Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Венгрия: Безнаказанные грехи

Двадцать лет спустя после переходного периода [анг] в Венгрии возникают прения по поводу того должны ли нести ответственность те, кто совершил преступления против граждан в коммунистическую эпоху. Эта тема вновь всплыла совсем недавно после выхода в свет документального фильма “Вина и безнаказанность” о Бела Бизку [анг], который был министром внутренних дел после революции 1956 года. С 1957 по 1961 год он был одним из лидеров, которые преследовали участников восстания против социалистического правительства.

По некоторым версиям, вопрос об ответственности проистекает из того каким образом Венгрия организовала свой переход к демократии в 1989 году. Эта страна являлась уникальной в регионе со своей “бархатной революцией”,где изменение в политической системе прошло гладко и во имя преемственности и мира никто не был привлечен к ответственности.

После премьеры документального фильма Véleményvezér написал [венг]:

[…] Говорят, что цена мирного перехода заключалась в том, что эти люди остались нетронутыми. Они даже не были амнистированы или объявлены безнаказанными, это означало бы косвенное признание их вины. Они никогда не были даже вынуждены принять свои грехи. Поэтому они практически получили моральное оправдание. И, как показывает пример Бела Бизку, они очень хорошо знают, что они сделали, но они по-прежнему это отрицают. И, конечно, они ни о чем не жалеют.

Элита, которая координировала переход, совершила огромную ошибку. Законопроект Zétényi-Takács 1991 года устранил бы положение о признании недействительным из-за истечения срока давности наказания за политическое убийство, избиение, приведшее к гибели и делам об измене, которые произошли между 21 декабря 1944, и 2 мая 1990.

Текст проекта был принят на основе результатов поименного голосования правым парламентским большинством,СДПВ воздержалась, а Фидес и ВСП проголосовали “против”: Арпад Генц [тогдашний президент]  направил его в Конституционный суд, и комитет, возглавляемый Ласло Шойом отменил закон.[…]

Продюсеры документального фильма – Тамаш Новак и Фрузина Скрабски – журналисты и блогеры с Mandiner (бывший блог Reakció). Согласно фильму, история по поиску жизней “коммунистических преступников” началась с этого (на венгерском языке) поста Lelkylola (Фрузина Скрабски) в 2008 году, где она обратилась к читателям с просьбой послать ей е-майл с именами коммунистов, “у которых есть что рассказать”:

[…] Кстати, я не угрожаю нашим коммунистам. Я бы даже и не смогла этого сделать поскольку у меня нет ни черного автомобиля, ни  правоохранительных органов, ни оружия или собаки. Я просто хочу знать о них. Было бы неплохо, если бы их совесть была немного задета. Если бы однажды кто-нибудь спросил – внук, например, или сосед – о том, что тогда произошло, дядя Джози? Почему вы так поступили? Каково было смотреть в глаза другу, которого арестовали из-за вашего доклада? Как вы себя чувствовали когда били политзаключенных? Каково ставить печать на бумаге девочки, где говориться, что она X-класса? Каково было проводить допрос? Каково было кричать “бойтесь, контрреволюционеры”? Каково было смеяться в лицо кулакам которых вы ограбили? […]

Незадолго до премьеры документального фильма о Бизку Бела, одна из его дочерей запретила выпуск фильма [анг]. Это вызвало горячие дебаты по вопросу возможности “цензуры” документального фильма относительно тех, кто был общественным деятелем несколько десятилетий назад и должен был понести ответственность за свои действия.

Фильм не сходил с экранов трех залов с 7 вечера до поздней ночи. В этом видео, г-н Новак просит людей подождать своей очереди:

Г-жа Скрабски и г-н Новак вошли в контакт с Бела Бизку,” ответственным за гибель 300 человек и заведении дел в отношении 20000″ после 1956 года. Документальный фильм показывает, как они сказали ему, что они прибыли из его родной деревни Марокпапи, чтобы подготовить альманах об известных людях, которые там родились, и как Бизку открыто выражал свои мысли. Отрывки из интервью в фильме показывают, что мыслит он точно так же, как он это и делал в эпоху социализма, без каких-либо угрызений совести. Его сцены перемежаются с комментариями историков и рассказами людей, которые были приговорены к смертной казни после революции, были помещены в камеру смертников. Г-жа Скрабски сообщила журналистам, что они хотели сделать фильм для молодых людей 20 лет, юмористический фильм, который бы по-прежнему напоминал людям, например, преемником какой партии является Венгерская социалистическая партия (ВСП).

Первые минуты фильма “Вина и безнаказанность”:

В то же время, этот фильм несет в себе определенное сообщение для венгров и поднимает вопрос о том, что делать с этой частью прошлого. Продюсеры фильма подверглись критике за их способ сьемки материала, поскольку они сообщили Бела Бизку, что они журналисты только на их последнем свидании, когда они уже фактически закончили. Некоторые люди задаются вопросом имеют ли они право судить Бела Бизку, а другие же, посмотрев фильм интересуются, почему они не задали более актуальные вопросы бывшему министру внутренних дел, вместо того, чтобы просто просить их собеседника  извиниться за то, что он и сделал.

Ukridge высказал недовольство [венг] тем, что в новостях создателей фильма иногда называли “журналистами”, а иногда “кинодокументалистами”. По его словам, хитрость, которой воспользовались г-жа Скрабски и г-н Новак является неэтичной с журналистской точки зрения. Они были не вправе судить или решать у кого есть право сказать, какая история должна быть опубликована любой ценой.

[…] Нет, ни Фрузина, ни Тамаш не были уполномочены конституцией: а)выносить приговор, б) устанавливать наказание тем, кто по их мнению являются приверженцами коммунистического геноцида (см. мы выпускаем этот фильм в любом случае, убийца не может нам сказать, что мы можем показать на экране).

Нет, это не журналистика под прикрытием, это либо (обратите внимание!) проникновение в сообщество с целью сбора информации о вещах скрытых от посторонних, но касающихся сообщества, либо написание / презентация этого. […]

С другой стороны, Márton Baranyi с блога Konzervatórium подчеркивает [венг] насколько объективным был фильм:

[…] Фрузи и Тамаш не навязывают какой-либо приговор, они просто создают памятник жертвам коммунизма. Они не стремятся к большему. Те, кто рассчитывает поймать кинематографистов на пустых словах должны быть разочарованы, потому что фильм также содержит множество трагикомических и комических эпизодов. […]

В своем посте [венг] Manfréd Huba Weisz с блога  Kettős Mérce [венг] в ответ на сообщение Márton Baranyi формулирует относительность справедливости в зависимости от исторической ситуации:

[…] Фильм тщетно пытается заставить Бизку сознаться в своих грехах, потому что он действительно не считает себя виновным, он со своими недостоверными, исторически неточными предложениями защищает легитимность системы. Потому что он верит в свои принципы, и как ни ужасно бы было это признавать, с определенной точки зрения, он прав. Это не моя позиция, а его собственная. История не линейна, и у него есть свой взгляд на жизнь, основанный на том, как он ее прожил, точно так же как и у вас есть свой. Какой из них более правильный, мы все знаем. Но теперь молодая интеллигенция, исходя из непостоянной справедливости хочет размыть различие между Дьюрчань,  Апро [англ] и Бизку, чтобы придать законность своей кампании против демократии после переходного периода. И в этот момент, как вы тоже оправдываете вашу систему, проводите кампанию мести. […]

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо