Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

В Непале женщинам нет места?

Young nepalese woman sunken in thoughts at Durbar Square, Bhaktapur, Nepal. Image form Flickr by Elmar Bajora. CC BY-NC-ND 2.0

Непальская женщина в раздумьях на площади Дурбар, Бхактапур, Непар. Источник: Flickr, автор – Эльмар Баджора. CC BY-NC-ND 2.0

[В данной статье приведены ссылки на англоязычные источники, если не указано иное].

В сентябре 2015 года, когда Непал восстанавливался после разрушительных землетрясений, произошедших ранее в том году, в стране была принята новая спорная конституция, в которую были внесены положения, дискриминирующие две наиболее уязвимые группы населения Непала: женщин и народности мадхеси [рус] и тхару [рус], живущих в южном поясе страны, известном как “Тераи” [рус] [перс. предгорье. — прим. переводчика].

Из-за неблагоприятного для южных народов разграничения земель и новых положений, дискриминирующих женщин под предлогом национальной безопасности, конституция Непала вызывает множество споров и спустя год после её принятия.

Известная писательница Манджушри Тхапа в знак протеста сожгла текст конституции со словами:

I’m through with being abused by my own country. I can’t accept the constitution’s privileging of the male bloodline over the female, of semen over ova. I can’t accept the empowering of the male body and the negation of the female body, the erasure of women’s agency as full human beings.

Я против оскорблений, которые наносит мне моя страна. Я не признаю конституцию, закрепляющую превосходство мужского рода над женским, семени над яйцеклеткой. Я не приемлю превозношения мужского тела и принижения женского, непризнания женщин полноправными членами общества.

Спустя год, Тхапа стоит на своём:

Непал отказался наделить женщин теми же правами, что и мужчин. Не секрет, почему вся страна страдает.

“Лучшая в мире конституция” дискриминирует 51% наших граждан — женщин.

93% стран мира наделили женщин равными с мужчинами правами на передачу гражданства. Непал — среди оставшихся 7%.

Дискриминация в картинках

Художница и просветитель Суприя Манандхар создала серию инфографики, поясняющую закон о гражданстве.

Infographic by Supriya Manandhar. Used with permission

Инфографика Суприи Манандхар. Используется с разрешения. “В чём суть непальского гражданства? Человек, живущий и работающий в другой стране, у которого оба родителя – непальцы, – полноправный гражданин Непала. Человек, живущий и работающий в Непале, но один из его родителей – иностранец, становится гражданином второго сорта. Неужели граждане по рождению более патриотичны, чем натурализованные граждане?”

Ещё больше инфографики здесь.

Новые положения конституции не соответствуют основополагающим принципам равенства и отсутствия дискриминации, принятым Непалом при подписании Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (CEDAW).

Конституция усложнила порядок предоставления непальского гражданства, и Amnesty International настаивает на том, что правительство должно аннулировать новые правила, дискриминирующие матерей-одиночек. По мнению Amnesty International, гражданство должно предоставляться обоим родителям, чтобы дети не остались без гражданства.

Новая конституция затрудняет положение детей матерей-одиночек и матерей, не проживающих в Непале постоянно (включая жертв торговли людьми, женщин-мигранток и других). Это также затрагивает матерей, состоящих в браке с иностранцами.

Такая разница в положении мужчин и женщин кажется необоснованной, но это исторически сложившаяся ситуация.

“Индийский” элемент

Автор одной из крупнейших непальских газет, Republica, поясняет:

Equal citizenship right for women was a key agenda of all major political parties during Constituent Assembly elections. But when it came to granting such rights they offered the excuse of “open border with India” and “possible risks on nationality” to continue with discriminatory provisions against women. The proposed amendment, which has sparked protests in parts of the country, has also talked about citizenship. The amendment proposal has relaxed the provision to provide citizenships to non-Nepali women married to Nepali men. But no such provision has been proposed for non-Nepali husbands of Nepali women and their children.

Равное право женщин на получение гражданства было ключевым вопросом для всех основных политических партий во время выборов в Учредительное собрание. Но когда дело дошло до предоставления этого права, они сослались на “открытую границу с Индией” и “возможные риски для населения” и оставили в силе положения, дискриминирующие женщин. В предложенной поправке, из-за которой в разных частях страны вспыхнули протестные выступления, также говорилось о гражданстве. Она смягчала условия предоставления непальского гражданства иностранным женщинам, вступившим в брак с гражданами Непала. Но аналогичные условия не распространяются на мужчин-иностранцев, женатых на непальских женщинах, и их детей.

Манджушри Тхапа объясняет и исторические причины этого:

Nationalism beats, as a final refuge, in the hearts of Nepal’s Hindu patriarchs. Incredible as it sounds, they are ruled by a deep-seated xenophobia, a fear that Indian men will marry Nepali women, and the children—born of Indian seed!—will populate Nepal. Nepal will then no longer be Nepali; it will be Indian. “We agree with you,” Nepali feminists have been told. “But you have to consider our national identity.” If women are to be loyal to Nepal, we must accept unequal citizenship rights.

Национализм побеждает в сердцах непальских патриархов-индусов — это последнее его пристанище. Это звучит невероятно, но ими движет глубоко сидящая в них ксенофобия, страх того, что индийские мужчины будут жениться на непальских женщинах, и дети, — рождённые от индийского семени!, — будут населять Непал. Непал больше не будет непальским — он станет индийским. “Мы согласны с вами, — отвечают непальские феминистки, — но вам следует принять во внимание нашу национальную идентичность”. Если женщины должны быть лояльны к Непалу, мы должны принять неравенство в гражданских правах.

Ведущая непальская защитница прав женщин и действующий судья Верховного суда Сапана Прадха Малла оспаривает это пояснение:

Geopolitics, national security and the open border with India can no longer be used as justification for the continuation of systematic state discrimination against Nepali women. […] This is a bogey raised by those who wish to perpetuate patriarchy in Nepal!

Геополитика, национальная безопасность и открытая граница с Индией больше не могут служить оправданиями для существующей на уровне государства дискриминации непальских женщин. […] Это призрак, выдуманный теми, кто хочет навсегда сохранить патриархат в Непале!

Признание некоторого прогресса

Однако в новой конституции есть и положительные аспекты, касающиеся женщин:

  • Криминализировано насилие в отношении женщин;
  • Созданы специальные условия для женщин, находящихся в неблагоприятной социальной и культурной обстановке;
  • Женщины получили равные права в решении семейных вопросов, а также в наследовании собственности;
  • Политические партии должны обеспечить, чтобы среди их членов в центральном парламенте, его верхней палате и парламентах штатов 33% были женщинами. Сейчас три женщины занимают высокие лидераские позиции: президента, спикера парламента и председателя верховного суда.

Однако многие считают, что это всего лишь символические меры:

Символично, что в Непале при консервативной и сексистской конституции женщины занимают посты президента, верховного судьи и главы парламента.

Патриархат: неотъемлемая часть Непала? 

Как представительница южного народа, женщина и мусульманка, Мохна Ансари трижды маргинализирована. Она также стала первым таким человеком, ставшим юристом в Непале. Она говорит, что знает, что ещё многое предстоит сделать:

[…] having women heading the top state posts does not mean the end of patriarchal values and structural discrimination against women. There still lies a long battle ahead to bring real change in the lives of the ordinary women in Nepal.

[…] то, что женщины занимают ключевые посты в государстве, не означает конца патриархальных ценностей и структурной дискриминации женщин. До сих пор ведётся длительная борьба за реальные изменения в жизни обычных женщин Непала.

Ансари говорит, что в патриархальном обществе для того, чтобы быть услышанной, нужны “тщательные наблюдения и терпение”.

В то же время жители Непала продолжают призывать к переменам, в результате которых будет отменена установленная конституцией дискриминация женщин и южных народов — тхару и мадхеси. Некоторые при выражении этих идей даже обращаются к поэзии:

Граждане второго сорта | Поэзия | Посвящение женщинам и непальскому народу мадхеси.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо