Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Поп-рок и перемена отношения к культу личности Иосипа Броза Тито

В 2012 году представители северомакедонского правопопулистского режима возвели новый памятник Тито [анг] в центре Скопье. Это свидетельствует о том, что среди электората сторонников Тито было больше, чем недоброжелателей. Фото Филипа Стояновского, CC BY 3.0 [анг].

Сегодня число убеждённых югоностальгиков, исповедующих культ личности Иосипа Броза Тито, весьма невелико. Однако, из негативной реакции на недавние заявления болгарских политиков [анг], назвавших его тоталитарным диктатором, можно сделать вывод, что в Северной Македонии многие считают давно покойного югославского лидера в целом положительной исторической личностью.

Хотя официальные лица Македонии (за исключением мэра Скопье [мак]) проявили благоразумие и не отреагировали на провокационные заявления напрямую, они долго обсуждались в социальных сетях и в кафе (что позволяют нестрогие ограничения по COVID-19).

В основе доводов против идеи о том, что Тито был жестоким диктатором, лежат представления о фундаментальных различиях между ним и Сталиным, хотя различия между политическими системами, которые они возглавляли, привели к появлению отдельных видов культов личности. Однако обществу остро не хватает дискуссий по этим вопросам, а также научных исследований, посвящённых актуальным представлениям о наследии Федеративной Республики Югославии.

Мой опыт показывает, что поколение детей, родившихся в Югославии в 1970-х годах, отреагировало на разрушение ценностных установок, вознёсших Тито на пьедестал, с растущей долей цинизма. Несмотря на официальную пропаганду (которая постепенно сошла на нет после его смерти в мае 1980 года), югославских подростков той эпохи больше интересовали рок-песни, бросавшие вызов устоявшемуся образу Тито.

Это были дети, которые с пелёнок слушали патриотические песни вроде «Положитесь на нас» («Računajte na nas») группы «Рани Мраз» 1978 года и «Товарищ Тито, мы тебе клянёмся» («Druže Tito mi ti se kunemo») от 1980 года, автор которой — поп-звезда Здравко Чолич.

В песне «Положитесь на нас» автор-исполнитель Джордже Балашевич заявляет, что «написал эти слова как обещание Тито», уверяя, что его всё более западнически настроенное поколение («от имени всех нас, родившихся в 1950-х») не предаст идеалы антифашистской революции, благодаря которой во время Второй мировой войны и появилась Югославия, «поскольку в наших жилах течёт кровь партизан»:

Sumnjaju neki da nosi nas pogrešan tok
Jer slušamo ploče i sviramo rok
Al’ negde u nama je bitaka plan
I kažem vam, šta dobro znam
Računajte na nas

Иные подозревают, что течение несёт нас куда-то не туда,
Потому что мы слушаем пластинки и играем рок,
Но где-то внутри нас горит пламя битв [анг],
И я говорю вам то, что хорошо знаю:
Положитесь на нас!

Слова песни Здравко Чолича на самом деле были версией мрачного патриотического гимна [серб] времён битвы на Козаре 1942 года, первые строки которого стали официальным лозунгом государства/правящей партии: «Товарищ Тито, мы тебе клянёмся, что с твоего пути мы не сойдём». Песня Чолича была выпущена на отдельной пластинке [серб], а песня на другой её стороне — «Путём Тито» («Titovim putem») — также пользовалась популярностью.

Godine su prošle pune muka.
Ginulo se za slobodu nijemo
ili s pjesmom umesto jauka,
Druže Tito mi ti se kunemo.

Прошли годы, полные мук,
За свободу молча люди гибли,
Или с песней вместо стонов.
Товарищ Тито, мы тебе клянёмся.

Несколько лет спустя рождённые при жизни Тито могли отождествить себя по крайней мере с двумя третями текста песни «Три раза я видел Тито» («Triput sam video Tita»). Её автор — всё тот же Балашевич, как никто другой отражавший настроения тогдашней Югославии. Он поделился своими детскими впечатлениями: участием в массовом митинге, когда глава государства посетил его город, затем появлением Тито на его концерте, и наконец — скорбью всей страны в связи с похоронами лидера. В конце песни говорится, что Тито продолжает жить во всём хорошем, что было создано ради Югославии, её свободы и мира.

Рокеры 1980-х годов ставят под сомнение образ Тито

Zabranjeno Pušenje («Курение запрещено»), рок-группа из Сараево, по-своему упомянула эту песню в пародии 1999 года, показав в клипе на песню «Jugo 45» сцену, где ребёнок, одетый как один из «пионеров Тито», играет для главы государства.

Zabranjeno Pušenje однажды стали виновниками скандала, когда их певец на концерте 1984 года в хорватском городе Риека пошутил: «Маршал сдох», якобы имея в виду неисправный электронный усилитель [анг]. Поскольку военное звание Тито было «маршал», эти слова привлекли внимание политической полиции. СМИ обвинили группу в оскорблении государства, и их гастроли и телешоу были прекращены. Вопреки широко ходившим в то время слухам, участников группы не арестовали [хор].

Благодаря всё большей либерализации Zabranjeno Pušenje скоро возобновили гастроли и продолжили писать песни, в которых упоминался Тито и социальные проблемы. Одним из таких хитов стала песня 1985 года «Воскресенье, в которое ушёл Хасе» («Nedjelja kad je otišo Hase»), формально посвящённая последней игре боснийского футболиста Асима Ферхатовича — Хасе в 1966 году.

Описание поведения спортивных фанатов многие истолковали [босн] как траур по Тито. Песня заканчивается на высокой ноте — толпа приветствует любимого игрока и в порыве патриотизма выкрикивает название Союза: «Все в атаку, Хасе — единственный! Ю-го-славия, Ю-го-славия!»

Однако их песня 1987 года «День Республики» («Dan Republike») проникнута атмосферой печали. В ней рассказывается о разочарованном пьяном отце, ветеране Второй мировой войны, ругающем оппортунизм молодых соотечественников и разрушение социалистических идеалов. В песне говорится о надвигающейся экономической депрессии, о «старике», который 29 ноября хочет открыть окна и кричать, но его жена говорит, что у них не работает печь (слишком холодно).

Именно Балашевич простился с Тито как с символом государства, написав песню «Реквием», вошедшую в «Panta Rei», альбом 1988 года. Она предвосхитила насильственный распад Югославии, начавшийся с уличных протестов «голодных рабочих» и надувательства наивных граждан правящим классом.

Ostaće u knjigama i priča o nama:
Balkan krajem jednog veka.
Svako pleme crta granicu.
Svi bi hteli svoju stranicu…
Tope se snovi kao sante, ej Komandante…

Рассказы о нас останутся в книгах:
Балканы в конце двадцатого века.
Каждое племя проводит границу.
Все хотели бы свою страницу…
Тают грёзы как льдины, эй, Команданте…

«Реквием» представляет собой разговор между поэтом и «Команданте», ещё одним прозвищем Тито. Начинается же он с признания в том, что герой больше не поёт свою некогда популярную, а сейчас почти забытую песню «Положитесь на нас». В конце Тито очеловечивается, когда поэт обращается к нему по-свойски: «[эй] мужик».

I kad god prođem ulicom sa tvojim imenom
pomislim na panta rei…
Baciće se, tako, neki lik
kamenom i na tvoj spomenik.
Jer sve se menja, i sve teče… Čoveče.

Проходя всякий раз по улице с твоим именем,
Я думаю о том, что «всё течёт».
И когда-нибудь какой-то чувак
Тоже в твой памятник камень метнёт.
Потому что всё меняется и всё течёт… Мужик.

Антикоммунистическая реакция

Конец 1980-х годов ознаменовался полномасштабным сравнением правящей Коммунистической партии с организованным преступным синдикатом со стороны белградской хард-рок-группы «Рибля чорба». Благодаря им государственный пропагандистский лозунг «Мы — Титовы, Тито — наш!» обрёл совершенно другое значение и превратился в пренебрежительное «Тито — ваш»Tito je vaš»). Сербское слово vaš также является сокращением от vaškaвошь.

Tito je vaš
A vi ste titovi
i ja vam nisam za to kriv

Тито — ваш («вошь»),
А вы все — Титовы,
Но я перед вами в этом не виноват.

Название их альбома от 1990 года «Koza nostra» [анг] — транслитерация названия сицилийской мафии «Коза ностра», а песня «Член мафии» («Član mafije») посвящена людям, которые получают свои партийные билеты ради личной выгоды за счёт рядовых граждан. Более того, в песне «Аль Капоне» Тито сравнивается с печально известным американским гангстером и назван «королём злодейства и огромным вредителем», а также одним из самых жестоких диктаторов.

Prema njemu Idi Amin
Lekovit je k'o vitamin
Al Kapone
Prema njemu je Bokasa
Human kao Vojska Spasa
Al Kapone

На его фоне Иди Амин
Такой же полезный, как витамин,
Аль Капоне.
На его фоне Бокасса 
Такой же гуманный, как Армия спасения,
Аль Капоне.

Не все югославские дети 1970-х годов полностью разделяли перемену отношения поп-рока к Тито — от героя до злодея. По мнению многих, на фоне ужасов 1990-х годов его правление выглядит довольно благотворным [анг].

За последующие десятилетия граждане государств, появившихся после распада Югославии, с авторитарными личностями, нуждавшимися в националистической фигуре отца-основателя, нашли Тито достойную замену среди гораздо менее известных глав политических партий. Многие из таких политиков были членами бывших коммунистических политических династий, ставших правыми популистами и «инвестировавших» средства налогоплательщиков в создание новых культов личности [анг].

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо