Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Критическое мышление крайне важно для прогрессивного искусства: боснийский музыковед Амила Рамович

Амила Рамович. Фото Дамира Шаголь, использовано с разрешения.

[Все ссылки ведут на источники на английском языке, если не указано иное.]

Эта статья, написанная Кристиной Гадже, была первоначально опубликована на сайте Balkan Diskurs, проекта организации Post-Conflict Research Center (PCRC). Отредактированная версия статьи размещается на Global Voices в рамках соглашения об обмене контентом.

Амила Рамович, доцент кафедры теории музыки и педагогики Музыкальной академии Сараевского университета, встретилась с представителем Balkan Diskurs, чтобы поговорить о критическом мышлении через искусство. Амила Рамович — не только доцент кафедры, но и президент Музыковедческого общества Боснии и Герцеговины, а также член Международного музыковедческого общества со штаб-квартирой в Базеле.

Рамович подчеркнула, что благодаря своей профессии у неё есть возможность знакомиться со многими будущими деятелями искусства:

Art students are passionate about this vocation and in their work they are guided by optimism that the values they instinctively and intellectually feel will be recognized by their environment. That is why it is a special privilege for anyone interested in art to work with young people who are not yet „corrupt“ by conformism, which is the greatest enemy of progressive and critical artistic thought – as only such art is the real one. However, it is true that this attitude of theirs is quickly tested as soon as they finish their studies, because our society does not have any platform to support artists“, points out.

Студенты, изучающие искусство, трепетно относятся к своей будущей профессии и, когда трудятся над чем-то, оптимистично надеются на то, что их ценности, ощущаемые инстинктивно и на интеллектуальном уровне, будут признаны окружающими. Именно поэтому особой привилегией для любого, кто так или иначе интересуется искусством, является работа с молодежью, еще не «испорченной» конформизмом, злейшим врагом прогрессивного и критического мышления в сфере искусства — ведь только такое искусство и является настоящим. Однако этот настрой студентов мгновенно подвергается испытанию, сразу после того, как они выпускаются, потому что наше общество не располагает средствами для поддержки деятелей искусства.

По словам Амилы, даже самые одарённые и отмеченные наградами молодые музыканты, с которыми она работает, как правило, очень быстро прекращают творческую деятельность и ищут работу в музыкальных школах, и такая ежедневная работа изматывает их. Она добавила:

This is not strange at all, especially when we know that, for example, in the public institutional sector in Sarajevo, there is only the Philharmonic and the Opera where someone can play music professionally. In this sense, we can neglect the independent sector, because it is also neglected by the administrations with miserable financing. So young artists cannot do music for living. This reality worries them, demoralizes them and in the end they come to simply surrender to that reality.

В этом нет ничего необычного, ведь, как мы знаем, к примеру, в государственном секторе в Сараево музыканты могут работать по специальности только в Филармонии и Опере. В этом смысле мы также можем пренебречь независимым сектором, так как им пренебрегают и администрации, выделяя лишь мизерные средства. Поэтому молодые артисты не могут зарабатывать на жизнь музыкой. Такое положение дел беспокоит и деморализует их, и в конце концов реальность вынуждает их сдаться и плыть по течению.

Она пережила осаду Сараева [рус] (1992-1996) и увидела, как искусство продолжает существовать даже в таких условиях. По её словам, именно во время осады стало понятно, что опыт, который люди приобретают при взаимодействии с искусством, напрямую связан с выживанием, являясь одним из самых устойчивых способов сохранения идентичности людей.

Рамович вспоминает, что в тот период жители рисковали своей жизнью, посещая выставки и концерты:

In a situation when our physical existence was called into question, when we as human beings were annulled by the aggressors, but also by the „civilized“ European world that surrounds us, the continuity of life was confirmed by the achievements of the spirit. At that time, we felt that biological survival, survival itself, having to eat, being warmed up, was not enough.

В ситуации, когда само наше существование было поставлено под вопрос, когда не только агрессоры, но и «цивилизованный» европейский мир, окружающий нас, перестали воспринимать нас как людей, как живых существ, непрерывность жизни подтверждалась проявлением духа. В то время нам казалось, что биологического выживания, самого выживания, когда нужно найти что бы поесть, чем бы согреться, было недостаточно.

Она добавляет, что история и культура всегда являются интересными темами для деятелей искусства, а в Боснии и Герцеговине, стране, отягощенной различными версиями исторических событий, это особенно ярко выражено. Амила Рамович поясняет:

In post-war Bosnia, precisely because of the dominant policies and narratives that those policies placed, there was a flood of ethno-national kitsch in the field of art, based on historical and mythological narratives where devotion to the people and homeland is manifested in the format of works of art. I say in format, because these works are consciously or unconsciously conceived with the aim of initiating some empathic processes, in the way that pop culture seduces its consumers. In the end, such achievements are often strengthened by social support.

В послевоенной Боснии именно из-за доминирующей политики и главенствующих трактовок исторических событий, которые политиками и устанавливались, в сфере искусства царил этнонациональный китч, основанный на исторических и вымышленных событиях, где преданность людям и родине проявлялась в виде произведений искусства. Я говорю «в виде», потому что эти произведения сознательно или неумышленно создавались с целью запуска эмпатических процессов подобно тому, как поп-культура соблазняет своих потребителей. В конце концов такие достижения часто получают социальную поддержку.

По её словам, серьёзному искусству необходим современный критический подход, и это касается не только искусства Боснии и Герцеговины, но и всего современного художественного дискурса в целом:

Such artistic speech, which we recognize as the face of successful BiH art, is largely carried by artists who work internationally, independent of the reactions from our environment. Braco Dimitrijević is certainly the most important artistic figure of the BiH art scene of all time. His works are regularly in the permanent exhibition of the world’s most important museums. Despite that, I am not sure that he is recognized through the administrations in his full capacity, but also in our wider social space.

Это же мнение, которое, как мы считаем, олицетворяет успешное искусство Боснии и Герцеговины, разделяют многие деятели искусства, работающие за границей, независимо от реакции нашей среды. Брацо Дмитриевич [рус] безусловно является самым важным деятелем искусства за всю историю Боснии и Герцеговины. Его работы можно часто встретить в постоянных экспозициях самых уважаемых музеев мира. Несмотря на это, я не уверена, что его как деятеля искусства в полной мере признают на уровне власти и в социальном пространстве.

Она объясняет, что художественный дискурс так ограничен из-за того, что в Боснии и Герцеговине на всех уровнях выделяется очень мало средств на развитие критически ориентированного искусства, потому что оно не отвечает интересам, которые преследует ведущая политика страны.

На вопрос о том, приводит ли иногда культура критики к отрыву от собственной культуры, когда молодёжь покидает родину, Рамович ответила, что эти две вещи тесно взаимосвязаны:

Young people are leaving BiH because they do not see the possibility that something could change, and that is especially true in the artistic milieu. What is true is that the situation can be changed by serious critical action. And that critical culture, that is, critical thinking through arguments, formation of attitude, articulation of attitude and its placement in public space, is what we as a society lack on every agenda. I often see young people, but not only young people, giving up critical action.

Молодёжь покидает Боснию и Герцеговину, потому что они не видят возможности для каких-либо изменений, и это особенно относится к художественной среде. Правда в том, что ситуацию можно изменить, прибегнув к серьёзным критическим действиям. Культура критического мышления, то есть мышления, основанного на поиске аргументов, формировании и формулировании отношения и его фиксации в общественном пространстве, — это то, чего не хватает нашему обществу в каждой сфере жизни. Я часто наблюдаю, как молодёжь, да и не только молодёжь, отказываются от критических действий.

Искусство не зависит от политики, но возникает вопрос, насколько они должны быть связаны, чтобы людям удалось достичь целей, приносящих пользу всему обществу. Рамович убеждена, что искусство вовлекает людей, поэтому, по её мнению, оно политично по своей природе, так как формирует дух и культурное наследие, что служит основой для создания идентичности определённого региона.

Поскольку искусство ориентируется на реальность независимо от темы и формы, абстрактной или конкретной, оно позволяет своей аудитории распознавать нюансы и понимать мир во всей его неоднозначности. По мнению Рамович, настоящее искусство обычно является врагом политики правых, и хорошие деятели искусства почти всегда склоняются «влево».

Она советует молодым деятелям искусства думать о будущем, ставить конкретные цели и бороться за их осуществление.

Very often, the achievement of these goals is quite realistic, only that the messages from the social reality lead us to doubt and pessimism. The dominant policy in BiH is based on the prevention of resistance and on breaking the will for rebellion and change, so we are ‘trained’ by both the administration and the media. But this position of theirs is fundamentally very weak and it can easily be defeated in the face of strong creative energy.

Очень часто достичь этих целей вполне реально, но знаки от социальной реальности порождают сомнения и пессимизм. Господствующая политика в Боснии и Герцеговине основана на предотвращении сопротивления и искоренении желания восставать и добиваться изменений, нас «приучают» к этому и власть, и СМИ. Но их позиция в основе своей слаба, и сильная творческая энергия может легко подорвать её.

Она подчёркивает, что ассоциациям студентов-искусствоведов и молодых деятелей искусства в независимом секторе необходимо формулировать своё видение и использовать общественное пространство, социальные сети и СМИ для того, чтобы заставить действовать тех, кто может создать условия для реализации этого видения.

Рамович делает вывод:

I do hope that young musicians, but also young artists in general, will initiate some public actions and ask public administrations to change their attitude towards them, but that has not happened yet. If we look at the spending of budget funds, it turns out that refined intellectual work is not something that those who finance cultural production recognize as a value. That would have to change if we want BiH to get an active, stable, coherent and relevant art scene.

Я очень надеюсь, что молодые музыканты, да и вообще все молодые деятели искусства в целом, займутся общественной деятельностью и будут добиваться того, чтобы органы государственного управления изменили своё отношение к ним, но пока ещё этого не произошло. Если обратить внимание на бюджетные расходы, выяснится, что интеллектуальный труд, требующий утончённости, — это не то, что ценят спонсоры культуры. Эту тенденцию необходимо поменять, если мы хотим, что в Боснии и Герцеговине возникло активное, стабильное, гармоничное, актуальное художественное пространство.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо