Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Спустя 50 лет после смерти Франко ультраправые могут прийти к власти в Мадриде

Сантьяго Абаскаль, президент Vox, 2019 год. Flickr (CC BY-SA 2.0)

К 4 мая ультраправая партия Vox может получить места в правительстве автономного сообщества Мадрид, столичного региона Испании. Партия набирает силу в стране с 2018 года благодаря шовинистской, евроскептичной и ксенофобной риторике. Сегодня, спустя почти пять десятилетий с момента смерти Франсиско Франко, крайне правые в Испании снова получили шанс оказаться у власти.

Vox стала значимой политической силой в Испании. На данный момент партия имеет 15 процентов мест в парламенте. На её поддержку опираются местные органы власти в нескольких регионах страны. В провинции Мадрид партия может сформировать коалиционное правительство совместно с консерваторами, что будет обладать большим символизмом.

С 2019 года в правительство автономного сообщества Мадрид входят консервативная Народная партия (НП) и партия «Граждане» с менее определённой позицией, которая изначально позиционировала себя как социал-демократическая, но впоследствии стала правоцентристской (постоянством, однако, отличается позиция партии против независимости Каталонии). Однако с 2019 года «Граждане» медленно таяли, будто сахарный кубик, и глава правительства Мадрида Исабель Диас Аюсо (НП) назначила на 4 мая внеочередные парламентские выборы и исключила членов партии из своей администрации. Она уверена, что НП получит голоса сторонников «Граждан». Тем не менее, вероятно, что Vox сохранит свою долю и НП придётся заручится её поддержкой для формирования правительства. Таким образом, Vox может стать частью новой коалиции в парламенте Мадрида.

Первым успехом Vox стали выборы в Андалусии в декабре 2018 года, на которых она набрала 11% голосов. Спустя год, на всеобщих выборах в ноябре 2019 года, Vox получила 3,6 миллиона голосов и 52 депутатских мандата, став третьей по представительству партией в парламенте.

Vox — это ответ на попытку Каталонии обрести независимость?

Практически незаметный двумя годами ранее, ультраправый популизм неожиданно нашёл отклик у испанцев, недовольных политической ситуацией в Каталонии, где за последние 10 лет произошёл подъём сепаратистских настроений. На неофициальном референдуме в октябре 2017 года два миллиона каталонцев выразили желание создать независимое государство; теперь одни лидеры сепаратистской кампании находятся за решёткой за призывы к мятежу, а другие бежали из страны.

Многие испанцы за пределами Каталонии считают, что испанское правительство не смогло контролировать ситуацию и/или было слишком снисходительно по отношению к каталонским властям, особенно перед плебисцитом. Их критика в основном была направлена в сторону двух главных партий и их лидеров — Мариано Рахоя (НП), премьер-министра Испании до 1 июня 2018 года, и Педро Санчеса (ИСРП), сменившего его на этом посту. Vox появилась на политической арене из-за неудовлетворённости действиями этих партий во время кризиса, и некоторые люди нашли отражение своих настроений в шовинистской повестке Vox.

В то время как Каталония периодически оказывается будто бы на грани отделения от Испании, рецентрализация, судя по всему, набирает обороты в других частях страны. Согласно данным государственного Центра социологических исследований [исп], в декабре 2018 года 3 из 10 испанцев хотели полной централизации системы управления или уменьшения власти регионов. Vox получила много сторонников среди приверженцев этих взглядов, а также среди каталонцев, выступающих против независимости их региона. На выборах в Каталонии в феврале 2021 года за Vox проголосовали 7,7% избирателей, что сделало её четвёртой по числу мандатов партией в каталонском парламенте.

Идеология ностальгии, национализма и ксенофобии

Хотя ситуация в Каталонии послужила катализатором популярности Vox, её сторонников объединяет намного больше. Vox — это ностальгия по воображаемому славному прошлому Испании, отвержение феминизма и так называемой культуры «социальной справедливости», евроскептицизм, негативное отношение к мигрантам и любовь к корриде. Социально-экономическая политика Vox целенаправленно очень размыта, с большой долей национализма («испанцы в первую очередь») и неолиберальной поддержкой слабого правительственного регулирования.

До сих пор влиятельные представители испанского правого крыла говорят о почти восьми веках (711-1492 гг.) совместного существования мавританских и христианских королевств как об «отвоевании» земель последними у первых. Во время кампании 2019 года Vox и НП соревновались в том, кто больше раз произнесёт слово «Реконкиста» на предвыборных мероприятиях в Астуриасе на севере и в Андалусии на юге — в двух регионах, где упомянутое отвоевание началось и закончилось соответственно.

Vox не высказывает явной приверженности идеям франкизма, но лидеры партии, говоря о Франко, используют исключительно слово «генерал» и никогда «диктатор». Также они выступают против всех попыток увековечивания памяти, потому что, по их мнению, историческая память противоречит духу примирения после правления Франко. В 1936 году, заручившись поддержкой Гитлера и Муссолини, Франко совершил государственный переворот против демократического правительства и установил авторитарный режим, просуществовавший до 1975 года. Во время гражданской войны 1936-1939 годов погибло полмиллиона человек, из которых 200 000 были казнены в тылу.

Хотя представители Vox настаивают на том, что испанцам пора прекратить вспоминать о гражданской войне и франкизме, они сами постоянно критикуют левых политиков 1930-х годов. Они обожают вспоминать в негативном ключе «Тринадцать роз» [анг], группу молодых девушек-коммунисток и социалисток, расстрелянных в Мадриде в 1939 году после окончания гражданской войны. В октябре 2020 года лидер Vox Сантьяго Абаскаль заявил [анг] во время выступления в испанском парламенте, что левая коалиция ИСРП и «Подемос» стала худшим правительством за последние 80 лет, что означает, что в его представлении это демократически избранное правительство было хуже, чем диктатура Франко.

До недавнего времени Испания и Португалия оставались одними из немногих стран Европы, где ультраправые не получали значимого числа голосв на выборах. После президентских выборов в Португалии [анг], прошедших в прошлом январе, Пиренеи перестали быть исключением.

Ультраправые настроения не новы для испанской политической арены, и, судя по всему, они будут актуальны ещё долгое время. Vox может войти в правительство провинции Мадрид в ближайшие недели, и, даже если она не получит исполнительной власти, политическое будущее Мадрида будет зависеть от неё.

Колдо Касла — лектор факультета права и Центра по правам человека Эссекского университета, Великобритания. Сейчас он пишет книгу об испанской политике.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо