Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Исчезающая пограничная река в Центральной Азии становится объектом документального фильма

Кадр из документального фильма «Река кочевников», демонстрирующий последствия опустынивания в русле реки Чу. Использовано с разрешения.

Adamdar/CA, от казахского «Люди», — это мультимедийная платформа, которой управляет маленькая компания из офиса в Алматы, крупнейшем городе в Казахстане. Согласно самоописанию, это собрание «историй людей, территорий и идей Центральной Азии». Ее основатели, Тимур Нусимбеков и Малика Ауталипова, только что выпустили «Реку кочевников», документальный фильм об экологических проблемах вокруг реки Чу, пересекающей территории южного Казахстана и северного Кыргызстана.

Премьера документального фильма состоялась на фестивале GoViral , который прошел в Алматы в июне, а теперь он общедоступен. Global Voices смогли посмотреть фильм до его выхода на YouTube и поговорить с Нусимбековым и Ауталиповой об их проекте JerSu, документирующем природные катастрофы в Центральной Азии. Название переводится как «Земля-Вода» с большинства центральноазиатских языков тюркского происхождения.

Global Voices (GV): Когда мы говорим о проблемах окружающей среды в Центральной Азии, на ум часто приходит трагедия Аральского моря. Почему вы решили рассмотреть именно реку Чу? Почему «река кочевников»?

Adamdar: Да, трагедия Аральского моря – самый известный и самый наглядный кейс экологической катастрофы в Центральной Азии. Масштабы и последствия этой катастрофы настолько велики, что над этим кейсом будут рефлексировать еще не одно десятилетие ученые, документалисты, художники и многие другие. Мы тоже работали в районе Арала с группой ученых и молодых исследователей из стран Центральной Азии, Ближнего Востока и Западной Европы.

Судя по тому, как относятся к воде в Центральной Азии, основные уроки из трагедии Аральского моря до сих пор не сделаны.

Почему именно Чу? Чу — интересный объект и в историческом контексте, и в контексте актуальных вопросов. В контексте истории район Чу — это один из важнейших очагов развития номадической цивилизации, на берегах Чу формировались и казахская, и кыргызская нации, в междуречье Чу и Таласа формировалась государственность обеих стран. Для идентичности кыргызов и казахов Чу и Талас так же важны, как для британцев Темза, для итальянцев Тибр, для американцев Потомак и Миссисипи, а для монголов — Онон и Керулен.

В контексте современности Чу по-прежнему играет важную роль. От вод этой реки зависят экосистемы, города и значительные районы Кыргызстана (в том числе, Бишкек, столица Кыргызской Республики) и южного Казахстана.

Мы сняли и смонтировали наш фильм весной этого года, а летом на вопрос «Почему именно Чу?» отвечала сама Реальность, когда в Чуйской области Кыргызстана происходили митинги местных жителей из-за засухи и нехватки воды, а в южном и западном Казахстане массово погибал скот и урожай из-за тех же причин — засуха, нехватка воды, а иногда — ее полное отсутствие.

GV: Каковы причины опустынивания реки?

Adamdar: Уменьшение водности Чу связано с рядом глобальных и локальных проблем. Из глобальных факторов — это влияние глобального изменения климата, уменьшение частоты и объема осадков, таяние ледников региона, которые являются основным источником пресной воды. Из локальных факторов — это крайняя изношенность и неэффективность водной инфраструктуры. Из-за технической и моральной устарелости этой инфраструктуры значительные объемы воды в буквальном смысле испаряются, не успев дойти до полей, садов и водной системы городов и поселков.

Также оказывает влияние местная коррупция и отсутствие современного контроля за водопользованием, из-за этого в одни районы вода может поступать с избытком, а в других районах будет острая нехватка воды или ее отсутствие. Поэтому не только глобальные факторы, но и местный антропогенный фактор играет значительную роль во всё возрастающем дефиците воды. И эти системные проблемы касаются не только Чу, но и всех остальных ключевых водных источников Центральной Азии.

Кадр из документального фильма «Река кочевников», показывающий реку Чу и горный хребет Иле-Алатау. Использовано с разрешения.

GV: Какова ситуация с загрязнением и какие пути решения должны быть применены для Чу и других водоемов в Центральной Азии?

Adamdar: Загрязнение и замусоривание реки — это серьёзные проблемы. От истока в Кыргызстане до устья в Казахстане мы наблюдали, что река и ее берега серьезно замусорены бытовыми отходами, индустриальным мусором и значительными объемами пластика. Это проявление другой фундаментальной проблемы — глубокого кризиса в культуре, экологических нормах и образовательных системах обеих стран.

Поэтому будущее Чу и других важнейших рек Кыргызстана, Казахстана и других центральноазиатских республик будет зависеть от решения целого комплекса проблем, связанных не только с водно-ирригационными системами и внедрением капельного и машинного орошения, но и с вопросами поддержки образовательных, экологических проектов и культуры местных жителей и, конечно же, решения застарелых проблем коррупции и маргинализации государственных организаций.

GV: Какие меры должны принять страны вроде Казахстана и Кыргызстана, чтобы защитить свои  пограничные водоемы?

Adamdar: Учитывая глубину проблемы и серьезное ухудшение ситуации с водными ресурсами в регионе, очевидно, что, кроме участия чиновников профильных ведомств в поиске решений этих проблем, уже давно назрела необходимость более серьезного и широкого вовлечения и контроля со стороны представителей науки и организаций гражданского общества, независимых экспертов и медиа. Из-за низкой оплаты труда, коррупции, местничества и других факторов, очевидна нехватка в государственном аппарате республик Центральной Азии компетентных сотрудников и экспертов, которые занимаются водными вопросами. Кроме того, наблюдается серьезный отток образованного населения и специалистов (в том числе, по вопросам воды) из нашего региона. Поэтому для такой комплексной проблемы необходим комплексный пакет решений, касающихся не только водных ресурсов в узком смысле, но и в других сферах: образование, экология, культура, экономика…

Если говорить про межгосударственные отношения, то очевидно, что важно поддерживать и развивать диалог и находить консенсус, а не множить взаимные претензии, обиды, комплексы и идти по опасной дороге, ведущей к пограничным кризисам и перспективе межгосударственных и региональных конфликтов. Это, опять же, касается не только Кыргызстана и Казахстана, но и всех республик Центральной Азии. Эта мысль кажется элементарной и универсальной. Но, к сожалению, всё увеличивающаяся частота водных кризисов, увеличение районов опустынивания и всё увеличивающееся количество жертв конфликтов из-за водных ресурсов в Центральной Азии говорят о том, что для определенной части политических элит и чиновников — эта мысль не такая очевидная, элементарная и универсальная.

GV: Проект был профинансирован при поддержке частных организаций. Сталкивались ли вы с проблемами с финансированием при помощи государственных фондов? Финансируют ли правительства Казахстана и Кыргызстана просветительские проекты, в том числе об экологической реставрации?

Adamdar: Теоретически — просветительские и экологические проекты, финансируемые государством, существуют. Но проблема в том, что из-за высокой коррупции и автократической политической системы большая часть государственных средств уходит на бесполезные и дорогостоящие проекты, то есть когда под соусом «культуры и просвещения» происходит тиражирование культа личности [бывшего президента Нурсултана] Назарбаева, или когда под лозунгами «экологического туризма» территории национальных парков чиновники отдают под токсичные и разрушительные проекты: это касается и ситуации вокруг нацпарка Иле-Алатау [на юго-востоке Алматинской области], и планов по строительству лакшери-отеля для избранных в районе Бозжыры в Мангыстау [на северо-востоке страны] (в области, где с каждым годом усугубляются проблемы с пресной водой, а скот массово гибнет от жажды и голода) и многих других кейсов. Кроме того, одно из влияний Советского прошлого — это государственная цензура, которая всё еще применяется в различных сферах — в том числе в вопросах, связанных с водными ресурсами и в целом экологическими проблемами.

В своей работе для нас важно сохранять независимость и творческую свободу. Поэтому мы сознательно не подаем заявки на казахстанские государственные гранты. Для нас проще и эффективней сотрудничать с частными и научными организациями, международными грантовыми организациями, департаментами ООН или посольствами тех стран, где действует система сдержек и противовесов, где есть уважение к свободе слова, свободе творчества и где реально работают экологические нормы.

Кадр из документального фильма «Река кочевников», показывающий логотип проекта JerSu и флаги Казахстана и Кыргызстана. Использовано с разрешением.

GV: Что такое проект JerSu? Как и когда он возник? Каковы будущие проекты?

Adamdar: Последние несколько лет мы активно ездим и исследуем разные уголки Центральной Азии — от Памира и Сыр-Дарьи до Каспийского моря, Алтая и Урала. Разумеется, на нашей дороге мы не только встречаем много интересных людей, уникальных заповедников и красивых пейзажей, но и видим реальные масштабы экологических проблем. Одна из самых важных экологических проблем для Центральной Азии « это проблемы, связанные с нерациональным использованием воды. На наш вопрос: «Скажите, пожалуйста, каковы, на ваш взгляд, основные экологические вопросы и проблемы, стоящие перед нашим регионом?» Пол Салопек, известный американский исследователь, писатель и путешественник ответил нам: «Их три: вода, вода и вода».

Мы объездили большую часть Центральной Азии, работали и на ледниках, в степях и пустынях, и мы абсолютно согласны с этими словами мистера Салопека. Поэтому мы решили запустить проект JerSu, в котором хотим делиться не только богатством и уникальностью природы Центральной Азии, но и с помощью инструментов культуры, науки и сторителлинга говорить о ключевых экологических вопросах и проблемах нашего региона. JerSu – в переводе c казахского, кыргызского и некоторых других тюркских языков значит «Земля-Вода». В философии кочевников Центральной Азии и Сибири это были не просто стихии и не просто слова, а сакральные понятия. Земля и вода в Тенгрианстве обожествлялись, наделялись священными и магическими качествами, осквернение и загрязнение земли и воды для кочевника было тягчайшим преступлением. Недаром в «Ясе», своде законов Чингисхана, такое преступление каралось смертной казнью. К сожалению, многие современные потомки кочевников с одной стороны начисто забыли экологические принципы наших предков, а с другой стороны — до сих пор не впитали современные экологические знания. Поэтому одна из задач проекта JerSu — рассказать читателю и зрителю об уникальных землях и водах Центральной Азии и важности защиты этого наследия.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо