Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Вброс, фейк, ложь, дезинформация: поиски слов для описания правды в новостях

fukushima daisies

Фотография сделана пользователем Imgur pleasegoogleShakerAamerpleasegoogleDavidKellyse

«Фейковые новости» в последнее время привлекают всеобщее внимание, особенно в связи с тем, что недавно произошедшие случаи имеют потенциально мощные и широкомасштабные последствия. Их способность провоцировать насилие проявила себя в конце нового года: возьмём случай конца декабря — угрозу готовности применить ядерное оружие, которую министр обороны Пакистана, Хаваджа Мухаммад Асиф, послал в Израиль, основываясь на ложной новости об израильских намерениях. В Соединённых Штатах «фейковые новости» стали способом навешивания ярлыков на информационные агенства, которые, как кажется, занимают критическую позицию по отношению к Дональду Трампу [анг], но также они считаются возможным объяснением его восхождения к президентству.

Фейковые новости — это не единственная проблема, на что такие люди, как Мелисса Зимдарс (профессор, чей список вбросов наделал шуму после выборов США), обращают наше внимание [анг]. В самом деле, случаи пропаганды, неправильного освещения, дезинформации, кликбейта и «правдоподобности» одинаково распространены и, возможно, в некоторых случаях более пагубны (как недавно заявил [анг] Джилад Лотан).

Вообще, сложно точно определить, что есть «фейковые новости». Недостаточно того, чтобы в материале присутствовали неверные факты — журналисты и раньше ошибались. Не будет фейком и грубая журналистская подделка [анг]. Прежние цели вбросов были связаны с получением прибыли за сфабрикованный материал. Сейчас же термин может включать в себя целый спектр разновидностей сомнительных новостей, не исключая некоторых затруднительных случаев, упомянутых выше. Как минимум, по данному термину нет единодушия, по крайней мере в англоязычных СМИ [анг]. Попытки перевести термин на другие языки порождают проблему: возьмём японский, где デマ [анг] или «дэма» может означать как «фейковые новости», так и «кривотолки» [анг].

Единственное, что передаёт термин «фейковые новости» — это трудность для читателей отличить правдивое и ложное в полученных новостях. Прошлогоднее исследование Стэнфордского университета [анг], охватившее более 7.800 студентов, показало, что большинство учеников старшей школы в США, к примеру, просто принимают на веру фотографии и подписи к ним, даже не думая их проверить. А вот фотография для проверки:

Когда студентам показали эту фотографию, они с трудом могли разглядеть, что показанное есть что угодно, только не свидетельство ядерной катастрофы.

А тогда, как мы можем говорить об этой и других проблемах, поднятых ЭТИМ ТЕРМИНОМ, без дальнейшего усугубления путаницы? Особенно если учесть то, что с общемировой позиции Global Voices, трудности, вызванные фейками, не представляют собой ничего нового. Вот почему NewsFrames Initiative в первую очередь стремится внести какую-то ясность, причём именно в мировом масштабе.

Это означает решать сложную задачу, состоящую в нахождении правильных слов для описания проблем и явлений. В декабре мы начали с фейка, но перешли к таким терминам, как ложный и сфальсифицированный, оба из которых подразумевают авторское намерение и преступный характер, из-за чего нам стало не по себе. В тот момент мы приблизились, отчасти в виде эксперимента, к термину сфабрикованные новости, о которых вы можете почитать на этой странице [анг]. Мы надеемся, что эта работа будет продолжаться и принимать во внимание старания наших волонтёров, которые собирают определённые типы таких сложных новостей на любом языке.

Рассуждения о «фейковых новостях» может поднять такие вопросы, как общие ограничения журналистики, основанной на фактах, но мы видим в них также и возможность. Проблемы, поднятые в связи с созданием, чтением и распространением сфабрикованных материалов существуют уже довольно давно, и профессионалы и непрофессионалы взялись за решение этих и сопряженными с ними проблем, имеющих отношение к аккуратным, непредвзятым или объективным способам передачи информации на постоянной основе. Может оказаться так, что, медленно размышляя над этими трудностями, мы обнаружим (или переобнаружим) слова для описания норм правдивого повествования и читательской зрелости, которые смогут поддержать справедливые общества.

Переводчик: Полина Елизарова

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо