Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Изменит ли премированный анимационный фильм о чешской женщине в Кабуле восприятие Афганистана чехами?

Скриншот из YouTube-трейлера к фильму «Мой солнечный Маад»

Чешский анимационный фильм выиграл важную награду за изображение необычной истории, основанной на реальных фактах, о жизни чешской женщины и афганского мужчины. Но может ли этот фильм изменить представления об Афганистане, который в чешской политике в основном сводится к источнику терроризма и беженцев, в то время, как последние чешские солдаты только что покинули Кабул?

19 июня полнометражный чешский анимационный фильм«Мой солнечный Маад» (на чешском языке мультфильм называется «Moje slunce Mad», что буквально означает «Мое солнце Мад») выиграл главный приз жюри фестиваля анимационных фильмов в Анси [анг], одного из самых престижных фестивалей в этой категории фильмов, который ежегодно проходит во Франции.

Анимационный фильм, сочетающий диалоги и повествование на чешском и дари, представляет собой адаптацию книги «Frišta» [чеш] одной из ведущих чешских журналисток, Петры Прохазковой, в которой она описывает историю любви между русской студенткой и афганским студентом, которые познакомились в Москве. Сама Прохазкова много писала об Афганистане и замужем за афганцем. Ее роман «Frišta» во многом вдохновлен ее собственным опытом жизни в Афганистане и взаимодействия с афганской культурой.

Фильм, сопродюсированный Микаэлой Павлатовой [анг], со словацкими и французскими партнерами, описывает жизнь молодой чешки по имени Хелена, которая влюбляется в афганского студента Назира в Праге, выходит за него замуж и переезжает в Кабул. Мультфильм полон юмористических сцен и окрашивает кросс-культурные ситуации в веселые цвета, что можно увидеть в трейлере:

Но улучшит ли эта премия — первая для чешского фильма — мнение большинства чехов об Афганистане? Когда Советский Союз вторгся в Афганистан в 1979 году, тогда еще социалистическая Чехословакия официально поддержала политику Москвы и приняла первую волну афганских студентов [чех]. В то время в средствах массовой информации Афганистан изображался как братская страна на пути к социализму.

Новая глава в чешско-афганских отношениях открылась в 2002 году, когда чешские солдаты присоединились к военным операциям НАТО. С тех пор около 12000 чешских солдат [чех] служили в Афганистане, но, как и другие миссии, они покинули страну в конце июня 2021 года, после 19 лет пребывания там. Несколько десятков афганских семей [чех] также переедут в Чешскую Республику, так как их жизнь может оказаться под угрозой, если они останутся в Афганистане, поскольку некоторые из их членов работали на чешский контингент сил НАТО.

В этот период Афганистан стал изображаться источником терроризма и религиозного экстремизма. Этот негативный образ был усилен заявлениями нынешнего президента Чехии Милоша Земана, правительство которого неоднократно отказывалось принимать беженцев [анг] из мусульманских стран в нарушение обязательств Европейского союза [анг]. Сам Земан на протяжении многих лет множил антимусульманские и антимигрантские заявления, заявив [чех], например, в 2016 году, что «мусульмане не хотят работать, они любят требовать социальных льгот».

Раннее в 2015 году он также заявил [чех], что:

Obávám se, aby žili ze sociálních dávek, a nikoliv aby pracovali – tak tu zemi vracíte zpátky do propasti chudoby. Dá se pravdivě říci, že uprchlíci škodí své vlastní zemi.

Боюсь, что они [беженцы] будут жить на социальные пособия, а не работать — значит, возвратят собственную страну в пучину нищеты. На самом деле, беженцы наносят вред своей собственной стране.

По иронии судьбы, Земан принял более 4000 мусульманских беженцев [чех] из Косово в 1999 году, когда был премьер-министром.

Опрос 2019 года [чех] показывает, что первым источником угрозы, которую идентифицируют чехи, являются «ислам и беженцы». Поскольку страна готовится к выборам в парламент [рус], которые состоятся 8 и 9 октября, антимусульманская риторика используется несколькими партиями для привлечения голосов консерваторов.

Учитывая, что кинотеатры остаются в основном пустыми из-за пандемии COVID-19 и показывают очень мало фильмов, похоже, что у чешских зрителей мало шансов увидеть «Моего солнечного Маада», а для некоторых из них — изменить свое мнение об афганской культуре.

Переводчик: Зарина Нугманова

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо