Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Через 25 лет после официального закрытия крупнейшая свалка Кыргызстана продолжает вонять и расширяться

Photo by Azamat Imanaliev. Used with permission.

Свалка с неофициальным жильём на фоне. Фотограф Азамат Иманалиев. Использовано с разрешения.

Крупнейшая мусорная свалка Кыргызстана занимает территорию около 120 футбольных полей, причём толщина слоя мусора в большинстве мест достигает 10 метров.

Эта территория, которую легко опознать по сильной вони, изобилию крыс и кружащим хищным птицам, достигла разрешённого объёма отходов ещё в 1990 году.

Два десятилетия после истечения официального срока службы она вызывала серьёзное беспокойство общественности. Теперь это угроза окружающей среде и жителям окружающих её неофициально построенных домов, некоторые их которых работают здесь, сортируя мусор.

Часть проблемы со свалкой для столичного Бишкека состоит в том, что у неё никогда не было «соперников» с тех пор, как там началось накопление мусора ещё в советскую эпоху. Это единственная свалка города.

Photo by Azamat Imanaliev. Used with permission.

Фотограф Азамат Иманалиев. Использовано с разрешения.

Отсутствие надлежащей инфраструктуры и достаточных вложений привело к тому, что свалка стала местом концентрации токсинов, заражая воздух над собой, землю под собой и соседнее озеро. Грязные пары висят над ней весь год, и это начинает сказываться и на людях.

Свалка как угроза

Объём мусора вырос вместе с населением Бишкека, которое с приходом нового тысячелетия увеличилось на 25%, практически достигнув миллиона человек. Изначально свалка не предназначалась для нужд города такого размера.

Свалка выпускает метан, самый мощный парниковый газ, который, кроме всего, огнеопасен. Контролировать уровень этого опасного газа невозможно, так что свалка буквально является бомбой замедленного действия.

A young labourer working at the dump. Face blurred to prevent recognition. Photo by Azamat Imanaliev. Used with permission.

Молодой работник на свалке. Лицо скрыто для защиты личности. Фотограф Азамат Иманалиев. Использовано с разрешения.

С ростом свалки выросло и недовольство местного населения, живущего всё ближе к её ползучим границам.

В 2011 году жители местных новостроек [анг] собрались, чтобы потребовать от правительства провести специальную сессию по поводу переноса свалки. В противном случае, заявили они, они заблокируют дороги.

Лидер протестующих Дамир Кокожанов сказал тогда русскоязычному новостному агентству 24.kg:

В летнее время от сжигаемого мусора распространяется зловоние, гарь содержит окиси тяжелых металлов. Они представляют смертельную опасность. Это настоящая угроза генофонду нации.

Обсуждение состоялось, но решение по переносу свалки принято не было. Сегодня на неё поступают возрастающие грузы твёрдых отходов.

Свалка как бизнес

По словам Айкокуль Арзиевой, проведшей в 2013 году этнографическое исследование на свалке, не менее 300 сортировщиков мусора полагаются на неё как на источник средств к жизни.

Таким образом она служит защитной сеткой для людей — многие из которых являются внутренними мигрантами — в стране, где высокий уровень безработицы привёл к исходу рабочей силы в Россию. Более того, сортировщики выполняют важную роль для повторного использования и переработки, рискуя получением респираторных заболеваний, если не чего похуже.

A teddy bear at the dump. In tact items are often washed and resold on Bishkek's markets. Photo by Azamat Imanaliev. Used with permission.

Плюшевый мишка на свалке. Пригодные к использованию предметы часто отмываются и перепродаются на рынках Бишкека. Фотограф Азамат Иманалиев. Использовано с разрешения.

«Несмотря на свой вклад, сборщики мусора имеют низкий социальный статус, сталкиваются с притеснениями со стороны посредников и властей и зарабатывают намного меньше других участников неформальной мусорной экономики», — сказала Арзиева местному агентству News-Asia.

Попытки превратить свалку в легальный бизнес, например, мусоросжигательный завод, в основном успешными не оказались.

Инвесторы сомневались в потенциале свалки для переработки мусора, ожидая, что это не будет приносить доход. Никаких возможных решений не наблюдалось, пока Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) не согласился стать партнёром проекта.

Informal housing in the backdrop  at Kyrgyzstan's biggest dump. Photo by Azamat Imanaliev. Used with permission.

Неофициально построенное жильё на краю крупнейшей свалки Кыргызстана. Фотограф Азамат Иманалиев. Использовано с разрешения.

ЕБРР согласился помочь Бишкеку в создании системы сбора и утилизации отходов на смешанной займо-грантовой основе. Общая сумма инвестиций составила до 22 миллионов евро, половина из которых была общим грантом от ЕБРР и неназванного международного донора, а вторая предполагалась как заём, который должен быть выплачен за счёт собранных в последующие годы с граждан платежей.

У этой бизнес-модели был, однако, один важный недостаток. По словам мэра Бишкека Кубанычбека Кулматова, муниципалитет исторически неспособен собирать с жителей города плату за вывоз мусора.

В рамках проекта «Городские разговоры», организованного местной гражданской организацией Urban.kg, Кулматов объяснил, что из 1,5 миллионов жителей Бишкека и пригородов, только 560 тысяч оплачивают сфета за вывоз мусора по тарифу в 15 киргизских сомов (около 20 центов США).

Перспективы

Несмотря на малообещающие прогнозы для бизнеса, ЕБРР пошёл дальше, и новый сортировочный завод должен быть построен у свалки к 2017 году.

Позитивные результаты очевидны: будет уменьшено вызываемое разлагающимся мусором загрязнение и свалка станет более жизнеспособной. Завод, как ожидается, будет приносить прибыль и внесёт вклад в выплату займа от ЕБРР.

Но что будет с местными жителями и собирателями мусора?

Bottles. Photo by Azamat Imanaliev. Used with permission.

Бутылки. Фотограф Азамат Иманалиев. Использовано с разрешения.

Так как новый завод и смежные объекты будут построены около свалки и потребуют больше места, потребуется снос до 100 неофициально построенных домов. Местным жителям, а также сборщикам отходов, придётся покинуть место и освободить путь государственным рабочим.

Несмотря на то, что местным жителям не нравилось присутствие свалки, она была источником дохода и местом жизни. Если обещанный завод будет построен, их перспективы не вполне ясны.

Birds have plenty to pick on at the dump. Photo by Azamat Imanaliev. Used with permission.

Птицы многое могут подобрать на свалке. Фотограф Азамат Иманалиев. Использовано с разрешения.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо