Мы планируем вернуться: как общественные организации справляются с войной в Украине

Многие украинские беженцы перебрались в Польшу, так как Россия усиливает атаки на Украину. Изображение: YouTube-канал PBS news.

Третьего марта, через восемь дней после того, как Россия вторглась в Украину, Алла Сорока и Роберт Гэмбл были вынуждены покинуть Одессу — город, где на протяжении последних двадцати лет они боролись [анг] с детской беспризорностью и помогали устранять конфликты ненасильственными методами. С началом войны более трёх миллионов украинцев уехали в соседние государства, а вся страна находится в ситуации, представляющей угрозу для её существования. На восстановление из руин уйдут десятилетия и поколения.

Алла Сорока в 2017 году стала лауреатом международной премии «‎Миротворец»‎ [анг], а с конца 1990-х годов работает психологом с незащищёнными группами — заключёнными подростками и сиротами. Роберт Гэмбл является миссионером пресвитерианской церкви; в 2005 году он приехал в Украину, чтобы помогать в искоренении эпидемии детской беспризорности [анг]. В 2010 году Роберт и Алла учредили организацию This Child Here [анг], которая проводит тренинги для приёмных семей и организует для переселенцев из Донбасса программы «Альтернатива насилию».

Четвёртого марта мы встретились с Аллой и Робертом недалеко от аэропорта в Бухаресте, где они рассказали о вынужденном отъезде. Одесса, где работали активисты, с 26 февраля находится под нескончаемыми миномётными обстрелами [анг] российских войск, пытающихся захватить город. Предполагается, что поток беженцев из Украины в Европе приведет к самому тяжелому кризису этого века, поэтому многие общественные организации планируют возвращаться и восстанавливать страну. Ниже приведён разговор Аллы и Роберта с Global Voices.

Война

Роберт: Конечно, с началом нарастания напряжённости в прошлом году все были уверены, что это просто запугивание, так как поводов для вторжения не было. Когда начался обстрел артиллерийским огнём, мне позвонил муж сестры — бывший полковник сухопутных войск США — и сказал: «‎Война такого рода разрастается очень быстро. Они [прим. пер.: российские войска] могут значительно рассредоточиться, но в любом случае доберутся до вас. Вам нужно уезжать, пока есть возможность».

Алла: Второго марта сообщалось, что российские войска из Молдовы обстреливают соседний город артиллерийским огнём. Сейчас обстреливают Одессу. Войска со всех сторон направляются к Киеву, по дороге окружая населённые пункты. Они всеми способами пытаются пробраться к столице, разделить украинскую армию на четыре части и перекрыть все пути к другим городам.

На настоящий момент украинские солдаты проявляют себя с лучшей стороны. Один из них послал военный русский корабль. Теперь вся страна его цитирует, эту фразу можно увидеть на каждом знаке, её произносит каждый житель страны при встрече с русскими войсками. Фраза больше не считается нецензурной: она стала официальной платформой национального объединения всей страны.

Определённо в людях силён боевой дух и смелость. Когда началась война, каждый был организован, никто не паниковал и не боялся. У многих есть ощущение, что мы воюем вот уже восемь лет, и сейчас мы одни в этой борьбе, никто не придёт на помощь. Мы все немного сошли с ума, что в такой ситуации, в каком-то смысле, даже необходимо. Невозможно оставаться невозмутимым.

Многие благодарны Путину за то, что помог нам сплотиться.  Уважительное отношение к Зеленскому значительно выросло. Даже те, кто его раньше критиковал, теперь готовы его защищать. В Одессе всё работает: вы можете бесплатно позвонить, бесплатно достать бензин, работают все телевизионные каналы, скорость интернета не упала, медиа-каналы сплотились, независимо от их идеологии. В информационном поле им удалось создать единый фронт.

Расхождение во взглядах

Роберт: В Одессе чувствуется, что население обозлено. И понятно почему — они видят, что происходит с их страной. Мы видим, как танки проезжают по легковым автомобилям с пассажирами, видим обстрел артиллерийским огнём жилых районов, погибающих детей, мародёрство российских солдат, но эта злость направлена не только на Россию.

Моя последняя жена по национальности русская и после 2014 года [аннексии Крыма] на протяжении трёх лет ругалась со своей матерью. До войны её мать каждое лето приезжала в Одессу. Когда [в 2014 году] началась война, её мать сказала, что никогда больше не приедет, так как здесь живут нацисты. Конечно, через несколько лет она всё-таки к нам приехала и поняла, что глупо было в это верить и что здесь никогда не было нацистов. В итоге она продала свою квартиру в России и переехала жить в Одессу.

Алла: Я пыталась уговорить родителей выехать из Одессы, но они отказались: «‎Нам удобно жить в своём доме. Мы дождёмся, чтобы российские солдаты нас освободили». Они смотрят через интернет исключительно российские новости и я считаю, что это моя вина. Я купила им компьютер и научила пользоваться интернетом, чтобы они могли связываться с моей сестрой, которая живёт за рубежом. А теперь они превратились в двух пропагандистов.

Они всегда высказывались за Россию. Мой отец повторяет за российскими новостями: «‎Они все нацисты, которые убивают собственных граждан, во всём виновата НАТО». Я ему объясняю, что я работала с солдатами из Донбасса и с их семьями, провела с ними многие месяцы, но он мне не верит.

После окончания войны

Роберт: Только представьте, сколько мужчин, сколько людей погибнут в этой войне. Сколько распавшихся семей? А сколько семей разлучатся из-за расхождений в идеологических взглядах на русско-украинский конфликт?

Представьте, сколько детей на протяжении следующих десяти лет будут снова и снова пересматривать ужасные видеокадры войны, которые будут только подпитывать ненависть и станут причиной раскола половины континента. Война ещё не скоро закончится и никто не выиграет от её последствий. Однако самая тяжёлая работа начнётся, когда умолкнет канонада.

Алла: Мы не могли просто сидеть, прислушиваться к обстрелам и следить за новостями. Я понимала, что лучший способ для нас оставаться полезными Украине и использовать накопленный нами опыт — это покинуть страну, организовать помощь, а потом с новыми силами вернуться. Именно так мы будем вести страну — и не только во время войны, но и после её окончания. Однако сейчас всё неопределённо.

Когда евреи покинули Египет, им пришлось 40 лет прожить в пустыне. Сорок лет понадобилось на то, чтобы выросло новое поколение, которое никогда не жило в рабстве. Как у России, так и у Украины отняли будущее. В России людей сажают в тюрьму за выход на улицу с плакатом, в Украине люди бросают свои дома из-за миномётов и спят в метро. Можете себе представить, какое будущее нас с вами ожидает?


Чтобы узнать больше по теме, читайте нашу специальную рубрику «Россия вторглась в Украину».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо