Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Россия: онлайн-проект для мониторинга состояния дорог

Проект «РосЯма» – это способ контроля состояния дорог и соответствия последних утвержденным ГОСТам. Каждый, кто заметил несоответствие качества дорожного полотна нормам, может воспользоваться сервисом «РосЯма».

Координатор «РосЯма» Федор Езеев рассказал о том, что давно не видит границы между online и offline и о том, почему «точечные» проекты эффективнее универсальных.

Федор Езеев. Фото предоставлено владельцем

Ф.Е.: Я думаю, у «РосЯма»  было три составляющих успеха. Во-первых, актуальность темы — ямы на дорогах действительно беспокоят очень много людей. Во-вторых, влияние Навального — о проекте сразу со старта узнало очень много людей. В-третьих, «РосЯма»  выгодно отличается от аналогичных дорожных проектов тем, что помогает пользователю составить текст заявления, берёт на себя юридическую часть работы.

Как за время существования «РосЯма» изменилось поведение пользователей на сайте?

Ф.Е.: Аудитория уменьшилась в два-три раза, а количество регистрируемых ям увеличилось примерно так же. То есть каждый посетитель теперь регистрирует примерно в пять раз больше ям, чем раньше. На сайт перестали ходить из любопытства, стали больше им пользоваться по назначению.

«РосЯма» – это автоматизированный сервис отправки жалоб со значительной долей пользовательской активности. Расскажите, чем занимается команда проекта в Москве и регионах.

Ф.Е.:  «РосЯма»  не является автоматизированным сервисом отправки жалоб — жалобы пользователь должен отправлять самостоятельно. Команда «РосЯма»  дорабатывает сайт и консультирует пользователей проекта.

Когда проект реализует модель взаимодействия «пользователь-власть» важно трезво оценивать активность своей аудитории. При каких прочих показателях можно говорить, что проект состоялся и работает?

Ф.Е.: Единственным показателем состоятельности любой деятельности является наличие или отсутствие ощутимого результата. У «РосЯма»  таким результатом является более 8.5 тысяч отремонтированных ям.

В своем блоге вы написали, что после дебатов посещаемость «РосЯма»  выросла на 58%. Можно ли говорить, что публичный менеджмент Интернет-проектов эффективнее традиционного?

Ф.Е.: Эффект любой рекламы, как правило, довольно краткосрочен. Считаю, что «РосЯма»  нужно больше уделять внимание развитию возможностей, удобству пользователей. Эти действия приносят хорошие долгосрочные результаты.

Блогосфера активно отреагировала на ваше участие в выборах в Координационный совет оппозиции. Не было опасений, что это негативно повлияет на «РосЯма»?

Ф.Е.: Нет, таких опасений не было.

«Семь кандидатов семи проектов» представлен менеджерами и координаторами Интернет-проектов. Если сегодня они начнут работать в offline как это может сказаться завтра на их online-деятельности?

Ф.Е.: Я уже давно не вижу границы между online и offline. Интернет — это всего лишь способ передачи информации, средство связи. Такой же, как телефон, например. Кто-то телефон использует для пустой многочасовой болтовни, а кто-то по телефону даёт команду брокеру на продажу пакета акций стоимостью в несколько миллионов долларов.

До «РосЯма» в Сети  уже существовал «РосПил»», после появились «РосУзник» и «РосВыборы». Вы не отслеживали мобильность лояльной аудитории от проекта к проекту?

Ф.Е.: Не отслеживал. Полагаю, что она нулевая или около нуля. Если человеку интересны госзакупки — он не перестанет ими интересоваться от того, что появился «РосУзник».

В своих постах в livejournal вы указываете на то, что аудитория часто не видит взаимосвязи между своими насущными проблемами и свободными выборами. Но при этом все «Рос-проекты» очень точечные и не позволяют аудитории увидеть такие вещи комплексно. Не было идеи интегрировать все проекты в один, но очень масштабный?

Ф.Е.: Считаю, наших проекты добиваются успеха во многом как раз из-за их «точечности». Концепция «сделать чуть-чуть, но хорошо» работает лучше концепции «сделать много всего, но плохо». А что касается связи между насущными проблемами граждан и свободными выборами — как раз именно участие в проектах типа «РосЯма»  очень хорошо позволяет гражданину даже не увидеть, а почувствовать эту связь, фактически потрогать её.

Вы работали в большой Интернет-компании, после занялись гражданским проектом  — «РосЯма». Пришлось ли изменить подход к работе и  выполняемым задачам?

Ф.Е.: Я стараюсь браться только за те задачи, которые мне самому искренне интересно решать. Остальной внешний антураж не имеет для меня практически никакого значения.

Интервью провел Евгений Воропай, оригинал доступен на сайте Теплицы социальных технологий.

1 комментарий

Присоединиться к обсуждению

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо