) Китая, [или] я люблю Тайвань, потому что он принадлежит Китаю».

После победы лидера поддерживающей независимость партии Цай Инвэнь на президентских выборах в 2016 году Пекин прекратил дипломатический диалог с тайваньским правительством и начал призывать к разрыву отношений и другие страны. С другой стороны, Рабочий отдел Единого фронта Китая всерьез пытался получить поддержку элиты Тайваня. Недавно в китайской провинции Фуцзянь заявили об открытии 1000 мест [кит] в университетах для тайваньских академиков. Соглашаться на предложение или нет — это выбор как личный, так и политический.

Переводчик: Сергей Андреенко

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо