Турция осторожничает, когда речь идёт об украинско-российской войне

Президент Украины Владимир Зеленский и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в Киеве в феврале 2020 года. CC BY 4.0 [рус], Wikimedia Commons

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного.]

За последнюю неделю страны и корпорации по всему миру объявляли о введении обширных экономических и политических санкций против России, нацеленных на финансовый, энергетический, транспортный, технологический и визовый секторы. Ряд российских банков удалены из системы обмена сообщениями SWIFT. По словам редактора экономического отдела Би-би-си Фейсала Ислама, активы Центрального банка России были заморожены, что является беспрецедентным шагом. Аналогичным мерам также подверглись активы президента России, министра иностранных дел, ближайшего окружения Путина и высокопоставленных представителей российской элиты.

Германия решила отправить Украине вооружение, что некоторыми источниками было признано историческим политическим решением. Тем временем большая часть стран Европы и Канада закрыли воздушное пространство для российских перевозчиков. В то время как США, Великобритания, Европа и Канада объединились в призыве к санкциям против России, турецкое правительство, которое давно стремилось выступить посредником в российско-украинском кризисе и является государством-членом НАТО, действует осторожно. Однако власти изменили свою политическую позицию в воскресенье, 27 февраля, когда министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что Анкара «готова выполнить международный пакт, способный запретить как украинским, так и российским военным кораблям проходить через проливы, соединяющие Чёрное море с югом».

До этих выходных Турция стремилась сохранить нейтралитет, контактируя как с союзниками по НАТО, так и с Россией. Но 22 февраля МИД Турции выступил с заявлением, в котором назвал признание Москвой так называемых Донецкой и Луганской народных республик «явным нарушением политического единства, суверенитета и территориальной целостности Украины».

«На четвёртый день войны в Украине мы повторяем призыв президента [Реджепа Тайипа] Эрдогана к немедленному прекращению российских атак и началу переговоров о прекращении огня», — заявил пресс-секретарь президента Ибрагим Калын в Twitter. Калын добавил, что Турция поддерживает украинцев и попытается сделать всё, чтобы положить конец этой «несправедливой и незаконной войне».

Заявление было сделано на следующий день после того, как президент Украины Владимир Зеленский в своём твите поблагодарил турецкого коллегу и народ Турции за запрет прохода российских военных кораблей через Чёрное море.  

Я благодарю своего друга президента Турции @Эрдогана и жителей Турции за их решительную поддержку. Запрет на проход российских военных кораблей в Чёрном море и значительная военная и гуманитарная поддержка крайне важны сегодня для Украины. Народ Украины никогда этого не забудет!

Согласно сообщению новостной онлайн-платформы Middle East Eye, турецкие официальные лица опровергли заявление о том, что дали подобное обещание.

Украина призвала Турцию закрыть проливы для российских военных кораблей после того, как Россия вторглась на территорию Украины 24 февраля. «Мы просим закрыть воздушное пространство, проливы Босфор и Дарданеллы. Мы передали соответствующие требования турецкой стороне. В то же время мы хотим введения санкций в отношении российской стороны», — заявил на пресс-конференции посол Украины Василий Боднар.

Двадцать пятого февраля министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу ответил, что Турция не может запретить российским военным кораблям заходить в Чёрное море через указанные проливы, поскольку это юридически несовместимо с Конвенцией Монтрё 1936 года о статусе проливов.

Выступая в Казахстане 25 февраля, Чавушоглу сказал, что Турция продолжает рассматривать запрос Киева, но на основании конвенции Россия имеет право возвращать корабли на свою базу — в данном случае в Чёрное море. Поэтому, по его словам, даже если Турция решит удовлетворить просьбу Украины и закрыть проливы для российских военных кораблей, это лишь помешает им уходить со своей базы в Средиземное море.

Помимо того, что Конвенция Монтрё передаёт Турции полную власть над проливами и обеспечением движения там гражданских судов в мирное время, Анкара также может ограничивать военное присутствие в Чёрном море в случае войны или угрозы. 

В интервью местному телеканалу NTV 25 февраля Чавушоглу заявил, что для того, чтобы страна применила Конвенцию Монтрё, российское вторжение сначала необходимо юридически определить как войну. «Есть мнения, что [эскалация в Украине] — „тотальное вторжение, нападение“. [Генеральный секретарь НАТО Йенс] Столтенберг в одном их своих выступлений назвал происходящее „тотальным вторжением, нападением“, а затем использовал термин „война“, но это, конечно, нужно определить юридически», — поделился Чавушоглу в интервью.

Однако риторика в Анкаре изменилась после того, как Москва напала на Украину на южном побережье, используя турецкие проливы. «Сейчас это уже не пара авиаударов, ситуация в Украине может быть официально определена, как война. Мы будем использовать Конвенцию Монтрё», — пояснил Чавушоглу в интервью телеканалу CNN Turk в воскресенье, 27 февраля.

Тем не менее, Чавушоглу добавил, что Турция не может блокировать все российские военные корабли, заходящие в Чёрное море, в связи с пунктом, который не применим к тем, кто возвращается на свою базу: «Злоупотребления этим исключением быть не должно. Корабли, заявившие о возвращении на свои базы и проходе через проливы, не должны участвовать в войне».

Пока неясно, в какой степени Анкара будет применять Конвенцию Монтрё. В свете внутренних экономических потрясений испорченные отношения с Москвой могут иметь далеко идущие последствия. С начала войны в Украине турецкая национальная валюта лира упала более чем на пять процентов по отношению к доллару, что стало самым большим провалом после валютного кризиса, поразившего Турцию в декабре 2020 года.

По словам Тимоти Эша, экономиста, специализирующегося на Украине и России, Эрдоган созвал саммит высокопоставленных чиновников по вопросам безопасности в Анкаре 24 февраля для обсуждения кризиса, пытаясь сбалансировать отношения с Западом и Россией. Турция за последние пять лет наладила тесные связи [рус] и даже закупила у Москвы зенитно-ракетные комплексы С-400. Эш считает, что кризис может заставить Эрдогана взять курс на Запад: «Если Путин начнет полномасштабную атаку, Эрдогану придется вступить в союз с Западом/Украиной, а это означает проблемы в сфере энергетики, туризма, торговли, а также в сирийском вопросе».

По данным Турецкого статистического института (TurkStat), годовой объём внешней торговли Турции с Россией составляет 34,7 млрд долларов США. Россия также является одним из ведущих партнеров Турции по импорту и экспорту. В прошлом году на долю туристов из России в Турции приходилось 19 процентов, и в этом году страна рассчитывает получить 34,5 миллиарда долларов доходов от туризма, поскольку отрасль возвращается к допандемическому уровню.

Пока что Турция оказывала Украине гуманитарную помощь [тур], а её беспилотники Bayraktar сыграли важную роль в защите от российских войск, как сообщает посол Украины в Анкаре Василий Боднар.

Тем не менее, риски высоки, и поступают предупреждения о том, что Анкара должна быть осторожна в своих дальнейших действиях. По словам [тур] бывшего посла Улуча Озюлькера, «атмосфера конфликта или напряжённости в регионе может обернуться для Турции катастрофой». По словам Озюлькера, так как Турция разрывается между Россией и Украиной, Анкара не сможет соблюдать экономические санкции, согласованные Западом.

Турция воздержалась при голосовании Совета Европы за исключение из своих рядов России 26 февраля.

Долгое время страна пыталась [тур] наладить отношения как с Россией, так и с Украиной. В начале этого месяца президент Эрдоган заявил [рус], что Турция «готова сделать всё необходимое», чтобы избежать войны. Этот осторожный подход, возможно, не идеалистичен, «но он рационален», как написал в своей статье Говард Эйзенштадт, доцент кафедры истории Университета Святого Лаврентия и давний обозреватель Турции: «В нынешнем кризисе политика Турции сформирована её долгосрочными амбициями, непрекращающимися попытками произвести впечатление на своих западных союзников, прочными экономическими связями как с Россией, так и с Украиной, её собственными экономическими трудностями, а также осознанием того, что открытое противостояние как России, так и союзникам по НАТО может иметь разрушительные последствия. Политика Анкары в отношении Украины направлена на поиск баланса среди этих конкурирующих интересов. Возможно, это не слишком идеалистично. Но это всё же рационально».

Выступая [тур] после заседания кабинета министров 28 февраля, президент Турции Эрдоган подтвердил приверженность Турции своим союзникам, но заявил, что региональные интересы страны не менее важны, особенно её отношения с Россией и Украиной: «Турция не пойдёт на компромисс с обязательствами перед альянсами, но и не отвернётся от Украины или России». Воздушное пространство страны остаётся открытым для российских перевозчиков, и страна продолжает воздерживаться от присоединения к обширному списку санкций, введённых США, Великобританией, Канадой и ЕС.


 

Больше информации по теме читайте в нашей специальной рубрике «Россия вторглась в Украину».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо