Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Три года сирийской революции: «Наши мечты продолжают жить»

[Примечание редактора: оригинал данной статьи был опубликован в марте 2014 года; некоторые реалии и высказываемые мнения могли устареть].

Эта статья публикуется в рамках цикла статей блогера и активистки Марсель Шейваро, описывающего реалии жизни в Сирии в ходе продолжающегося вооружённого конфликта между силами, лояльными к правящему режиму, и оппозиционерами, которые хотят свергнуть его.

Marcell and friends preparing the martyrs memorial to commemorate the third anniversary of the Syrian revolution

Марсель с друзьями готовит мемориал мучеников, чтобы почтить память третьей годовщины сирийской революции. Изображение любезно предоставлено Марсель Шейваро.

До идеи

Я понимаю в этом году, как мы опоздали с обсуждением третьей годовщины сирийской революции. Как будто откладывание разговора изменит гнетущую реальность. Мы отмечаем третий год с начала революции. Многое изменилось в эти три года, так сильно, что вы уже не узнаёте себя, своих друзей, свою семью и собственный дом. Те, кому удалось остаться такими, какими они были — если возможно найти сирийца, который не изменился — счастливчики. Или, возможно, совсем наоборот.

Я также заметила отсутствие споров, в которых сирийцы любят участвовать каждый год, насчёт точной даты начала революции. Вопрос, который мы шутливо задаём себе: «Вы сторонник революции 15 марта или революции 18 марта?» Я попытаюсь кратко объяснить корни этого спора, который не всплыл в этом году из-за истощения или, возможно, потому что мы отказались от выяснения точной даты, запустившей революцию.

Вот аргументация сторонников мнения, что революция началась 15 марта 2011 года: в тот день маленькая демонстрация прошла в аль-Харике в Дамаске. Несколько протестующих были арестованы, что вызвало сидячую забастовку на следующий день рядом с министерством внутренних дел с требованием освободить их.

Те, кто настаивают на том, что революция началась 18 марта (я одна из них), утверждают, что она стартовала в Даръе 18 марта 2011 года и именно это была точка невозврата. Всё, что случилось до этого дня, было лишь прелюдией, с относительно небольшим числом участников, и оно бы было подавлено, если бы не народное восстание в Даръе 18 марта.

В этом году мы, кажется, достигли согласия на том, что годовщина простирается от 15 до 18 марта. И в Алеппо, моём городе, на страницах комментариев бушевали споры между теми, кто решил остаться на месте, и теми, кто решил передохнуть в Турции. Мы решили готовиться к этому празднованию годовщины 10 днями ранее.

Готовясь к идее

Один мой друг, который всегда полон энтузиазма, и кому я завидую за его страстную веру в революцию, говорит: «Нам нужно организовать что-то по всей Сирии». Как только он бормочет это, мы понимаем, как сложно теперь говорить «вся Сирия». Проблемы тех, кто находится под осадой в пригородах Дамаска и Хомса, полностью отличаются от проблем тех, кто находится на освобождённом Севере, и болезненно далеки от нормальной жизни в других частях страны. Даже проблемы людей на освобождённом Севере не совпадают с проблемами людей в Алеппо, который постоянно подвергается бомбардировкам, или Идлибе, который празднует недавнее освобождение, или Эр-Ракке, которая страдает под новой диктатурой — группировки, которая называет себя Исламским государством Ирака и Сирии, а сирийцы предпочитают называть её «Даеш».

Несмотря на всё это, мы начинаем маленькую группу в Facebook для подготовки к третьей годовщине революции, так как мы редко встречаемся в реальной жизни благодаря отключениям электричества и сложностям доступа к интернету из одного региона к другому. Мы настаиваем на том, чтобы вновь установить базовые ценности революции. Кто-то предлагает лозунг «Права, Человечность, Справедливость». Сегодня, однако, некоторые выступают против революции только из-за слова «свобода», так что мы настаиваем на его включении. Мы сходимся на словах «Свобода, Справедливость, Достоинство» как на девизе для годовщины — они выражают в целом ценности, которых мы держались в начале движения.

Мы признаём, что по многим причинам этот лозунг изменился за три года и лингвистика вмешалась, чтобы лишить революцию её ценностей. Среди причин — политика и деньги и желание понравиться западным СМИ, приспособившись к их словарю. Поскольку мы дети революции, мы решили, что нам нужно напомнить людям, что происходящее сегодня в Сирии, — это не кризис, или конфликт, или гражданская война, или столкновение между двумя силами. То, что происходит, — это революция: мечта об изменениях, правах, человечности, свободе, справедливости и достоинстве. Это причины, по которым мы выбрали лозунг этого года.

Восстание за свободу, справедливость и достоинство

На первый день нашим лозунгом будет «Свобода». Мы нарисуем это слово на разных языках на стене в Алеппо, чтобы сказать миру, который смотрит, как льётся наша кровь, что, какова бы ни была цена, мы всё ещё верим в свободу.

На второй день мы сосредоточимся на «Справедливости» и создадим мемориал с фотографиями 500 мучеников, убитых в Алеппо. Мы также отнесём цветы на могилы мучеников, заполонившие наши кладбища.

На третий мы отметим «Достоинство». Мы соберём письма с линий фронта Свободной армии Сирии, из медицинских лагерей, от активистов, людей с улицы. Это будут письма поддержки, от одного района Сирии другому.

И в последний день мы воздвигнем революционные светофоры, которые, среди прочего, напомнят людям о том, что «Называние людей отступниками — переломный момент», «Революция — улица с односторонним движением» и «Дорога впереди просматривается камерами СМИ».

На все маленькие детали, которые мы приготовили, больно смотреть. Больно искать старые лозунги, которые были мечтой большинства сирийцев, пока насилие не изменило нас. Фотографии мучеников душераздирающи. Как они уже стали числами, покрытые кровью, когда конца боли их семей ещё не видно? Изнурительно — писать сирийцам, о чьих страданиях и проблемах мы так мало знаем. Беспокойно, что они действительно начали разделять нас.

Больно пытаться вернуть счастье, которое исчезло после первого года, напряжённость приготовлений ко второй годовщине, и думать о том, сколько мы потеряли ко времени третей годовщины.

Я горжусь тем, что после всего этого насилия мы не сошли с ума и всё ещё придерживаемся очень высоких ценностей. Возможно, нас истощили споры, удары в спину и ужасные ошибки. Но я горда этим движением, ошибками и так далее, и как я написала, на местном диалекте, борцам, которые истощены и упали духом:

«Дорога революции настолько полна гордости и свободы, насколько велико число потерянных нами людей и исчезнувших энергии и мечт. Я пишу вам, чтобы напомнить о том моменте, когда мы подняли наши руки в знак протеста и поклялись завершить путь вместе и принести лучшее будущее этой стране.

Я пишу, чтобы сказать вам, что вы, возможно, не почувствовали важность вашего присутствия с нами так, как я. Вспомните, что каждый из нас опирался на другого для поддержки и что уход каждого из нас открывает для удара спины нас всех. Вспомните, что мы должны семьям мучеников.

Возможно, последний год был особенно шокирующим, напомнив нам, что за нашу свободу расти мы должны были заплатить высокую цену и что наша возможность жить в освобождённых районах была оплачена кровью молодых людей, которые получили первые пули, выстреленные в демонстрантов. Сегодня мы способны свободно передвигаться в Алеппо, без диктатора, благодаря Абу Юнису, Султану, Саифу, Амину и другим молодым людям.

Нам всё ещё есть за что бороться, Абдальвахаб, Абу Марьям, Луаи Абу эль-Джоуд и Нур, и отплатить многим и многим ещё.

Нам всё ещё предстоит пройти долгий путь, пока больше не будут люди в Сирии становиться мучениками, как Тути, которая умерла от пыток.

Да, дорога длинна. Но, как мы пишем, на стенах моего города, цитируя [палестинского поэта] Махмуда Дарвиша:

„Мы ещё живы и будем держаться стойко. И наши мечты продолжают жить, несмотря ни на что“».

Марсель Шейваро ведёт блог на marcellita.com и Twitter-аккаунт @Marcellita, в основном на арабском.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо