В горном районе Таджикистана ГБАО борьба за власть со столицей доходит до отключения интернета

Памирские горы в Таджикистане. Фото: Makalu с Pixabay (свободное использование).

[Примечание редактора: оригинал этого материала был опубликован 17 февраля 2022 года; некоторая информация могла устареть.]

Территория современной Горно-Бадахшанской автономной области, расположенной в горной системе Памир в Таджикистане и всё ещё известной с советских времён под аббревиатурой ГБАО, была сердцевиной древнего Шёлкового пути. На сегодняшний день она по-прежнему остаётся центром споров и причиной войн за власть и влияние в Центральной Азии, что продолжает влиять на повседневную жизнь местного населения, известного как памирцы, как это было и на протяжении XIX века во время Большой игры между Великобританией и Россией.

На протяжении 1992-97 годов, во время гражданской войны в Таджикистане, командиры вооружённых формирований на территории ГБАО встали на сторону Объединённой таджикской оппозиции (ОТО), что привело к гонениям на памирцев по этническому признаку на западе страны и также стало причиной кризиса снабжения в ГБАО. Гражданская война закончилась соглашением о распределении власти, согласно которому бывшие полевые командиры ОТО должны были занять 30 процентов высоких постов в правительстве. Однако в ходе утверждения власти президента Эмомали Рахмона почти все бывшие лидирующие члены ОТО были постепенно смещены или, в худшем случае, политически устранены. Возрастающе авторитарный характер политической системы проявляется, среди прочих вещей, в более ограничительных мерах против общественных организаций, критически настроенных журналистов и граждан, запрете главной оппозиционной партии (Партии исламского возрождения) в 2015 году, давлении на независимые средства массовой информации и цензуре в интернете.

Однако в отдалённой ГБАО группировки вокруг нынешнего президента Рахмона, вышедшего победителем в гражданской войне, были в состоянии отстоять собственную монополию на политическую и экономическую власть в меньшей степени, чем в других местах. Опираясь на свою репутацию как защитников региона на протяжении гражданской войны некоторые бывшие полевые командиры ОТО сохранили некоторое неформальное влияние (в частности в областном центре Хороге), контроль над оружием и преданными отрядами и источники дохода от контрабанды наркотиков из Афганистана [анг]. Они поддерживали статус героев, в частности среди молодых слоёв населения, извлекая выгоду из масштабного неодобрения недемократического управления извне.

Регулярные конфликты между регионом и центром с 2012 до 2018 год

Попытки центрального правительства устранить бывшее памирское командование вооружённых формирований ОТО как политический и экономический субъект и тем самым навязать свою собственную монополию на власть в ГБАО закончились мощной атакой [анг] правительственных сил на их базы в Хороге 24 июля 2012 года. Власти в Душанбе, столице Таджикистана, назвали вмешательство «спецоперацией» [анг]. Жестокий конфликт в городе, который длился один день, стал причиной [анг] десятков смертей и жертв и обусловил дальнейшее отчуждение местного населения. После политического убийства одного из бывших полевых командиров ОТО в августе 2012 года в Хороге прошли мощные демонстрации. Нарушения [анг] прав человека во время и после атаки никогда не были должным образом рассмотрены властями.

21 мая 2014 года непрофессиональная и кровавая попытка силовиков арестовать или ликвидировать местного жителя по подозрению в контрабанде наркотиков в центре города в час пик, во время которой были убиты трое гражданских и полицейский, привела к поджогу зданий правительства [анг] в Хороге. На демонстрации, которая продлилась несколько дней, были выражены политические требования против произвольного насилия со стороны силовых структур.

В ходе визита в Хорог в середине сентября 2018 года президент Рахмон обвинил провинциальные органы власти и силовые службы в ГБАО в якобы ухудшающейся ситуации в регионе. Он поставил им ультиматум разобраться с «горсткой преступников» за срок в один месяц. Под «горсткой преступников» президент, вероятнее всего, имел в виду бывших памирских полевых командиров ОТО. Он также дал разрешение на развёртывание военных. Впоследствии были заменены многие высокопоставленные чиновники как в территориальных органах власти, так и в силовых структурах ГБАО. 

В октябре 2018 года Рахмон назначил новым губернатором региона Ёдгора Файзова. Файзов является исмаилитом, членом шиитского направления в исламе, которое является доминирующим в регионе, и выходцем в ГБАО. Он построил свою карьеру в пределах Фонда Ага-Хана, влиятельной исмаилитской общественной организации, и служил посредником в качестве её наиболее высокопоставленного представителя в Таджикистане во время конфликта в 2012 году, что объясняет его популярность среди населения ГБАО. Однако центральное правительство сохранило серьезное военное присутствие [анг], и предполагаемая угроза правопорядку, исходящая от организованной преступности в ГБАО, осталась частой и унифицированной темой в проправительственных СМИ.

Представители гражданского общества в и за пределами ГБАО скоро отреагировали и 14 октября 2018 года опубликовали петицию на сайте Change.org, выражая обеспокоенность по поводу ситуации в регионе и выступая против использования военной силы в борьбе с распространением наркотиков и незаконным владением оружием.

6 ноября 2018 года прошла демонстрация против массивного военного присутствия силовых структур в Хороге. Она была спровоцирована расстрелом силовиками группы молодых людей без смертельного исхода и мотивирована растущим недовольством многих жителей милитаризацией города. В конце концов, ситуация уладилась, по крайней мере на поверхности, в основном благодаря посредничеству губернатора Файзова.

Основание межведомственного комитета по охране правопорядка в ГБАО в сентябре 2018 года стало причиной волны арестов, в частности молодых мужчин-памирцев, что, в свою очередь, привело к новым демонстрациям и столкновениям между силами безопасности, в которых преобладают таджики, и гражданскими жителями Памира. Более того, в центре Хорога до сих пор имеется три военных блок-поста [анг], наглядно демонстрируя военное присутствие в городе.

Ситуация ещё больше дестабилизируется крахом избранного правительства в Афганистане и захватом власти талибами в августе 2021 года. Таджикское правительство реагирует на попытки людей бежать из Афганистана строгой политикой закрытия границ и репатриации беженцев. Ссылаясь на опасность проникновения вооружённых групп из Афганистана, правительство ещё больше укрепляет военное присутствие, которое имеет негативное влияние на хрупкую внутриполитическую ситуацию в ГБАО.

Возобновление конфликта в 2021 году

Напряжённость в регионе вновь возросла в 2021 году благодаря новым изменениям в соотношении сил. 5 ноября 2021 года президент Рахмон решил сместить популярного губернатора Файзова и заменить его Алишером Мирзонаботом, мэром Хорога, который сделал себе карьеру в службе государственной безопасности. В тоже время, город переживал повышенное военное присутствие вдобавок к существующим военным блокпостам.

25 ноября 2021 года силы Государственного комитета национальной безопасности попытались арестовать Гулбиддина Зиёбекова, молодого мужчину из села Тавдем Рошткалинского района (приблизительно в 20 километрах на восток от Хорога), который был обвинён в захвате чиновника в феврале 2020 года. Последнего обвинили в сексуальных домогательствах к одной местной девушке из Тавдема. На протяжении этой операции проведённой силовыми службами Зийобеков был смертельно ранен при сомнительных обстоятельствах.

В результате этих событий жители ГБАО устроили демонстрацию перед зданием районной администрации Хорога. Они требовали расследования обстоятельств смерти Зиёбекова, вывода из города большинства военнослужащих, находящихся в Хороге, демонтажа военных блокпостов в Хороге и снятия новоназначенного губернатора Мирзонабота.

Двое демонстрантов были убиты и несколько получили ранения после стрельбы со стороны представителей силовых служб по толпе. Во время событий также пострадали сотрудники силовых структур и губернатор Мирзонабот. Власти отреагировали на эту демонстрацию, немедленно заблокировав интернет в ГБАО 25 ноября 2021 года.

Блокировка интернета и запугивание со стороны государства

Доступ к интернету так и не был восстановлен в Хороге и соседних областях ГБАО с 25 ноября 2021 года. Это имеет серьёзные последствия для образования, банковской и экономической сферы и подрывает уверенность гражданского населения в обещаниях, данных властями. Региональные власти обосновали факт, что соединение с интернетом не было восстановлено, ссылаясь на страх, что «некоторые группировки в Европе» могут подстрекать к дальнейшим конфликтам.

Центральные власти также продолжили запугивать и преследовать в судебном порядке протестующих. 9 декабря 2021 года статья в правительственной газете анонсировала начало расследований прокуратуры против митингующих. Многие из принявших участие в демонстрациях 25-28 ноября 2021 года были вызваны для допроса в ГКНБ. На некоторых из них был наложен запрет на выезд [тадж], а в отношении 13 из них возбуждены уголовные дела по вырубке деревьев, которые использовались для блокировки дорог. В сотрудничестве с российскими правоохранительными органами, присутствующими в Таджикистане, таджикские власти также приняли юридические меры [анг] в отношении нескольких видных представителей молодёжи ГБАО, которые живут за границей.

Переводчик: Литвиненко Антонина

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо