Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Безвременно почил Афонсу Длакама: наследие именитого политика и бывшего партизана из Мозамбика

Афонсу Длакама во время кампании с Мозамбикским национальным сопротивлением в Мапуту, Мозамбик, перед выборами 2014 года. Фото: Adrien Berbier/Flickr CC BY-SA 2.0

3 мая 2018 года по миру разлетелась печальная новость — ушел из жизни Афонсу Длакама, одна из ключевых фигур на политической арене Мозамбика.

Бывший партизан и глава крупнейшей оппозиционной партии Мозамбикское национальное сопротивление (известной под португальским акронимом РЕНАМО), умер от осложнений болезни в переломный для страны момент — на фоне мирных переговоров.

Более 40 лет Длакама возглавлял РЕНАМО, военизированную организацию, основанную в 1977 году и пользовавшуюся поддержкой антикоммунистических, правящих белых элиты ЮАР и соседней Родезии (ныне Зимбабве). РЕНАМО активно участвовала в гражданской войне, терзавшей Мозамбик на протяжении 16 лет.

В 1992 члены группировки сложили оружие, а сам альянс принял политический характер. Однако партии никак не удавалось выиграть у ФРЕЛИМО (Фронт освобождения Мозамбика) — что в парламентских выборах, что в президентской гонке.

В 2012 антагонизм двух партий обострился: РЕНАМО вновь вооружилась и укрылась в джунглях, что раскинулись близ горного массива Горонгоза (провинция Софала). В 2015 году они стали убежищем и для Длакамы.

Среди ключевых требований РЕНАМО — децентрализация власти, в частности выборы глав провинций, которые сейчас назначаются президентом. Судя по согласию [порт] госаппарата на ревизию конституции, усилия членов РЕНАМО не прошли даром.

В декабре 2017 враждующие силы объявили о перемирии, но смерть лидера РЕНАМО — единственного политического визави президента Филипе Жасинто Ньюси — сгустила тучи над будущим страны.

РЕНАМО же оказалась на грани коллапса из-за отсутствия очевидного преемника — последствие авторитарного стиля правления покойного Длакамы. В мае бразды правления РЕНАМО взял в руки генерал Осуфо Момад — депутат парламента и руководитель партийного департамента обороны и безопасности.

Тем не менее, ФРЕЛИМО и РЕНАМО по сей день хотят мира. Президент Ньюси ясно дал понять, что намерен продолжить мирные переговоры в плановом режиме. Момад, со своей стороны, отметил, что лучшим способом почтить память [порт] Длакамы будет консенсус двух партий и децентрализация власти.

В день кончины Длакамы президент Ньюси заверил граждан, что сделал всё что смог, чтобы продлить его жизнь, в частности ости, попросил соседние ЮАР и Зимбабве помочь организовать должное лечение на их территории.

На похоронах, что состоялись 9 мая в Бейре, он произнес траурный панегирик [порт]:

Que fique claro que irei dar continuidade a todo processo da paz juntamente com a nova liderança do partido de Dhlakama respeitando sempre o quadro legal e constitucional. Estaremos honrando a sua memória se soubermos concluir de forma responsavel e célere o diálogo político que agora se centra sobre no processo de descentralização desmobilização e reintegração social dos militares da Renamo.

Должно быть ясно, что я продолжу мирные переговоры с новым руководством партии Длакамы, с уважением к закону и конституции. Мы хотим почтить его память тем, с успехом завершив политический диалог, в центре которого — вопрос децентрализации, а также демобилизации и интеграции в общество сражающихся на стороне РЕНАМО.

Присутствие Ньюси на похоронах и проведение официальной церемонии нашло положительный отклик среди представителей различных политических сил. Так, деятель МДМ (Мозамбикского демократического движения, третьей по масштабу партии страны) Мануэль де Араухо [порт] заявил:

O seu discurso foi impecavel, respeitoso e dignificante nao so para ele como pessoa, mas também para a função que desempenha. Saiu a ganhar Moçambique a nossa pátria comum. Perante uma audiencia hostil, Nyusi soube arrancar, se a memória nçao me trai tres momentos de aplausos, todos referentes ao Grande Homem e patriota que era Afosno Dhlakama!

Выступил он блестяще — красноречиво и уважительно, как и пристало ему не только лично, но и как главе страны. Мозамбик, наша общая родина, несомненно выиграл от его слов. Оказавшись перед лицом враждебно настроенной аудитории, Ньюси не только не замешкался, но и, если не изменяет память, трижды снискал аплодисменты. Грандиозная ода Великому Человеку и патриоту Афонсу Длакаме!

Герой или злодей?

Мнения о героизме Длакамы разнятся, а хвороста в костер дебатов подсыпает то, что национальный пантеон, главным образом, состоит из членов партии власти, ФРЕЛИМО.

Журналист и политолог Фатима Мимбире [порт] заострила внимание на этой коллизии:

O líder da Renamo, Afonso Dhlakama foi herói para uns e um vilão e se calhar o diabo para outros. As razões para ser considerado como um ou outro são justas.

Uns o odeiam porque ele desencadeou uma guerra que matou milhares de moçambicanos. Alguns viram suas casas serem detruídas, outros seus familiares serem mortos. Eu inclusive, tive familiares mortos, primas violadas. São situações que acontecem numa guerra, onde há suspensão de direitos. Uns ainda guardam essas máguas e é justo. Outros colocaram uma pedra sobre elas e entregaram a Deus o julgamento de tudo.

Outros amam, admiram e o têm como herói, não pelas armas que ele empunhou, mas pela capacidade que ele teve de afrontar o sistema opressor da Frelimo. Sim, opressor. Ele conseguiu colocar a Frelimo de joelhos muitas vezes e se calhar não vivemos pior neste país por causa dessa capacidade que ele teve de desafiar o establisment.

Глава РЕНАМО Афонсу Длакама иными почитался как герой, а другим виделся злодеем, а то и вовсе дьяволом. В каждой из этих позиций есть толика истины.

Многие ненавидели Длакаму, ибо тот затеял войну, унесшую жизни тысяч мозамбикцев. Их дома были разрушены, а близкие погибли. Я сама потеряла семью, моих кузин изнасиловали. На войне такое случается повсеместно, ведь о правах человека на время забывают. Некоторые скорбят до сих пор, и их можно понять. Другие же смирились, полагая, что на всё воля божья.

Тем временем, кое-кто искренне восхищается и любит Длакаму, видит в нём героя — не за военные свершения, но за силу духа, которую тот проявил, бросив вызов репрессивной машине ФРЕЛИМО. Да, именно репрессивной. Он не раз сумел поставить ФРЕЛИМО на колени, и кто знает, как мы бы сегодня жили, если бы Длакама не осмелился идти против элиты.

Влиятельный комментатор с Facebook Джума Айюба [порт] заметил, что Длакама оставил глубокий след в истории Мозамбика:

Dizer que a morte de Afonso Dhlakama é um retrocesso à democracia é uma grande ingratidão. Dhlakama já semeou, regou e a planta cresceu. Se amanhã a planta morrer, a culpa não será dele. É agora que a verdadeira liderança de Dhlakama virá à tona, porque, afinal de contas, os verdadeiros líderes se fazem desnecessários. Ou seja, a obra de um grande líder se manifesta quando ele se ausenta. Isto é, a obra de um grande líder não morre com o líder. Morre o “obreiro”, mas a obra fica e continua. Morre o mensageiro, mas a mensagem fica e se alastra.

Толковать кончину Длакамы как симптом регресса демократии нелепо. Он уже посадил [семена], щедро полил [их] водой, и на этой почве взошли свежие ростки. Если теперь они зачахнут, в том нет ни грамма вины Афонсу. Но сейчас его авторитет, напротив, покажет себя, ведь, в конце концов, истинные лидеры своей работой делают себя ненужными. Другими словами, работа великого лидера становится видна, только когда его уже нет. Или же, работа великого лидера не умирает с этим лидером. «Рабочий» умирает, но работа остаётся и продолжается. Посланник умирает, но слова, которые он принёс, остаются и разносятся всё дальше.

Байтон Виадж [порт], студент и активный пользователь социальных сетей, также уверен, что Длакама заслужил статус национального героя:

Dlhakama foi vítima de uma história narrada pelos pseudos-historiadores.

Dlhakama foi uma lenda, os maiores criminosos foram os que escreveram a nossa história, estes foram os culpados pelo branqueamento dos fatos como forma de salvaguardar os interesses de quem os ordenou a narrarem os fatos a luz dos seus interesses. Os pseudos- historiadores deturparam a nossa história e com a morte de Dlhakama ficou mais difícil saber quem realmente merece o estatuto de herói.

A heroicidade de Dlhakama foi negada por conta da forma que a nossa história foi narrada e consequentemente a definição da heroicidade foi para acomodar os interesses daqueles que foram exaltados vencedores por uma história mal narrada.

Длакама пал жертвой истории, рассказанной превдоисториками.

Он был легендой, самые большие преступники — те, кто пишут нашу историю, те, кто переписал факты в угоду интересам тех, кто им это приказал. Эти псевдо-историки перевернули все с ног на голову, и теперь сложно сказать, кто и вправду достоин звания героя.

Длакаме отказано в звании героя потому, что наша история была рассказана так, чтобы соответствовать интересам тех, кто был объявлен этой плохо рассказанной историей победителями, и для них же и было выбрано определение героизма.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо