Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Украинский офицер пишет в Twitter с фронтов войны на Донбассе

Sergei Misyura, an officer in the Ukrainian Army. (image courtesy of Sergei Misyura)

Сергей Мисюра, офицер украинской армии (изображение любезно предоставлено Сергеем Мисюрой).

Эта статья — часть широкого изучения проектом «Эхо Рунета» русскоязычной блогосферы Восточной УкраиныИзучите всю серию интервью на странице «Восточная Украина “без купюр”»

Как и многие гражданские журналисты, представленные в этой серии, интерес Сергея Мисюры к ведению блогов изначально направлялся совершенно аполитичной темой: мобильными телефонами. Это изменилось за последний год, за который конфликт на востоке Украины поглотил украинскую блогосферу, как и жизнь Сергея.

Начинал я вести свой твиттер еще в 2010 году, начинал вести блог о смартфонах Nokia в основном. Но и другие гаджеты стороной не обходил, при этом уже в то время я был офицером украинской армии.

Мисюра, чей аккаунт в Twitter @SPaWN_ua имеет свыше 15 000 читателей, провёл четыре месяца в 72-й бригаде Вооружённых сил Украины, участвуя в «антитеррористической операции» (АТО) в Луганской области, предоставив своим читателям прямой взгляд на то, как идёт война.

Когда его спросили, было ли сложно обновлять аккаунт в военное время, Misyura ответил, что материально-технические и другие вопросы определённо играли роль, он он считал необходимым предоставлять информацию для украинцев «в тылу».

В первые два месяца вообще не тяжело, ведь войска использовались только для несения службы на блок-постах. А дальше, в Луганской области начались боевые действия, обстрелы… Было тяжело, но после выполнения задач, я считал своим долгом писать о происходящем вокруг. Да и многим украинцам интересно мнение офицера именно с полей, который своими глазами видит и чувствует своей шкурой, что же на самом деле происходит в АТО, а не как это показывают по ТВ или пишут на сайтах, в газетах.

Один раз ему даже пришлось прибегнуть к диктовке сообщений по телефону своей жене дома.

Самый тяжелый период был после поломки моего смартфона, отсутствия интернета и постоянных обстрелов с територии (sic!) РФ. В таком случае с моего аккаунта писала моя жена @vetochka0505 после телефонного разговора со мной.

Как во многом и @ExileUA, который пишет в Twitter из Славянска [анг], Мисюра видит свою роль в пролитии света на конфликт, который (по его мнению) российские журналисты не хотят, а украинские журналисты не могут показать миру.

Русские журналисты работают с террористами, и они вообще не придерживаются принципам журналистики. Постоянное искривление реальности и правды это их конек. В то же время украинские журналисты очень вяло и мало освещают действия на Востоке Украины. Тут может быть две причины: очень высокий риск получить ранение или того хуже, а вторая—им просто никто не дает доступ для проведения своей работы. По этому такие аккаунты и моя работа на передовой является ценной. Я могу рассказывать и освещать те действия, где украинские журналисты безсильны.

Мисюра говорит, что он никогда не писал о чём-либо, кроме того “что было не секретно и не могло быть использовано против меня, близких и моих бойцов”. Но он признаёт, что украинская армия (в отличие, например, от военных сил США [анг]) не имеет руководств по поводу того, что солдаты на службе могут писать в интернет, исключая “закон о государственной тайне”. Война на Донбассе может быть первой войной, в которой социальные сети и ведение блогов бойцами сыграли такую важную роль, взять, например, отрицание Россией своего участия в конфликте, часто oопровергаемое аккаунтами в социальных сетях [анг] её собственных солдат. Вьетнамскую войну часто называют первой «телевизионной» войной [анг]. Война на Украине вполне возможно может запомниться как первая «твиттерная».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо