Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Карибские нотки острова Хоккайдо

Каковы шансы случайно встретить в маленьком городке на северном острове Хоккайдо испаноговорящего японца, сорок семь лет жившего и работавшего в Доминиканской Республике, а теперь импортирующего одни из лучших кофейных зёрен, какие только можно найти в Азии?

Жизнь — это побочный продукт случайностей, которые можно только стараться осторожно отслеживать, чтобы быть готовым к «неожиданностям», когда они наступят.

Случайно приглашённый на 24-часовое путешествие на лодке для доставки раллийной машины на Хоккайдо, ваш друг решает отправиться в одиночный поход, а вы бронируете проживание в семье без стойки регистрации в доселе неизвестном вам городе. Когда вы приезжаете, хозяина нет на месте. Друг предлагает подождать в ближайшем кафе. Это место трудно найти, но он твёрдо решил не оставлять вас на улице, поэтому в конце концов отыскивает его.

Вы заказываете кофе. Сначала вы удивляетесь, что в заведении, которое находится Бог знает где, нет меню, но есть четыре сорта кофейных зёрен — и каждый из них обжаривается при разной температуре. Но Япония полна странностей, поэтому вы просто потягиваете кофе и ждёте, пока пройдёт время. Потом вы замечаете фотографии из далёких мест и спрашиваете о них. Они сняты в Гаити. Тоже необычно. Слишком много совпадений — в вас просыпается любопытство.

Отвечая на ваши вопросы, хозяин смахивает пыль с двух пакетов с фотографиями. Вы думаете, что это для него обычное дело в субботу утром, но ничего подобного.

Прежде чем вы успеваете что-либо понять, он начинает аккуратно брать каждую фотографию и на отличном испанском объясняет вам, как вернувшихся со Второй мировой войны японских солдат вынужденно отправляли за границу, потому что в Японии для всех не нашлось работы. Правительство начало посылать их в места, которые те не могли найти даже на карте, в условия гораздо хуже, чем солдаты могли себе представить. Сам он отправился в Доминиканскую Республику в девятнадцать лет, когда в стране ещё царила диктатура Трухильо. Там не было ни процедуры приёма, ни структуры, которая бы их поддержала. Через некоторое время многие из поехавших с ним японцев подали прошение о переводе, и их отправили в Бразилию. Однако к тому времени Трухильо умер, и он почувствовал, что обстановка в стране меняется. Воодушевлённый политическими переменами, он начал своими силами торговать: овощами, затем телевизорами, телеканалами, и, наконец, кофе, которым он торгует до сих пор.

За эти годы он стал свидетелем нескольких сделок, посредником в переговорах с японским правительством, Всемирным банком и был удостоен государственных наград за развитие страны. Всё это скромно задокументировано фотографиями, отсканированными на страницах формата А4, а некоторые из них вошли в буклет, который он выпустил сам. Там же он женился на японке и прожил до 2000 года, когда вернулся на Хоккайдо и открыл Mi casa [«мой дом» на испанском]. Это место вполне могло бы стать музеем, учитывая все памятные вещи, хранящиеся тут и там, и развешанные вокруг красивые фотографии. Они просят клиентов приносить своё печенье и еду. Что предлагают в Mi casa, так это кофе, зёрна на развес и историю. Им также удалось уговорить известную шоколадную фабрику использовать их кофейные зёрна для производства эксклюзивных конфет со вкусом кофе, которые они с гордостью продают в кофейне.

Он показал так много фотографий с Карибских островов, и я понял, что скучаю по (диким) путешествиям. Ездить по миру во время пандемии было относительно нормально, я был одним из счастливчиков: никогда не сидел дома и свободно разъезжал по странам, так что мне нечего жаловаться. Но я скучаю по поездкам в затерянные места, существование которых нельзя даже представить, по старым самолётам, при посадке в которые гадаешь, приземлятся ли они в нужном месте и дотянут ли до конца путешествия (это безумие, но да, я скучаю и по этому), по ощущению потерянности, уединения, а иногда и тоски, но жизни среди совершенно незнакомых людей. Я скучаю по возможности поймать попутную автолавку ради экономии пяти долларов или по тому, что в итоге делаешь совсем не то, что планировал, так как случайно встретил по дороге хороших людей и пересмотрел свой маршрут.

Я продолжаю ощущать, возможно, всё больше и больше, некую невидимую руку, которая двигает меня туда-сюда и подсказывает следующий шаг. Я не могу разумно объяснить многое из происходящего с тех пор, как я приехал в Японию. Что-то подтолкнуло меня переехать в новое место в Киото. Там я познакомился с новыми людьми, принявшими меня с моим неважным японским и пригласившими на Хоккайдо, где по стечению обстоятельств я оказался в одном из мест с богатейшей историей этого города.

Наконец я заселился и пошёл за суши. Мой телефон выдал несколько вариантов, но в итоге я доверился своему нюху и зашёл в случайное место. Я был единственным клиентом, поэтому у хозяина было время побеседовать. Он много лет прожил в Токио, изучая искусство приготовления суши, прежде чем вернуться в родной город и открыть небольшой (но со вкусной едой) суши-ресторан. Мы поговорили о еде, морских ежах и необычных рецептах вроде рыбы в «бешеной воде», и я обнаружил, что он хорошо знает моего нового друга, «усыновлённого Доминиканской Республикой».

События идут своим чередом. Одни приносят радость, другие — горе, но самая большая ошибка, наверное, заключается в том, чтобы искать общий смысл происходящего сегодня, как будто смысл всего этого должен открыться вам «сейчас и здесь». Некоторые вещи имеют смысл сейчас, другие приобретут его только спустя дни, недели, месяцы, и, как сказал Далай-лама, «иногда не получить желаемого — это самый большой подарок, который может преподнести жизнь».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо