Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Социальные сети — спасение нигерийцев, за которое нужно бороться

Молодые ребята делают селфи. Фото Iwaria, Февраль 2021 года, разрешено свободное использование

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иное.]

Прошлогодние протесты #EndSARS [СтопSARS] против полицейской жестокости, запрет Twitter в этом году и демонстрации 12 июня, прошедшие по всей стране в годовщину исторической битвы в защиту демократии и против военной диктатуры, — всё это свидетельства растущей важности социальных медиа для демократии в Нигерии. Для многих нигерийцев социальные средства коммуникации превратились в основной инструмент изобличения богатых олигархов и бизнесменов, организации и мобилизации протестных акций и обеспечения подотчётности правительства. 

Такая сила социальных медиа обеспокоила правительство Нигерии, что объясняет продолжающееся давление на свободу в этой среде, в частности, наступление на свободу слова и распространения информации.  

#EndSARS, движение против жестокости полицейских в Нигерии

История нигерийских протестов #EndSARS, пик которых пришёлся на прошлый год, была неоднократно описана активистами, журналистами, писателями, сценаристами и авторами газетных колонок. Тем не менее, её стоит рассказать ещё раз, ведь она лежит в основе идущих в Нигерии атак на свободу слова.  

Агитация за немедленный роспуск Специального отряда по борьбе с разбойными нападениями [Special Anti-Robbery Squad (SARS)] — подразделения полиции Нигерии, созданного в 1992 году и печально известного незаконными арестами и задержаниями, внесудебными расправами, сексуальными домогательствами и жестокостью по отношению к молодым нигерийцам — началась в 2017 году с кампании в Twitter. Год за годом эта агитация приводила лишь к стандартным обещаниям реформировать или реорганизовать эту команду. Но ничего не менялось. 

Однако в октябре 2020 года терпению нигерийцев пришёл конец.

Твит о молодом человеке, якобы застреленном элитным полицейским подразделением, набрал после своего выхода 3 октября более десяти тысяч ретвитов и стал первым, привлекшим внимание общественности.

SARS только что застрелил молодого парня в Угелли, штат Дельта, прямо сейчас. Перед гостиницей «Wetland». Они бросили тело на обочине и уехали на джипе «Лексус», принадлежавшем жертве.
У меня есть видео…

Упомянутое видео, продолжительностью одна минута 15 секунд, появилось в Twitter четыре часа спустя от имени другого пользователя. 

В дёрганом ролике плохого качества видно мужчин, которые бегут, как выясняется, к мёртвому человеку в жёлтом пуловере. Предположительно, он был застрелен сотрудниками SARS. 

Это происшествие побудило нигерийцев выразить негодование через социальные медиа, вернув к жизни подзабытый за три года хештег — #EndSARS. На этот раз пользователи требовали полного роспуска этого полицейского подразделения.

Хештеги #EndSARS [СтопSARS], #EndPoliceBrutality [КонецПолицейскойЖестокости] начали набирать популярность в Twitter. Инфографика быстро распространилась и в Instagram. Авторы материала приступили к работе, журналисты взялись за перо, а активисты начали поднимать людей по всей стране. 

Инициатива #EndSARS [СтопSARS], в отличие от предыдущих выступлений против правительства, не была сосредоточена на одном человеке, группе или организации. Любой житель любой части страны мог выбрать место и время, распространить информацию в интернете, и уже через несколько минут местные граждане начинали собираться в небольшие группы для подготовки к акциям протеста. 

«Вы не с тем поколением связались», — писали в Twitter многие молодые нигерийцы. И они были готовы это доказать на деле. 

Через несколько дней граждане из Нигерии и зарубежной диаспоры вышли на улицы, в один голос требуя одного — положить конец SARS. 

Тогда нигерийцы сформировали в Twitter внушительную команду — из юристов-волонтёров, поваров-волонтёров, сотрудников частных охранных организаций, частных медиков и сетян, которые отвечали за регулярное размещение твитов с хештегом. Сеть также позволила организовать децентрализованную систему сбора пожертвований.

Люди писали об арестованных коллегах в Twitter и находили решения, люди описывали случаи жестокости со стороны полиции и получали медицинскую помощь, люди рассылали оповещения о местах, где работали сотрудники SARS, и так спасали сотни других нигерийцев от попадания в их руки, наконец, люди собирали свидетельства (обличающие правительство и полицию) о случаях незаконных расправ. 

Акции протеста сошли на нет через неделю после их начала, преподав нигерийской молодёжи несколько очень важных уроков. Нигерийцы наконец поняли, что Twitter — это не просто социальная медийная платформа. Там можно подпитаться энергией для активных действий против правительства, держать власти под контролем и находить пути преодоления неэффективности государства. Но и нигерийское правительство не дремало.

Запрет на Twitter

Четвёртого июня правительство Нигерии запретило Twitter. Но не власти страны первыми придумали такую тактику.

Нигерийское правительство последовало примеру своих африканских коллег из Египта, Уганды, Ганы, Эфиопии и правительств из других частей света — Ирана, Северной Кореи и Китая. Власти полностью или частично блокировали интернет и заглушали социальные медиа с целью ограничения общения граждан в любой форме.

Однако правительство ожидал поворот событий, который мало кто предвидел. Уже через несколько часов после объявления запрета нигерийцы нашли выход. 5 июня, на следующий день после введения запрета, сервис Google Trends зарегистрировал рост запросов из Нигерии на поиск VPN [виртуальная частная сеть] более чем на 500%. 

Протесты 12 июня

Дата 12 июня для нигерийцев глубоко символична. 

12 июня 1993 года в Нигерии состоялись первые демократические выборы президента после военного переворота 1983 года. Невзирая на плохую погоду, религиозные, классовые и этнические различия, массы нигерийцев пошли голосовать на выборах, названных самыми свободными и честными в истории страны. Вождь Мошуд Кашимаво Олавале (МКО) Абиола, нигерийский бизнесмен и кандидат от несуществующей ныне Социальной демократической партии, по общему мнению стал победителем на выборах.

Но радость от выигрыша 12 июня продолжалась недолго. Правившие страной военные под руководством генерала Ибрагима Бабангиды признали результаты выборов недействительными из-за нарушений правил голосования. Это вызвало политический кризис. 11 июня 1994 года Абиола провозгласил себя законным президентом Нигерии. Он был задержан, провёл четыре года в одиночном заключении и в 1998 году умер при невыясненных обстоятельствах.

В 2018 году, в попытке использовать символизм 12 июня в своих целях, правительство перенесло празднование Дня демократии с его первоначальной даты 29 мая на этот день. До 2018 года 12 июня отмечалось только в экономической столице страны Лагосе, а также в некоторых юго-западных штатах Нигерии.

По мере приближения Дня демократии 2021 года обстановка вокруг акции #June12 [12июня] накалялась. Атака на Twitter породила болезненное ощущение дежавю у тех нигерийцев, которые ещё помнят события, связанные с заточением и смертью Абиолы. 

Поэтому 12 июня, невзирая на предупреждения со стороны органов безопасности со всех концов страны и на возможные последствия, молодёжь Нигерии снова вышла на демонстрации. На этот раз, в отличие от протестной кампании #EndSARS [СтопSARS], Twitter был под запретом. Но люди обошли этот запрет, используя для твитов VPN. 

Обращение к сервисам VPN вызвало, пусть и косвенно, волну твитов в поддержку акции #June12 по всему миру даже без участия знаменитостей. С помощью VPN нигерийцам удалось продвинуть свои твиты вверх в мировых рейтингах популярности в таких странах, как США, Великобритания, Нидерланды, Украина, Швейцария, Австрия и Бельгия и привлечь таким образом внимание к своей борьбе, не покидая сами акции протеста (или не выходя из дома). 

Нигерийцы без борьбы не сдаются

Участники акции #EndSARS [СтопSARS] держат плакаты перед Палатой собрания штата Лагос, 11 октября 2020 года. Фото предоставлено TobiJamesCandids по Wikimedia Commons 

Правительство Нигерии в очередной раз недооценило решимость быстро растущего молодого населения страны, около 13,9 миллионов из которого не имеют работы. Стратегия неких сил в правительстве, направленная на замалчивание голосов миллионов граждан, лишь предоставила новую возможность мобилизации для нигерийцев. Перед лицом угрозы со стороны нигерийской армии, перед лицом сильного сопротивления, несмотря на риск быть убитыми, граждане страны снова воспользовались возможностью потребовать справедливости от правительства. 

Для обычного нигерийца социальные медиа перестали быть «просто Twitter» или «просто Instagram» — обычными платформами для обмена фотографиями или для микроблогов. Они подарили жителям страны возможности для создания собственных ресурсов без угрозы цензуры, для организации масс с целью защиты своих прав, а также для разоблачения тёмных сторон своего правительства. Это не «просто Twitter» — это единственная платформа, где голоса нигерийцев будут услышаны и правительство будет призвано к ответу. Это не «просто Instagram» — это единственное место, где можно сохранить свидетельства массового расстрела протестующих нигерийскими солдатами. 

Twitter — единственный сохранившийся плацдарм для политических дискуссий в Нигерии. Здесь собираются технически продвинутые, смелые молодые люди, для которых не существует преград и которые неустанно требуют достойного управления. Это независимый канал информирования общественности, обмена новостями и идеями вне государственного контроля. 

Правительство Нигерии это знает. 

Нигерийцы не готовы без борьбы отдать эту единственную возможность наконец-то выразить свои настроения, — эту платформу и возможности призвать государство к ответственности.

Эта статья является частью серии, посвящённой прошлому и настоящему борьбы нигерийской молодежи в интернете за прозрачность, подотчётность и достойное управление. Этот письменный проект включён в курс по цифровым коммуникациям для студентов второго курса программы Массовые коммуникации Школы медиа и коммуникаций [School of Media and Communication (SMC)] Панатлантического университета в Лагосе в Нигерии. Он входит в программу Global Voices по журналистике в области цифровых прав и обучению студентов репортёрскому делу по всему миру. 

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо