Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Похищения и убийства: следствия кризиса на границе Эквадора и Колумбии

Imagen ampliamente difundida en redes sociales sobre los tres miembros del equipo periodístico del diario El Comercio asesinados.

«Нам всегда будет не хватать наших 3. #МыТроеПропавших» Изображение трех журналистов из газеты El Comercio, убийство которых было подтверждено утром 13 апреля 2018 года, распространилось по социальным сетям.

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

Похищение и убийство трех эквадорских журналистов, Пауля Риваса, Хавьера Ортеги и Эфраина Сегарры, как утверждается, от рук «Фронта Оливер Синистерра» (руководимого ФАРК, Революционными вооружёнными силами Колумбии), спровоцировало протесты и заставило газеты предостеречь наркоторговцев и террористов «никогда не отдыхать».

«Фронт Оливер Синистерра» — это жестокая партизанская группа из Колумбии, руководимая диссидентом, известным лишь по своему псевдониму «Гуачо».

13 апреля президент Эквадора Ленин Морено в заметно эмоциональном состоянии подтвердил, что худший сценарий событий с делом заложников случился для команды журналистов El Comercio.

«Для Эль-Пауля, мы никогда не остановимся. Мы никогда не остановимся, мы никогда не остановимся, мы никогда не остановимся…» — пели журналисты в хоре [исп], подхваченном каждым СМИ по всей стране на общественных собраниях, шествиях и бдениях.

Леонардо Понсе, журналист из столицы страны, города Кито, проанализировал мероприятия в личном интервью с Global Voices (GV):

A través de la campaña #NosFaltan3, los ciudadanos ecuatorianos exigían la liberación de los periodistas ecuatorianos secuestrados por disidentes de las FARC en la frontera con Colombia. Foto tomada de Notimundo.

«#МыТроеПропавших» через кампанию #NosFaltan3 граждане Эквадора потребовали освободить эквадорских журналистов, похищенных диссидентами ФАРК на границе с Колумбией. Фотография была взята с Notimundo [исп].

What we now face as journalists, citizens, and as a country is a new problem for everyone, it’s taken us all by surprise. We were not prepared for something like this and the consequences can range from moments of collective fear to attempts at political destabilization

То, с чем мы сейчас сталкиваемся как журналисты, граждане и как страна, — это новая проблема для всех, она застала нас врасплох. Мы не были готовы к подобному, и последствия могут варьироваться от моментов коллективного страха до попыток политической дестабилизации.

Андерссон Боскан, венесуэльский журналист, живущий в Эквадоре уже нескольких лет, также выразил свою точку зрения в личном интервью с GV:

The journalism industry was previously an unseen support unit in an almost forgotten cooperation with the authorities, but at the same time it takes a national maturity to understand that today we do more than provide information; we manage lives and safety.

Индустрия журналистики ранее была невидимой секцией поддержки в почти забытом сотрудничестве с властями, тем не менее нужна национальная зрелость, чтобы понять, что сегодня мы делаем больше, чем просто предоставляем информацию; мы управляем жизнями и безопасностью.

Понсе освещал новости от подтверждения похищения до объявления убийств друзей и коллег. Вспоминая эти моменты:

We knew it had happened, but we were clinging to a thin thread of hope. I was in Quito’s Plaza Grande when that thread snapped. I remember his words [of president Moreno confirming the killings] hanging in the air for a moment, and then the entire plaza just broke down in pain. There was anger, indignation, agony…

Мы знали, что это произошло, но мы цеплялись за тонкую нить надежды. Я был на площади Независимости в Кито, когда эта ниточка порвалась. Я помню его слова [президента Морено, подтверждавшего убийства], висевшие мгновение в воздухе, а затем площадь не могла сдерживаться из-за боли. Там были гнев, негодование, агония…

Боскан вспоминает о 13 апреля 2018 года:

It is difficult to describe. In a way, when the ministers delivered the news, they did not do so before 50 journalists, but 50 victims, 50 people who thought to themselves, ‘it could have been me.’ So I do not believe that the coverage of it has been the best. We are too close, there is too much emotion in the media.

Трудно описать. В какой-то мере, когда министры доставили новости, они делали это не перед 50 журналистами, а перед 50 жертвами, 50 людьми, которые думали про себя «на его месте мог быть я». Поэтому я не думаю, что освещение этого было лучшим. Мы слишком близки, в СМИ слишком много эмоций.

Второе похищение на границе усиливает кризис

17 апреля 2018 года министр внутренних дел Сесар Навас объявил о ещё одном нападении «Фронта Оливер Синистерра», в то время как тела команды журналистов El Comercio все еще не были найдены.

Граждане Эквадора Оскар Виллакис и Катти Веласко были похищены в провинции Эсмеральдас на северо-западе Эквадора. По словам министра, в органы власти поступило доказательство того, что они ещё живы, непосредственно от «Гуачо».

В видео [исп], показанном прессе, заложники попросили президента Морено бороться за их свободу. «Чтобы то, что случилось с журналистами, не случилось с нами. Мы не имеем ничего общего с этой войной», — заявил Виллак в своей душераздирающей мольбе о жизни.

На момент 24 апреля похитители более не контактировали с правительством Эквадора, чтобы отправить доказательство жизни или потребовать выкуп.

Эквадор больше не гарантирует мирные переговоры

Президент Морено выдвинул ультиматум властям — захватить «Гуачо» до 26 апреля. Он публично предупредил, что он попросит тех, кто не выполнит требование, «уйти».

Морено также постановил, что в Эквадоре больше не будут проводится мирные переговоры [исп] между Армией национального освобождения (ELN) и официальными лицами Колумбии. Морено заявил:

I have asked the Chancellor to stop these conversations and our guarantee condition of this process for peace, because the ELN does not promise to stop carrying out terrorist activities.

Я попросил канцлера остановить переговоры и наше гарантийное условие этого процесса для мира, потому что ELN не обещает прекратить осуществление террористической деятельности.

Эквадорский политолог Пабло Руис Агирре настаивает на необходимости исследования сложности ситуации в личном разговоре с GV:

The situation can not lead us to make hasty decisions, but we cannot make slow ones either, because that is where our capability at guiding outcome and handling crisis is seen. It is important to see the historicity of this problem, its context and what could come from it. Based on this, we must propose a new approach to fight drugs and violence, both in public policy and for military plans.

Ситуация не может привести нас к поспешным решениям, но мы также не можем принимать медлительные, потому что именно здесь проявляются наши способности справляться с последствиями, способности управления кризисом. Важно видеть историчность проблемы, контекст и то, что может исходить от нее. Основываясь на этом, мы должны предложить новый подход к борьбе с наркотиками и насилием как в государственной политике, так и в военных планах.

Руис утверждает, что настоящими причинами проблемы являются наркотики и их рынок:

History, at least of Colombia and Mexico, tells us that ongoing, direct fighting for several decades against them has generated nothing but more violence and retaliation. Even the UN [United Nation] is debating the legalization or regularization of the drug market. It is time to consider responses and the social phenomenon involved across every aspect, and propose solutions where drugs are not the focus, but the human being is.

История, по крайней мере, Колумбии и Мексики рассказывает нам о том, что прямые продолжающиеся десятилетиями боевые действия против них порождают только насилие и возмездие. Даже ООН [Организация Объединенных Наций] обсуждает легализацию или регуляризацию рынка наркотиков. Настало время рассмотреть реакции и социальный феномен, задействованные во всех аспектах, и предложить решения, которые фокусируются не на наркотиках, а на людях.

Более глубокая история конфликта: бывший президент Эквадора, как утверждается, связан с колумбийской партизанской группой

22 апреля 2018 года президент Ленин Морено приказал провести расследование предвыборной кампанию бывшего президента Рафаэля Корреа за якобы получение денег от ФАРК.

Противоречивые отношения между экс-партизанами и Корреа начались в марте 2008 года, когда колумбийские вооруженные силы разбомбили партизанский лагерь ФАРК в Ангостуре, Эквадор, убив второго командующего ФАРК Рауля Рейеса вместе с 23 людьми.

После восстановления свидетельств из скрытого лагеря, включая компьютер, принадлежавший Рейесу, бывший президент Колумбии Альваро Урибе обнародовал информацию, раскрыв предполагаемую связь ФАРК с тогдашним президентом Рафаэлем Корреа, который впоследствии разорвал дипломатические отношения с Боготой, столицей Колумбией.

В видео 2009 года покойный лидер ФАРК Моно Джоджой, видимо, рассказал о финансовом вкладе, который экс-партизаны внесли в предвыборную кампанию Корреа [исп] в 2006 году.

Десять лет спустя, когда усилился кризис безопасности на границе с Колумбией, президент Ленин Морено потребовал, чтобы предполагаемый вклад ФАРК в кампанию Корреа был расследован в течение его второго президентского срока.

Убийство трех членов новостной группы El Comercio раскрыло неудачи мирного соглашения Колумбии и ФАРК [ру] для Эквадора, а также напомнило обеим нациям, как пограничная область была медленно захвачена насилием и оборотом наркотиков. 

Пока оба правительства пытаются получить тела журналистов, освободить недавно похищенную пару и искоренить пограничное насилие и небезопасность, разделяющие их страны, обе стороны охвачены страхом.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо