Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Уничтожение известной мозаики в Алма-Ате вызвало споры о городском искусстве Казахстана

Мозаика «Дракон» художника-монументалиста Владимира Твердохлебова была разрушена во время модернизации центра Алма-Аты. Фото: Анара Форрестер-Твердохлебова, используется с разрешения.

Жители Казахстана возмущены сносом в Алма-Ате здания ресторана, выполненного в традиционном тайском стиле, на месте которого местный предприниматель планирует возвести новую постройку.

В начале 2000-х годов, чтобы украсить непримечательное здание, на фасаде ресторана была выложена мозаика, изображающая огненного красного дракона. Вскоре эта композиция стала достопримечательностью центра Алма-Аты. На фоне современных зданий, например, гостиницы «Казахстан», на протяжении 30 лет остающейся самым высоким зданием в Центральной Азии [анг], ресторан считался символом стабильности в быстро меняющемся городском ландшафте.

Как только стало известно, что здание отдано в аренду владельцу сети ресторанов La Barca Руслану Абишеву, горожане запустили петицию с просьбой сохранить дракона. Их поддержали активисты, борющиеся за сохранение искусства в городской среде. Абишев пообещал, что мозаику «Дракон» не тронут.

Но утром 17 апреля жители города обнаружили в социальных сетях фотографии разбитого на куски произведения искусства. «Мы хотели демонтировать панно максимально аккуратно, но, к сожалению, это прошло не так гладко, как хотелось бы», — заявил Абишев журналистам.

Ночью неизвестные активисты написали на заборе вокруг места возведения нового здания «Закройте La Barca».

Разместив на своей странице в Facebook фотографии разрушенного «Дракона», дочь автора мозаики Анара Форрестер получила от пользователей мощную поддержку. «Моя 77-летняя мама отправила мне фотографии с места демонтажа, куда папа пошел, чтобы поговорить с работниками, — рассказала она в интервью Global Voices. — В итоге охранники вывели папу со строительной площадки».

Руины «Дракона» (фото: Анара Форрестер-Твердохлебова, используется с разрешения).

Ещё в марте предупреждённая отцом Форрестер разместила в Facebook обращение против сноса мозаики. Анара добавила, что с тех пор от руководства La Barca в адрес её семьи поступали противоречивые заявления. «Сначала один из менеджеров позвонил папе и заверил, что они вместе подумают над тем, как демонтировать мозаику, не повредив её, — рассказала она. — Но потом он сменил тон и заявил, что у него на это нет времени, и грубо отверг папину просьбу, сказав, что “это всего лишь дракон”».

Анара также рассказала, что её отец приходил к строителям в день сноса здания и пытался договориться о бережном демонтаже мозаики. Но работники остались равнодушны к просьбе художника и продолжили разрушать строение.

Она добавила, что уже к вечеру после публикации её поста количество охранников на месте строительства увеличили до шести человек.

Руководство La Barca не ответило Global Voices на запрос комментариев к ситуации.

Художник, создавший «Дракона»

84-летний автор мозаики «Дракон» Владимир Твердохлебов — один из наиболее плодовитых художников-монументалистов и мастеров по мозаике. Он родился в России, а в конце 1960-х годов был направлен в Казахстан для работы над общественными проектами, в основном, в Алма-Ате.

В 1970-е и 1980-е годы, достигнув пика в творчестве, художник основал комбинат изобразительного искусства «Онер» и работал вместе с другими мастерами разнообразных специализаций, — рассказывает Деннис Кин, создатель проекта Monumental Almaty [анг], посвященного документированию и сохранению советского монументального искусства. Кин также сделал субтитры на русском и английском языках к документальному фильму «Монументальное искусство Казахстана», выложенному на YouTube.

«Работа в комбинате изобразительного искусства “Онер” была организована по принципу фабрики: Твердохлебов собирал талантливых дизайнеров и мастеров в профессиональные бригады», — рассказал Кин Global Voices.

Монументальное искусство Казахстана в опасности

Будь то агитационные плакаты, описание назначения здания или просто украшение автобусной остановки [анг], монументальное искусство всегда придавало особый колорит советским городам.

Но после распада СССР в 1991 году экономический кризис и спад интереса казахского правительства к благоустройству городов привели к тому, что эти здания и настенные росписи [анг] сильно обветшали. За последние несколько лет было уничтожено много старой архитектуры — домов, кинотеатров и торговых галерей.

В 2015 году в центре Алма-Аты был снесён кинотеатр «Алатау», уступив место первому в Центральной Азии ресторану «Макдональдс». Старшее поколение сокрушалось, а молодёжь и семьи радостно выстраивались в очереди на улице Толе би в день открытия фастфуда.

В декабре 2020 года в Шымкенте решили разрушить мозаику, возраст которой составлял 35 лет. Этот факт вызвал возмущение пользователей социальных сетей. Вместо разобранного произведения искусства городские власти повесили рекламные баннеры. На вопросы журналистов и активистов чиновники заявили, что «мозаика на фасаде здания не представляла исторической и культурной ценности». Автор изображения Узакбай Кошкинбаев ушел из жизни несколькими месяцами ранее. Печальная ирония состоит в том, что надпись на его работе гласила: «Берегите памятники культуры».

Ностальгия по прошлому, и, одновременно, стремление к обновлению городов вдохновили создателей проекта «Снесите это немедленно!» — голосования, в котором жители крупных городов Казахстана высказывают свое мнение об известных зданиях и памятниках. Опросы регулярно набирают тысячи голосов.

В интервью независимому СМИ Vlast.kz о том, что ждет монументальное искусство Казахстана в будущем, председатель Шымкентского Союза художников Абдуматалип Ахметов рассказал, что «судьба этих мозаик зависит от владельцев территории», если только они не внесены в государственный список «памятников истории и культуры», который является частью регулярно обновляемого законодательного акта 2019 года.

Такое же мнение в интервью Global Voices высказала и Анара Форрестер.

То, что люди ринулись защищать мозаику, говорит о её художественной ценности, но я думаю, что гнев в большей степени вызван равнодушием к облику города, — как со стороны частного бизнеса, разрушившего мозаику, так и со стороны властей, которые должны следить за судьбой искусства в общественном пространстве.

Поскольку мозаики и фасады продолжают уничтожать, споры о сохранении элементов городской среды не утихнут в Казахстане ещё долго.

Форрестер отметила, что такие обсуждения лучше проводить с привлечением регулирующего органа, который будет прислушиваться к мнению граждан. «“Дракона”, как и многие другие объекты городской среды Алма-Аты, воспринимали как нечто привычное, недооценивая его значение. Мозаику никогда не защищали на законодательном уровне от покушений со стороны бизнес-предпринимателей или частных лиц, как это делается, например, в западных странах».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо