ЛГБТК+-сообщество в Украине: «Мы тоже участвуем в этой войне»

Иван Гонзик (Фото: Иван Гонзик / Instagram). Используется с разрешения.

Эта статья журналистки Марины Бакиевой впервые была опубликована [анг] Geneva Solutions. Отредактированная версия материала предлагается на Global Voices в рамках соглашения об обмене контентом.

Упоминания о представителях ЛГБТК+-сообщества в рядах украинской армии встречаются редко. В 2018 году Виктор Пилипенко, ветеран добровольческого батальона «Донбасс», решил это изменить, создав общественную организацию «Военные ЛГБТ». Организация состоит из военных, ветеранов и волонтёров, которые борются за равные права. В этой статье рассказывается о том, как появилась идея создания проекта, и о двух солдатах, представителях ЛГБТК+-сообщества, которых поддержала организация.

«Мы здесь были»

С 2014 года около 330 тысяч украинцев приняли участие в государственной военной операции против российского нападения на востоке страны, однако в открытых источниках нет информации о том, какая часть из воевавших принадлежит к ЛГБТК+-сообществу.

Именно это послужило причиной создания в Киеве фотопроекта «Мы здесь были», в рамках которого собраны фотографии членов вооружённых сил Украины различной гендерной принадлежности и сексуальной ориентации. Снимки сделаны Антоном Шебетко, украинским художником и фотографом, который проживает в Амстердаме.

«Проект ‘Мы здесь были’ нацелен на освещение проблемы людей, которых с одной стороны считают героями современной Украины, а с другой — игнорируют многие из соотечественников», — говорит Шебетко.

Большинство участвовавших в съёмках скрывают свои лица. Один из солдат, Виктор Пилипенко, во время выставки совершил каминг-аут, став первым открытым геем [анг], который принял участие в русско-украинской войне.

Это вдохновило Пилипенко на создание общественной организации «Военные ЛГБТ» [анг]. На своей странице в Instagram сообщество делится историями солдат ЛГБТК+, чтобы привлечь внимание к лесбиянкам, геям, бисексуалам, транссексуалам, интерсексуалам и в целом к людям с негетеросексуальной сексуальной ориентацией, которые служат в вооружённых силах. Ниже приведены две истории, опубликованные организацией.

От натурщика до штабного офицера связи

Илья Леонтьев, 24 года, служит в войсках территориальной обороны Киева. Он хотел присоединиться к армии ещё до начала полномасштабной войны. Двадцать четвёртого февраля Леонтьев должен был в университете работать натурщиком, однако в 4 часа утра его разбудил звук сирены.

«Я не мог поверить в происходящее», — говорит Илья. Первым делом он связался с семьей и проверил, всё ли с ними в порядке. «Потом я собрал сумку и стал думать, что делать дальше», — вспоминает он.

В итоге Леонтьев стал работать офицером связи в войсках территориальной обороны. В его обязанности входит восстановление сетей, установка антенн и настройка раций.

«Силы территориальной обороны отличаются от армии и от того, что я ожидал. Я думал, что упор будет на физическую подготовку со сбалансированным питанием, но это не так. Было очень страшно во время обстрела, когда в 150 метрах от меня упала ракета», — говорит Леонтьев.

До войны Илья часто посещал ночной клуб на улице Кирилловской в Киеве. Клуб дружелюбно относился к ЛГБТК+-сообществу и часто страдал от жестоких и агрессивных нападений со стороны ультраправых организаций.

Леонтьев рассказывает, что старается не вступать в разногласия и тщательно выбирает собеседников и обсуждаемые темы.

«Сам я никогда не сталкивался с агрессией ни в территориальной обороне, ни в повседневной жизни. Но знаю, что некоторые люди в теробороне могут быть недружелюбно настроены по отношению к ЛГБТК+-сообществу», — говорит он.

Несмотря на негативный опыт членов ЛГБТК+-сообщества, Леонтьев считает, что Украина становится более толерантной, а дискриминация уменьшается.

«Важно говорить о том, что представители ЛГБТК+-сообщества тоже принимают участие в войне, — делится Илья. — Мы защищаем своё государство точно так же, как и другие. Многие меня поддержали, особенно после того, как я совершил каминг-аут. Так что организация “Военные ЛГБТ” делает важное дело».

Заместитель начальника медсанчасти: «Полностью принимать себя я начал значительно позже»

Иван Гонзик, 26 лет, считает, что украинцам давно пора сделать решительный шаг к принятию ЛГБТК+-сообщества.

«Мы близки к тому, чтобы присоединиться к Евросоюзу. Мы не в России. Здесь, в Украине, люди не гомофобы, — говорит Гонзик. — В это трудное время все сплотились: независимо от того, принадлежишь ты к ЛГБТК+-сообществу или нет. Все вместе становятся волонтёрами, все присоединяются к вооружённым силам Украины. Это должно нас объединить и положить конец недопониманию».

Так он стал военным медиком в зоне АТО в городе Бахмут Донецкой области, где правительство Украины проводит военную операцию против российской армии.

Сейчас Гонзик служит в территориальной обороне. «В мои обязанности входит направлять солдат в госпиталь, обучать тактической медицине, снабжать солдат медикаментами и координировать работу других военных медиков», — говорит он.

Гонзик не стал сразу раскрывать свою сексуальную ориентацию: «Я об этом не рассказывал. Полностью принимать себя я начал значительно позже. А приняв себя, я понял, что для меня комфортно и как представлять себя обществу. Моя жизнь в этом мире стала намного лучше».

В Украине однополые пары сталкиваются с различными юридическими трудностями. Им запрещено вступать в брак, иметь и усыновлять детей, делить имущество, посещать друг друга в больнице, участвовать в похоронах, а также их нельзя указывать в завещании.

В России жизнь ЛГБТК+-сообщества не лучше. В стране действует закон о гей-пропаганде, «направленный на защиту детей от информации, пропагандирующей отказ от традиционных семейных ценностей», что фактически лишает их права на информацию о гендерном или сексуальном разнообразии, а участники ЛГБТК+-сообщества в Чечне подвергаются преследованиям и убийствам. Гонзик говорит, что ему не жаль русских.

«После того, что они сделали с нашей страной, и даже после встречи с представителями ЛГБТК+-сообщества из российской армии, я не испытываю к ним никакого сострадания, даже по отношению к их анти-ЛГБТК+-законам», — говорит он.

«Они выбрали своё правительство и продолжают плясать под его дудку. Наша главная задача — выгнать их с наших украинских территорий и не дать им принимать законы на нашей земле. На своей земле они могут делать всё, что захотят», — добавил Гонзик.

В украинском обществе ЛГБТК+-сообщество всё ещё маргинализировано

Хотя негетеросексуальная сексуальная ориентация в Украине с 1991 года (с обретения независимости) не запрещена [анг] законом, ЛГБТК+-сообщество всё ещё сталкивается со стигмой и маргинализацией. Только за последний месяц украинцы стали свидетелями ненавистнических высказываний в адрес ЛГБТК+-сообщества со стороны как минимум двух общественных деятелей.

В мае певица и украинский член жюри Евровидения Ирина Федишин заявила [укр], что среди участников Евровидения много представителей ЛГБТК+-сообщества, поэтому ей трудно смотреть шоу. После этого она назвала представителей ЛГБТК+ «грешниками».

Второе высказывание — от мэра украинского города Ивано-Франковска. Выступая на Марше за жизнь и семейные ценности в начале мая, Руслан Марцинкив сказал [укр], что «гей не может быть патриотом, патриотом может быть только христианин». Оба общественных деятеля подверглись публичной критике за свои слова.

Зи Фаамелу, музыкантка-транссексуалка, которая была вынуждена переехать из Украины в Германию, написала в Instagram: «Хотя моя история известна во всём мире, от Италии до Японии, от Турции до Бразилии, я не хочу, чтобы меня запомнили как жертву преступления на почве ненависти. Я — Зи Фаамелу, человек, дочь, художница, и я готова к следующей главе своего жизненного пути. Я выбираю радость».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо