Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Тринидад и Тобаго: выступая против сексуального насилия

Недавний случай [анг] в Гайане, когда 12-летняя девочка родила ребенка от своего отчима, вызвал полемику среди блогеров платформы Outlish о феминизме, образовании и повседневной реальности жительниц стран Карибского бассейна. А журналистка и блогер Лиза Аллен-Агостини утверждает, что пришло время открыто высказаться о проблеме детского сексуального насилия.

Координатор феминистского движения CODE RED for gender justice [анг] Тониа Хайнез рассказывает на Outlish о своей первой реакции на эту новость:

В СМИ сообщалось о том, что пациентка отдыхает после операции [кесарева сечения]. Мне было не совсем понятно, что они имели в виду. Но я знаю, что эта новость встревожила меня.

Как насчет права девочки на жизнь без насилия? Почему родственники девочки не смогли защитить ее от сексуального насилия? Почему они промолчали, когда узнали об акте насилия? Разве она не имеет право на жизнь без насилия?

Вот поэтому я феминистка. Потому что я знаю ответы на все эти вопросы, но они меня не устраивают.

Тониа Хайнез видит здесь проблему не только сексуального характера, она объясняет:

Несмотря на все попытки убедить меня, что все жители страны имеют равные права, независимо от своего пола или каких-либо иных критериев, я не верю в это.

Я знаю, что дети подчиняются взрослым. Мы хотим контролировать их, но не готовы выслушать их проблемы. Мы указываем им на их место. В целом, мы не можем их защитить. Насколько сейчас безопасны общественные места для девочек-подростков? Для геев, лесбиянок и транссексуалов? Для молодых людей, жаждущих показать себя на деле? В конце концов, для взрослых женщин, которые просто хотят спокойно прогуляться?

Вот почему я феминистка. Потому что любая форма неравенства или дискриминации должна быть устранена. Потому что половое неравенство пересекается с другими формами притеснения.

Давайте проанализируем эту ситуацию.

По словам Сэра Хилари Бэклза,  ректора университета Вест-Индии, кампус которого расположен в Кейв-Хилл (Барбадос), только 10 процентов людей от 18 до 30 лет имеют доступ к высшему образованию [анг]. Пока мы заняты определением численного соотношения полов в университете, мы забываем о том, что большинство жителей стран Карибского бассейна (мужчин и женщин) не имеют доступа к высшему образованию. Я не говорю о том, что выяснение причин потери интереса молодых людей к формальному образованию неважно. Это важно.

Я говорю о том, что нам также нужно вспомнить о тех 90 процентах мужчин и женщин, которые не имеют доступа к высшему образованию. Нам нужно обсудить схему Понци [анг], то есть общий вступительный экзамен, который сдается большинством детей стран Карибского бассейна в возрасте 11 лет. Нам нужно понять, как эта система существенным образом препятствует, в первую очередь, получению многими из них высшего образования.

Далее в статье детально описывается встреча нового поколения феминисток CatchAFyah [анг], которая недавно прошла в Барбадосе:

Мы переняли опыт друг друга. Трейси-Энн из Ямайки рассказала о том, что, хотя ее мать поддержала её активную борьбу за права человека, она попросила дочь не рассказывать СМИ о том, что она лесбиянка. Безопасность – это ежедневные переговоры между партнерами, семьей и сообществом.

Ифасина из города Белиза рассказала о том, что из-за её организации группы по предотвращению ВИЧ-инфекции, членов группы заклеймили как ВИЧ-инфицированных. Но благодаря твердой вере в важность того, чем они занимаются, они упорно продолжали свою работу. Они продолжили не только для того, чтобы получить признание UNAIDS, объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИДу, но и для того, чтобы перетянуть на свою сторону всё население, которое сейчас выступает за сексуальное образование. Консультации по данному вопросу проводятся во время праздников и вечеринок.

Эти повседневные смелые поступки составляют и поддерживают феминистское течение стран Карибского бассейна.

Лиза Аллен-Агостини, пишущая для одной из самых читаемых газет, вновь обратилась к своей недавно начатой колонке [анг] по теме детского сексуального насилия. Как она утверждает:

Моя колонка в сегодняшнем выпуске “Тринидад Гардиан” должна была быть отформатирована определенным образом, но этого не произошло. Из-за недостатка форматирования ее очень сложно прочитать. И я думаю, что она не будет ни для кого иметь смысл. Поэтому я решила повторно отправить правильно отформатированную колонку. Я также хочу распространить эту информацию повсюду, потому что она касается детского сексуального насилия, а эта тема никогда не потеряет свою злободневность.

Упоминая скандальное в США дело бывшего помощника тренера футбольной команды университета Пенсильвании Джерри Сандаски [анг], который обвиняется в том, что на протяжении 14 лет склонял 10-12-летних мальчиков к действиям сексуального характера, Лиза Аллен-Агостини подчеркивает необходимость того, что пора нарушить молчание о данной проблеме:

Нам в Тринидад и Тобаго кажется, что история Джерри Сандаски никогда не произойдет здесь. Мы ошибаемся. В данный момент в нашей стране происходит сексуальное насилие над детьми. Где-то недалеко от вас есть мальчик или девочка, которых совращают те, кому они доверяют. Их соблазняют сладостями или деньгами, сигаретами или игровой приставкой, любовью или её имитацией. Эта мнимая любовь делает детей жертвами и заставляет их молчать.

Потому что тот, кто соблазняет их, кажется более заботливым, чем их собственные родители и родные братья и сестры. Эти монстры ищут расположения детей и прислушиваются к ним. Они знают, чего хочет ребенок, и не скупятся дать ему это. А взамен они получают то, что хотят.

Лиза Аллен-Агостини обращает внимание на то, что в деле Джерри Сандаски «молчание жертв не так страшно, как молчание всего сообщества»:

Согласно свидетельским показаниям перед большим жюри, много людей заставали Сандаски врасплох, когда он был с мальчиками, принимал с ними душ, принуждал их к действиям сексуального характера, насиловал их. Некоторые утверждали, что они говорили об этом своим начальникам, но те не сделали того, что требует закон. Они не обратились в полицию, не начали расследование и не приняли меры для защиты мальчиков, к которым Сандаски приставал с сексуальными намерениями. (В одном из случаев мать обратилась к полицейским, которые впоследствии прекратили расследование).

Какой будет Ваша первая реакция, если ребенок, которого Вы знаете, скажет о том, что уважаемый взрослый заставляет его или её чувствовать себя неловко? Станете ли Вы задавать вопрос или проигнорируете ребенка? Действительно ли Вы так глухи или всего лишь хотите быть таковыми? Каков бы не был приговор по дела Сандаски, мы должны сделать вывод из этой ужасной истории: надо прервать молчание.

В заключение Тониа Хайне утверждает:

Феминизм стран Карибского бассейна – это не какой-то гигантский волосатый, поедающий людей монстр, который пытается проложить себе путь к самому верху, разрушая семью и общество на своем пути. Это движение разных простых женщин (и мужчин), тех, с кем мне посчастливилось провести 2 дня: со страстными, смелыми и преданными тем переменам, к которым они стремятся.

Разве Вы сами не хотите оказаться среди них?

Фотография Джея Моррисона “феминизм” использована согласно лицензии Creative Commons (CC BY-NC-ND 2.0). Другие работы Джея Моррисона можно посмотреть здесь.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо