Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Нападение в токийском поезде раскрыло проблемы мизогинии и гендерного насилия

a commuter rail station in suburban tokyo

Железнодорожная станция в пригороде Токио. 6 августа 2021 года мужчина напал на девятерых человек в поезде в Токио. Автор фото: Невин Томпсон, снимок отредактирован по соображениям защиты частной жизни

Предупреждение: Этот материал содержит подробности о насилии в отношении женщин.

Случившееся в августе нападение с ножом в токийском поезде осветило женоненавистническую культуру в Японии. Многие женщины ежедневно боятся за свою безопасность во время поездок в общественном транспорте.

6 августа 36-тилетний мужчина был арестован и обвинен в покушении на убийство. По сообщениям, он напал на пассажиров с ножом в поезде на пригородной линии Токио оператора Odakyu. Пострадало пять мужчин и четыре женщины, одна из них была доставлена в больницу с серьезными ранениями.

Как утверждается, при аресте подозреваемый заявил [яп], что целью нападения были женщины:

6年ほど前から幸せそうな女性を見ると殺してやりたいと思うようになった […] 誰でもよかった。

В течение последних шести лет, каждый раз когда я видел женщин, которые выглядели счастливыми, я хотел убить их… Любой бы захотел этого на моем месте. 

Женщины в Японии регулярно подвергаются сексуальным домогательствам в повседневной жизни, и поездки в общественном транспорте — не исключение. После нападения множество женщин в социальных сетях выразили свой страх [анг] касаемо передвижения в транспорте [анг] в Токио и других частях Японии.

Если вы женщина в Японии и к вам приставали в поезде, вы подвергались домогательствам, преследованию или вам причинили какой-либо иной вред, ставьте лайк этому твиту. Это как лотерея, верно? 

Только за последний год, мужчина в поезде ласкал себя прямо перед моим лицом, другой мужчина в переполненном вагоне терся о меня своими гениталиями, несколько мужчин на улице предлагали мне секс, еще несколько шли за мной на станциях и улицах. За 14 лет у меня накопилось столько историй, что не хватает знаков. 

Несколько новостных изданий [анг], включая информационное агентство Kyodo и Japan Times, сообщили, что предполагаемый нападавший в прошлом неоднократно был отвергнут женщинами и «страдал» [анг] по этому поводу. В последующие дни после нападения появились доказательства, предположительно указывающие на то, что до задержания подозреваемый замышлял или планировал [анг] совершить больше покушений. 

Это тот самый парень, которого еще недавно некоторые издания пытались заставить нас пожалеть. Хм. 

Вместо того, чтобы сфокусироваться у подозреваемого на отсутствии успеха в человеческих отношениях, некоторые комментаторы в СМИ назвали [яп] нападение «преступлением женоненавистничества» (ミソジニー犯罪) и «преступлением на почве ненависти к женщинам». 

В статье для Yahoo! Japan News [яп] Ито Кадзуко, юрист и генеральный секретарь [яп] японской организации Human Rights Now, классифицировала нападение как (попытку) «фемицида» [анг].

被疑者が逮捕され、これから真相が究明されることになりますが、報道される被疑者の発言を前提とすれば、女性を狙った憎悪犯罪(ヘイトクライム)、フェミサイドという性格が色濃いことが懸念されます。

Пока у нас нет более точной информации, и предполагая, что высказывания подозреваемого переданы в СМИ верно, существует серьезное опасение, что это действительно преступление против женщин и [попытка] фемицида. Женщины всё больше и больше боятся. 

«Общая черта участников массовых расстрелов, серийных убийц и других виновных в серийных преступлениях, связанных с гендерным насилием, — это очень сильная ненависть к женщинам», — говорит Джулия Декук [анг] в интервью для Global Voices. Декук, доцент Школы коммуникаций в Чикагском университете Лойолы, её исследования посвящены онлайн-сообществам ненависти, расе и гендеру, в особенности проблеме идеи мужского превосходства и маскулинности. 

«Я не думаю, что [нападение в поезде Токио] — это хороший пример ультраправого экстремизма по отношению к женщинам, скорее это ужасающий пример того, насколько для женщин губительна и жестока мизогиния, а также негативная реакция на феминизм и права женщин, — говорит Декук. — Жестокость и насилие, которому подвергаются женщины изо дня в день и в обыденных обстоятельствах — пример того, как патриархат осуществляет свой политический контроль через (часто приватные) тактики страха и террора». 

Япония, как правило, пользуется репутацией [анг] безопасной страны — 73 процента людей, принявших участие в недавнем опросе, сообщили что чувствуют себя в безопасности, гуляя ночью в одиночестве. 

Однако историк Саяка Тятани [анг] поставила под сомнение эту классификацию:

Я думаю то, что Япония — «безопасная страна», по большей части миф. В нашем обществе женщины каждый день живут в страхе, что к ним могут приставать, сексуально домогаться или убить. Кто именно заявляет, что «Япония безопасна»? 

По данным доклада японского правительства от 2019 года, 65 процентов женщин [анг] сообщили о случаях приставания, нежеланных прикосновений и других видах сексуальных домогательств, которые часто происходят в переполненных поездах.

По примерным оценкам, более 95 процентов [анг] случаев сексуального насилия в Японии не передаются в полицию. В 2019 году правительство Японии сообщило, что количество заявлений о сексуальных преступлениях относительно числа таких случаев остается существенно низким [анг]: только 14 процентов [яп] женщин, подвергшихся сексуальному насилию, обращаются в полицию. 

По данным статистики [яп], опубликованной Национальным полицейским агентством Японии в 2021 году, количество заявлений о преступлениях, совершенных на гендерной почве, такие как преследования или домашнее насилие, значительно увеличились в Японии за последние двадцать лет. Этот рост произошел после принятия законов [яп] о преследованиях [яп] в 1999 году и домашнем насилии [анг] в 2001 году.

Например, в 2000 году было зарегистрировано 2280 заявлений о преследованиях — в сравнении с 20 189 в 2020 году [яп]. Количество обращений достигло пика в 2017 году, когда было зарегистрировано 23 079 случая. В 2000 году в полицию поступило 3608 официальных сообщений о домашнем насилии, в сравнении с 82 643 официально зарегистрированными жалобами [яп] и около 120 000 звонков на горячую линию [яп] в 2020 году.

Некоторые формы насилия в отношении женщин до сих пор официально не фиксируются Национальным полицейским агентством Японии — по состоянию на 2021 год, всё ещё нет закона [яп], криминализирующего сексуальные отношения без обоюдного согласия [анг] (тогда как по уголовному законодательству Японии, «принудительный половой акт» [анг] и подобные правонарушения признаются таковыми, только если они произошли в результате «нападения или запугивания»).

Кроме того, не все женщины после пережитого обращаются в полицию.

«В Японии женщины чаще всего не сообщают об инцидентах насилия, и полиция, как известно, не особо помогает в таких случаях», — говорит Декук. 

По словам Декук, это не уникальное явление Японии, а скорее опыт, с которым сталкиваются женщины по всему миру. 

«Мы можем наблюдать это в случаях с изнасилованиями и домашним насилием, когда виновных приговаривают к смехотворно коротким срокам заключения, просто подвергают их штрафам, а иногда и оставляют разрешение на оружие, даже после обвинения в домашнем и сексуальном насилии, — сказала она. — Всё это находится под влиянием логики и ужасов мизогинии. В совокупности это мешает женщинам жить полноценной жизнью и участвовать во всех её сферах». 

Перевод: Екатерина Фоминых

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо