Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Внутри Мьянмы: показания выживающих и протестующих

Митинг против переворота в Мьянме. Фотография сделана гражданским журналистом, используется с его разрешения.

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке].

Спустя три месяца после захвата власти легитимность военного правительства Мьянмы по-прежнему оспаривается. Несмотря на смещение избранных членов парламента и арест основных лидеров бывшей партии, хунте не удалось убедить широкие слои населения согласиться с созданием временного правительства.

Двадцать второго апреля Global Voices провели вебинар, посвящённый ситуации в Мьянме и шансам движения сопротивления. На мероприятии были представлены свидетельства жителей Мьянмы, рассказавших о последствиях переворота в своих сообществах и о том, как люди противостоят хунте. По соображениям безопасности мы решили не приглашать их на вебинар и не указывать их имена в этой статье.

Движение сопротивления возникло с самого первого дня переворота и продолжает собирать сторонников по всей стране, несмотря на террористические методы, используемые военными против протестующих, жителей, журналистов и других лиц, которых подозревают в том, что они являются сторонниками оппозиции. Один из жителей рассказал нам о значимости «Движения гражданского неповиновения» (CDM), вселяющего надежду в тех, кто хочет восстановить демократию:

Since the coup, the civil disobedience movement—which most people call the CDM—has gathered support from people from a wide range of professions, led by medical and healthcare workers and later by Myanmar train workers. Bankers, lawyers, teachers and engineers across the nation have also demanded the military return the elected government to power, and are refusing to return to work. Many civilians are supporting the CDM by donating and fundraising to support CDM participants financially.

As a citizen of Myanmar, I would like to emphasize that we the people of Myanmar support the CDM and believe that it is important to resist the junta in every possible way, and the CDM is the sign of that resistance.

После переворота к «Движению гражданского неповиновения» — большинство называют его CDM — присоединились люди разных профессий во главе с медицинскими, а позднее и с железнодорожными работниками. Банковские служащие, юристы, учителя и инженеры по всей стране потребовали от военных вернуть власть избранному правительству и отказываются возвращаться к работе. Многие граждане поддерживают участников CDM материально, занимаясь сбором средств.

Будучи гражданином Мьянмы, я бы хотел подчеркнуть, что мы, народ Мьянмы, поддерживаем CDM и верим в важность сопротивления хунте любым возможным способом. CDM — живое свидетельство сопротивления.

Полную версию свидетельств зачитывает редактор Global Voices Мохамед Эль-Гохари:

В других показаниях рассказывается об опасной ситуации, сложившейся в Янгоне, столице и крупнейшем центре страны.

Yangon, the commercial capital where I live, has been taken over by the military junta. All you see is small undernourished boys carrying guns that weigh more than them cordoning off roads, harassing and intimidating innocent civilians at checkpoints. I leave my smartphone home when I go to my local wet market. Most of us have switched to keypad phones to stay safe, plus there is no point in taking a smartphone because there is no cellular data or internet available. On top of that, there is a night curfew and night raids that have increased. If you have a house guest you need to register them. If you don’t, the ‘informers’ will do the job for you.

Янгон, коммерческую столицу, где я живу, захватила военная хунта. То, что вы видите, — голодающие мальчики, в руках которых оружие весом больше их собственного, оцепляющие дороги и запугивающие невинных граждан на контрольно-пропускных пунктах. Когда иду на местный рынок, оставляю смартфон дома. В целях безопасности многие сейчас пользуются кнопочными телефонами, к тому же смысла в смартфонах не осталось, потому что нет ни сотовой связи, ни интернета. Помимо этого, есть ночной комендантский час, и участились нападения по ночам. Если к вам приходят гости, их нужно зарегистрировать. А если этого не сделаешь ты, то этим займутся «доносчики».

Полные показания зачитала редактор Global Voices Вероники Бахариди-Крикони:

Гость Мьянмы, застрявший там во время переворота, описал несколько больших протестов:

I witnessed thousands of people marching on the street. Everytime they passed by, the bystanders, people at the side of the street, in their cars, in their motorcycles, in their shops, in their houses, would give them a round of applause and all will flash a three-finger salute which has now become the symbol of the protest. After the march, they will hold a program where speakers will speak about the legitimacy of their cause and their demands. They will also sing revolutionary songs the most popular of which is “Kabar Ma Kyae Buu” which is sang to the tune of the “Dust in the Wind” and contained the lyrics, “we will never forgive and forget the dictators”.

Я видел, как тысячи людей шли по улице. Когда они проходили мимо, прохожие, люди на обочинах, в машинах, на мотоциклах, в магазинах и домах аплодировали им, и все поднимали три пальца вверх, что стало символом протеста. После марша будет проведено мероприятие, на котором выступающие выскажутся о легитимности своей цели и требований. Они будут петь революционные песни, самой популярной из которых является «Kabar Ma Kyae Buu», исполняющаяся на манер «Dust in the Wind», со словами «мы никогда не простим и не забудем диктаторов».

Приезжий попросил активистов сравнить сегодняшнее движение, направленное против переворота, и борьбу против хунты в 1988 и 2007 годах:

I then asked them the difference between the current protest and the 8888 protest in 1988 and the Saffron Revolution in 2007. They told me the big difference is, now they have the technology and communication to coordinate their actions and to tell the world what is happening in Myanmar.

Потом я спросил у них, в чём разница между нынешним протестом, «Восстанием 8888» (1988 год) и «Шафрановой революцией» (2007 год). Мне ответили, что существенная разница заключается в том, что теперь есть технологии и связь, которые помогают координировать их действия и рассказывать всему миру о том, что происходит в Мьянме.

Напоследок было высказано мнение, что хунте не удастся одержать победу над продемократическими силами в Мьянме:

Pandemic has a vaccine to protect and patients could be recovered but there is no vaccine to protect unarmed civilians from random shootings, tortures, sending back death bodies to their families next morning after being arrested and brutal oppressions by the military butchers.

The military junta could only terrorize our country but they can't rule. They could shoot, kill and arrest our young heroes called “Spring flowers” but they can't avoid Burma's Spring.

В пандемию существует вакцина, которая может защитить пациентов, но нет вакцины, которая защитила бы безоружное население от случайных выстрелов, пыток, появления мёртвых тел, которые присылают семьям на следующее утро после ареста и жестоких издевательств военных палачей.

Военная хунта может лишь терроризировать страну, но не управлять ею. Они могут стрелять, убивать и арестовывать нашу героическую молодёжь («Цветочная забастовка»), но не смогут избежать «Весенней революции».

Запись всего вебинара:

Перевод: Анастасия Максименкова

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо