Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Борьба юных за гендерное равенство и демократию в Таиланде

Мими (спереди по центру) во время «Парада гордости» в Бангкоке в ноябре 2020 года. Фотография и подпись Prachatai. Использована с разрешения.

Исходная [анг] статья опубликована Prachatai — независимым новостным сайтом в Таиланде. Интервью проводили Раттанапорн Хаменкит и Наттафон Панудомлак, текст писала Анна Лаваттанатракул. Отредактированная версия материала предлагается на Global Voices в рамках соглашения об обмене контентом.

Ключевая фигура материала — Мими — предпочитает, чтобы её называли «они/их», так как это нейтральное обращение без какой-либо гендерной окраски.

Мими (17 лет) — активисты за гендерное равенство, обвинённые в нарушении Указа о чрезвычайном положении и Закона об общественных собраниях за выступление во время акции протеста на перекрестке Ратчапрасонг 25 октября 2020 года.

Бывшие участники группы активистов за гендерное равенство «Фронт освобождения феминисток» и одни из создателей тайской версии гимна феминисток «Насильник на твоем пути», теперь они ведут страницы Feminist FooFoo в Twitter и Instagram, где публикуется контент о гендерной справедливости.

Издание Prachatai поговорило с Мими о начале их активизма, жизни после предъявления обвинений в политическом самовыражении и важности гендерной справедливости в продемократическом движении [анг].

Первые шаги

Родители Мими рассказали им о демократии в юном возрасте, но Мими не присоединялись к политическим активистам до тех пор, пока не узнали об исчезновении Ванчалеарма Сацаксита, тайского активиста в изгнании, которого похитили из собственного жилого комплекса в Пномпене 4 июня 2020 года и который более года спустя всё ещё числится пропавшим без вести.

Пропажа Ванчалеарма вызвало волну протестов против насильственных исчезновений, которые стали одним из главных вопросов демократического движения, начиная с июля 2020 года. Мими оказались в числе молодых людей, которые осознали в то время, что пора действовать.

Несмотря на то, что многие считают неправильным участие молодёжи в протестах, Мими полагают, что таким образом молодые люди занимают определённую позицию, заявляя о своих гражданских правах и праве голоса. По мнению Мими, молодёжь часто исключается из процесса принятия решений и не может высказываться о проблемах, которые её затрагивают.

I feel that, if we are all people, we shouldn’t judge other people’s experiences through our own experience. When adults say that they know better, I think that’s insulting. It diminishes our demands and diminishes our values. I think that, even if they are in kindergarten or in primary school, they have the same right to complain that they are tired. They have the right to say that their quality of life is not good.

Мне кажется, раз мы все люди, то мы не должны судить об опыте  других только через призму собственного восприятия. Я думаю, это оскорбительно, когда взрослые говорят, что знают лучше. Это занижает наши требования и ослабляет ценности. Я считаю, что даже если люди ходят в детский сад или начальную школу, у них есть такое же право жаловаться на то, что они устали. Они имеют право говорить о том, что качество их жизни — не предел мечтаний.

Мими начали свою активистскую деятельность с «Фронтом освобождения феминисток» и группой активистов «Свободу квирам и небинарным людям». Они так же были одними из создателей тайской версии чилийского гимна феминисток «Насильник на твоем пути» [тай] (Un Violador en Tu Camino [анг]).

Первые выступления с песней «Насильник на твоем пути» в Таиланде прошли в Бангкоке 7 ноября 2020 года во время «Парада гордости», организованного  «Фронтом освобождения феминисток», известным тогда как «Женщины за свободу и демократию», и группы активистов за гендерное равенство Seri Toey Plus. Текст песни впоследствии был изменён и использовался в других протестах, чтобы заявить о социальных проблемах, включая право на аборты [тай], свободу выражения мнений [тай], судебные разбирательства [тай] и нарушение прав человек [тай] в школах.

Сейчас Мими ведут страницы в Instagram и Twitter Feminist FooFoo [тай], где публикуется контент о гендерном равенстве и правах ЛГБТК, и продолжают вести кампанию за гендерную справедливость.

Жизнь после обвинения в нарушении Указа о чрезвычайном положении

Мими предъявлены обвинения в нарушении Указа о чрезвычайном положении и Закона об общественных собраниях после того, как они выступили во время акции протеста на перекрестке Ратчапрасонг 25 октября 2020 года.

По словам Мими, 13 января 2021 года сотрудники полицейского участка Лумпини решили, что во всём виновен студент-активист Пацаравали Танакитвибулпон, но потом обвинение было предъявлено выступавшим Мими.

Мими говорят, что опыт общения с полицией и нахождения в исправительном учреждении для несовершеннолетних показал, что должностные лица понятия не имеют, как выдвигать обвинения в отношении молодёжи, и что чиновникам не хватает гендерной чувствительности.

As soon as they saw me, they immediately marked me down as ‘Miss,’ even though I might identify as Mx, or as someone who isn’t a Miss or Mister. I identify as non-binary, but they didn’t care about my gender identity, and what was so shocking to me was that they have never heard of LGBT.

The juvenile detention centre lacks understanding in so many issues. They lack understanding in the issues we’re talking about. They didn’t understand what feminists are. They didn’t understand what LGBT is. I don’t expect that everyone must know about these issues, because most people who know about these issues are people who have the right to access education, but at least I think that the juvenile detention centre, which works with young people, I think they should know.

Как только они меня увидели, то сразу же идентифицировали, как девушку, хотя я могу воспринимать себя нейтрально, не приписывая ни к какому полу. Я — небинарные люди, но им было наплевать на мою гендерную идентичность. Что шокировало меня ещё больше — они никогда не слышали об ЛГБТ.

Учреждение для несовершеннолетних не имеет представления о стольких проблемах. Они не понимали, кто такие феминистки. Они не понимали, что такое ЛГБТ. Я не ожидаю, что все должны знать об этих проблемах, потому что большинство осведомлённых — люди, имеющие право на доступ к образованию, но, по крайней мере, исправительное учреждение для несовершеннолетних, которое работает с молодёжью, по-моему, должно иметь такую информацию.

По словам Мими, судебный процесс занимает много времени, поскольку им необходимо встретиться с адвокатами и написать заявление в полицию. Им часто приходится пропускать занятия, также они не могут распоряжаться своим временем. Они говорят, что в школе тоже не чувствуют себя в безопасности — над ними не издеваются, но они переживают, как на них будут смотреть и что будут говорить другие люди.

Дело Мими всё ещё рассматривается государственным обвинителем, а его  рассмотрение откладывалось по формальным причинам уже два раза.

Мими (по центру, вторые справа) с другими активистами перед полицейским участком Люмпини. Фото и подпись Prachatai.

Никого не оставляют позади

Несмотря на то, что феминистское движение началось с женщин, которые требовали право на голосование или право на работу, но от которых ожидалось, что они станут хранительницами очага и матерями, для Мими современное феминистское движение призывает к справедливости для всех, а не только для людей, при рождении получивших запись «женщина» в документах. Феминистское движение также фокусируется на преодолении гендерной двойственности и на многообразном расширении. Мими тоже пытаются понять принцип интерсекционального феминизма, которое, в их понимании, означает, что угнетение обусловлено не только гендером, но и другими факторами, такими как классовые или политические убеждения.

I think everyone should be a feminist, because if it’s a true democracy, the people should be supreme, and every person should be equal, no matter their gender or class. I think that the democracy I dream of is not just about everyone having equal rights, but I think that, regardless of your gender background, your family background, or your mental background, you should be treated equally.

Я думаю, каждый должен быть феминистом, потому что если это настоящая демократия, то главенствующими должны быть люди, все должны быть равны, невзирая на гендерную или классовую принадлежность. Мне кажется, демократия, о которой мечтаю я, не ограничивается лишь равными правами для всех, но включает в себя равное отношение к людям, несмотря на их гендерную идентичность, происхождение и психологические особенности.

Мими сказали, что ещё одной важной проблемой в феминистском движении является разрушение патриархальной структуры общества, что, по их мнению, является непростой задачей.

I think we won’t be rid of [patriarchy] so easily, because it’s been around for a thousand years. Democracy has only been around for a hundred years. I think that even though we get to have the vote and have democracy, I think we still won’t be able to destroy patriarchal culture, so we have to continue complaining about what we feel is injustice.

Я думаю, что не так просто избавиться [от патриархата], потому что такой устой существовал тысячелетиями. Демократии всего сто лет. Мне кажется, даже при наличии права на голосование и права на демократию, нам всё равно не удастся разрушить патриархальную культуру, поэтому мы должны продолжать клеймить то, что считаем несправедливостью.

Мими хотели бы увидеть общество, которое заботится о психологическом, эмоциональном и душевном состоянии, что позволило бы людям жить счастливо. Они хотят увидеть общество без дискриминации, где понимается многообразие, будь то гендерная идентичность, гендерное самовыражение или сексуальная ориентация:

In our society right now, there is the binary framework. There is a male frame and a female frame, which are the frames within the framework, but I think that’s not all there is. Men are not the first gender, women are not the second gender, and LGBT are not the third gender. Everyone is a gender, no matter how you identify,” Mimi said.

To be free from discrimination, I think that is human right.

В нашем обществе существует лишь бинарный фрейм. Есть мужской, а есть женский, которые являются фреймом внутри структуры, но мне кажется, этим не должно ограничиваться. Мужчины — не первичный гендер, женщины — не вторичный, а представители ЛГБТ — не третичный. Каждый человек — это гендер, независимо от того, как вы его определяете.

Я думаю, быть свободным от дискриминации есть человеческое право.

Перевод: Эмилия Березкина

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо