Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Правительство Франции меняет отношение к региональным языкам

Скриншот YouTube-видео демонстрации во Французской Стране Басков в поддержку иммерсивного обучения

[Прим. ред.: оригинал этого материала был опубликован 26 июля 2021 года.]

Языковая политика Франции давно закрепила статус французского языка как единственного государственного и официального «языка Республики», пренебрегая или даже запрещая использование более 20 малых языков, на которых говорят по всей стране. В XXI веке взгляды изменились благодаря возрождению интереса к региональным культурам, так же как и к некоторым законодательным актам. Споры вновь разгорелись из-за нового закона, принятого в мае этого года, который направлен на защиту региональных языков Франции.

«Закон от 21 мая 2021 года» [фр] направлен на защиту и популяризацию региональных языков; он также известен как «Закон Молака» в честь депутата Национального собрания Франции Поля Молака [рус], который возглавил усилия по принятию законопроекта. Законопроект несомненно способствует появлению определенных позитивных сдвигов в использовании региональных языков. Законопроект признает общую важность региональных языков, во-первых, присваивая им статус «национального достояния» и, во-вторых, поддерживая преподавание региональных языков. Согласно законопроекту местные власти обязаны «внести свой вклад в оплату обучения в частных школах, которые предлагают программы двуязычного образования».

Однако из-за ряда недоработок закон продолжает дискриминировать носителей региональных языков в некоторых сферах, а именно: иммерсивное обучение и использование диакритических знаков (лингвистические знаки, которые добавляются к букве с целью обозначить изменение её произношения или указать на какую-либо особую роль звука в данном слове) характерных для региональных языков, в документах, удостоверяющих личность.

Иммерсивное обучение во Франции предполагает погружение детей в учебную среду, в которой почти все предметы преподаются на целевом языке. Например, история или математика преподаются на бретонском или баскском языках. В настоящее время во Франции насчитывается 14 000 учащихся [фр], получающих данный вид образования, что составляет 0,1 процента от общего числа французских учащихся; тем не менее этот показатель неуклонно растет [фр].

В 1977 Бретань стала инициатором иммерсивного обучения, создав первые школы «Диван», которые предоставляют программы двуязычного обучения более чем в 50 школах [фр] по всему региону. Данному примеру последовали школы «Каландрета» [фр], двуязычные школы на юге Франции, где преподают на окситанском языке, а также другие школы для изучения языков, таких как эльзасский, корсиканский и баскский. Эти школы признаются «общинными» и финансируются государством и родителями учащихся. Школы следуют учебному плану, утвержденному Министерством образования Франции, и обладают статусом «частного учебного заведения»; к данной категории также относится большинство частных католических школ.

Конституционный совет Франции обосновал отмену статьи об иммерсивном обучении на региональных языках в окончательном варианте «Закона 21 мая» тем, что единственным официальным языком Франции, согласно статье 2 Конституции Пятой республики [фр], является французский.

Одна нация, один язык

Централизация является основополагающей частью идентичности французского государства, в том числе это касается роли французского языка.

Французский — романский язык, происходящий от латыни. В Средние века латынь породила две языковые группы, на которых говорят на территории современной Франции: языки ок (окситанские языки), на которых говорят на юге, и языки ойль, на которых говорят на севере.

В 1539 году Ордонанс Виллер-Котре, подписанный Франциском I Французским, обязал органы местной администрации использовать французский вместо латыни при составлении всех документов. Хотя изначально французский язык оставался языком меньшинства, который сосуществовал наряду с другими языками, постепенно он стал доминирующим и единственным языком во всех областях общественной жизни: сфере управления, прецедентном праве, образовании, торговле, религии, литературе и средствах массовой информации.

Отказ от региональных языков в системе образования начал проводиться с новой силой в XIX веке, в особенности когда министр образования Жюль Ферри запретил использование региональных языков в школах под угрозой наказания. Государственные школы по всей стране вывесили таблички с ныне знаменитой фразой: «Не плевать на землю и не говорить по-бретонски» [фр] (или на баскском, окситанском или любом другом региональном языке).

Резкое снижение уровня языкового разнообразия

В настоящее время вопросами языков, на которых говорят во Франции, в правительстве занимается Генеральное управление по вопросам французского языка и языков Франции [англ] (DGLFLF). В DGLFLF все языки, кроме французского, разделены на три категории: региональные языки [фр], на которых говорят на материковой части Франции, нетерриториальные языки [фр], такие как идиш, цыганский или язык жестов, и более 50 языков заморских территорий Франции [фр], включая канакский, таитянский и креольский.

Огромное языковое разнообразие Франции представляют 23 официально признанных региональных языка. К ним относятся романские (каталанский, корсиканский, окситанский, франкопровансальский), германские (фламандский, эльзасский), кельтские (бретонский) и неиндоевропейские языки, такие как баскский.

Тем не менее, невзирая на то, что эти языки были родными языками миллионов французов вплоть до XIX века [рус], в настоящее время число носителей этих языков оценивается в 2 миллиона — чуть менее 3 процентов населения материковой Франции. По этой причине государство должно принять меры по сдерживанию этого упадка и способствовать языковому возрождению, основанному на разнообразии.

Вечно изменчивая политика с общим основанием: противодействие признанию языкового многообразия и защита французского языка

Несмотря на это, Франция придерживается двойственной позиции по вопросу о региональных языках, колеблясь между языковым многообразием и чрезмерным покровительством французскому языку. В 1992 году правительство боролось за внесение поправок в Конституцию Пятой республики, которые бы впервые установили официальный статус французского языка, указанный в вышеупомянутой статье 2, в целях защиты французского языка, который якобы подвергался риску из-за более широкого использования английского.

Более того, Франция подписала, но отказывается ратифицировать 39 статей Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств [рус], вновь ссылаясь на противоречие со статьей 2 конституции. Хартия Совета Европы [рус] от 1992 года направлена на защиту языкового разнообразия в Европе и предполагает «необходимость решительных действий по поддержке региональных языков или языков меньшинств в целях их сохранения; содействие и/или поощрение использования региональных языков или языков меньшинств в устной и письменной речи, в общественной и личной жизни; обеспечение надлежащих форм и средств для преподавания и изучения региональных языков или языков меньшинств на всех соответствующих стадиях».

В 2008 году в конституцию Франции были внесены поправки [англ], предусмотревшие признание региональных языков. Согласно новой статье 75-1, «региональные языки являются частью национального достояния Франции». В этой связи единственной областью, которой государство оказывает относительную поддержку, является финансовая помощь радио- и телепрограммам, которые являются дополнением к частным инициативам, главным образом для эльзасского, баскского [фр], бретонского [фр], корсиканского [фр] и окситанского [фр].

Демонстрации и перемена позиции Конституционного совета

После вступления в силу «Закона от 21 мая»‎ во Франции прошло множество демонстраций [фр] с осуждением цензуры иммерсивного обучения, которая во многом зависит от финансовой поддержки со стороны государства. Были созданы петиции [фр], указывающие, что статья 2 конституции была создана и представлена как метод защиты французского языка от английского. Следует отметить, что многие франко-английские двуязычные школы во Франции практикуют иммерсивное обучение языкам и, похоже, не подпадают под действие этого закона.

Активисты также указывают, что 26 мая президент Франции Эмманюэль Макрон выступил в защиту [фр] региональных языков и категорически против решения Конституционного совета. Впоследствии Совет отреагировал 16 июня [фр], объяснив, что иммерсивное обучение является неконституционным только в государственном образовании, но разрешено в частном секторе.

В настоящее время активисты сосредоточены на определении термина «общинная школа»‎ [фр], так как можно счесть, что данные школы также относятся к государственному сектору. Данный вопрос на политическом и законодательном уровне остается открытым. Со временем станет ясно, смогут ли учащиеся, говорящие на эльзасском, баскском, бретонском, корсиканском или окситанском языках, учиться на этих языках в новом учебном году.

Перевод: Evgenia Shchelokova

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо